Все записи
22:38  /  8.02.18

524просмотра

Александр Чернецкий: “Футбол по воскресеньям”

+T -
Поделиться:

Для начала нужно объясниться - каждый журналист мечтает написать книгу, обычно не имеюшую ничего общего с литературой. Есть такая и у меня. В ней два героя - Миша и Соловей. Когда-то Мишане проломили голову арматурой и он долгое время жил в своем мире, почти никого не узнавал. Хотя, нет, узнавал, Соловья, но не более пяти минут. Соловью очень не хватало разговоров с другом детства и юности и поэтому он решил написать большое письмо, где подробно рассказывает о современном мире и иногда вспоминает события прошлого. Собственно, каждая глава и начинается с фрагмента этого письма...  

Если кто-то и дочитает до этих строк, Миша, то увидев в названии главы слово “футбол”, воскликнет: ура, следующий рассказ о спорте, а не про бухло и наркотики! Хрен им, в футбол мы, конечно, все играли, некоторые даже почти профессионально, но когда появились гитары и девочки, “кожаный шарик” уступил место  "кожаному шприцу”. С другой стороны, про современный российский футбол тебе нужно рассказать. Хотя, как можно рассказывать о том, чего нет? Ты не поверишь, в РФ собираются проводить Чемпионат мира, а играть за сборную некому! Зарплаты у футболистов все больше, а футбола все меньше. Короче, сборная СССР против Голландии в 1988 году на Чемпионате Европы - это до сих пор лучший матч отечественных футболистов. Рац тогда забил с левого фланга, помнишь? Как-то мне довелось пообщаться с еще одним героем той сборной - Ринатом Дасаевым, и ты знаешь, у меня сложилось впечатление, что он бухал не просыхая побольше нашего. Нелегка жизнь после карьеры, проще говоря, жопа. Но, про одного бывшего футболиста я тебе расскажу. Это Александр Чернецкий, группа “Разные люди”, где еще играл Сергей Чиграков, более известный под прозвищем Чиж…

Соловей и Яроцкий ехали из Москвы в Питер. Что может быть лучше? Трасса Е-95, или как она там сейчас называется? Тверь, Новгород, какой-то Волочек... Короче, как Радищев, только наоборот - задача у съемочной группы была проще, чем у писателя-правдоруба. Они, замечу, исключительно по своей инициативе, хотели снять документальный фильм про Александра Чернецкого, музыканта и человека.

— Яроцкий — обратился Соловей к другу, — ты как бывший житель Питера, скажи, в чем загадка этого города?

— К вечеру, когда мы приедем и устроимся, мы однозначно выпьем. А утром пойдем за пивом. Я буду общаться с продавщицей. Ты послушаешь этот диалог и все поймешь.

Слова Яроцкого оказались пророческими только наполовину. То есть, пьянка, в честь прибытия в город трех революций, действительно состоялась. Проблемы возникли утром, во время похода в магазин.

— Ты пойми — говорил Яроцкий, — Питер культурный и образованный. Здесь даже пиво нужно покупать интеллигентно. “Балтику” в Питере никто не пьет - западло. Ссать в парадной - это норма, а вот “Балтику” пить нормальный человек никогда не будет.    

Под эти слова друзья зашли в типичный питерский магазинчик, где-то в центре города. Яроцкий подошел к прилавку и… превратился в питерского интеллигента.

— Барышня — сказал он — будьте любезны, нам две бутылочки пива “Степан Разин”. И, если вас не затруднит, пару пачек красной “Явы” белого цвета. Также попрошу вас, вышеобозначенное пиво открыть. Нам это сделать будет крайне затруднительно.

— Слышь, придурок — отозвалась продавщица, — у меня здесь не ресторан и выебываться не обязательно. Можно и нормально попросить.

Друзья вышли на улицу, быстро нашли какой-то “колодец”. Выпили молча пиво и только после этого Соловей спросил:

— Яроцкий - это была типичная представительница питерской интеллигенции?

— Да пошел ты на хер! — отозвался не менее удрученный оператор, пардон, режиссер.

Дальнейшие события были менее смешные, но с таким же непредсказуемым финалом. Весь день друзья провели в компании Саши Чернецкого и его жены Инны. Снимали большое интервью у них дома. Потом ездили в клинику, где Александра консультировал врач. Вечер застал всю компанию на благотворительном концерте в помощь детям-инвалидам.

Чем больше Соловей общался с Чернецким, тем больше чувствовал себя ущербным. Как этот человек умудряется ходить? Как он вообще живет с таким диагнозом? Откуда в нем столько сил и упорства? “Я, говорил себе Соловей, сдаюсь при меньших трудностях, я нытик и мудак. Странно, а ведь мне не нужно так бороться за жизнь”.

После благотворительного концерта Чернецкие снова пригласили к себе домой, чтобы несколько скрасить тяжелый рабочий день. На столе появилась водка и замечательная снедь из Харькова, от Сашиной мамы. Выпили, закусили:

— Саша  — спросил Яроцкий — как тебе удается притягивать к себе таких классных музыкантов? Худой, Миша Нефедов, Вадик Курылев - они же лучшие в своем деле!

— Не знаю, наверное, дружбой и свободой.

— А Чиж? Ходили слухи, что он тебя предал. Бросил в Харькове, прикованного к кровати.

— Серьезно? Тогда почему мы до сих пор дружим? Серега никого не бросал и не предавал. Он друг, каких мало. Завтра придет, сами убедитесь.

Дальнейший вечер прошел в разговорах о музыке, стране, любви. В какой-то момент в руках Чернецкого оказалась гитара. Он спел несколько новых песен, как всегда трогательных и надрывных.

К тому времени Соловей уже достаточно выпил и решил ответить “классику” песнями собственного сочинения. Из наследия “вечной молодости”, непризнанный гений русского рока выбрал “Белую Зарю”, все-таки дело происходило в Питере, и странную миниатюру под названием “Запой”. Видимо, в голове мелькнула мысль, что “питерские гастроли” кончаться именно этим.

На задворках старых улиц
Мы живем мой друг
В это утро мы проснулись
А в глазах испуг
Надо, надо похмелиться
Голова болит
Это ж нужно так напиться
Пиво, водка, спирт!
Ой, йой, к нам пришел запой
Ой, йой, долгий какой...
Где же ты, моя подруга?
Жду тебя к себе
Вытащи меня из круга
Я тону в вине
Сколько может продолжаться
Пьянка до утра?
Надо, надо удержаться
Нет, еще одна!
Ой, йой, к нам пришел запой
Ой, йой, нудный какой...
Я плевать хотел на разум
Нет его давно
Напиваться так уж сразу
Сразу и в говно
Мы не знаем середины
К черту, пустяки
Корешка здесь именины
Ты еще неси!
Ой, йой, к нам пришел запой
Ой, йой, наглый какой...

Во время исполнения “Запоя” Соловей бил по струнам так, как-будто играл в последний раз. Хорошо, что Яроцкий помнил, до какого часа работает метро.

На следующее утро утомленные документалисты вернулись в квартиру Чернецких, чтобы пообщаться с Сергеем Николаевичем Чиграковым. Чиж явился бодрым, в косухе и кожаных штанах. В руках он держал букет цветов и торт.

— Саша!

— Серега!

Друзья обнялись. Дальше была неспешная беседа о погоде и прочих неприятностях. В какой-то момент Чернецкий достал из чехла “вчерашнюю” гитару, на которой Соловей чуть не порвал струны.

— Вот — сказал он — протягивая инструмент Чижу — поклонники подарили.

Чиж “обнял” гитару как родную и заиграл какой-то блюз. Пять минут спустя он спросил:

— Саша, а ты понял что тебе подарили?

— Хорошую гитару.

— Насколько я знаю, таких красавиц в России только две. И стоит она несколько тысяч американских рублей.

В этот момент у Соловья похолодел позвоночник. В принципе, он чувствовал себя состоявшимся музыкантом, который показал свои песни самому Александру Чернецкому, но с другой стороны, если бы он знал, на какой гитаре играет, “Запой” не был бы таким убедительным. Хотя, наверное приятно порвать струны у гитары ценой в пять тысяч долларов.

Кстати, документальный фильм “Футбол по воскресеньям”, про Александра Чернецкого, вы всегда можете посмотреть на ютубе. Чиж в кожаных штанах и косухе в него тоже вошел. Правда не так глобально, как планировалось изначально. И, конечно, нужно сказать, что этот фильм заслуга самого режиссера и его жены Татьяны, Соловей в сознании финальной версии участия не принимал.

Из книги Саввы Раводина “Коридорные дети”

P.S. Яроцкий, если ты увидишь эту публикацию, или тебе кто-то о ней расскажет, позвони другу, не будь занудой:)