Все записи
МОЙ ВЫБОР 10:34  /  24.12.20

5065просмотров

«Я мечтаю о феодальном строе».
Интервью с Дмитрием Спиридоновым

+T -
Поделиться:

Сооснователь и генеральный директор компании CloudPayments Дмитрий Спиридонов известен своими яркими костюмами и дерзкими выходками. Его даже называют «русским Ричардом Брэнсоном». В 2017 году основную долю в компании приобрел не менее дерзкий Олег Тиньков. Дмитрий стал одним из советников банка, и, кажется, немного остепенился. Неприличный, но энергичный лозунг, с которым Дмитрий ворвался в банковскую отрасль, заменил на #рвемшаблоны и, стал евангелистом #рашндрим — русской мечты, новой идеологии, наподобие американской. Он часто выступает на мероприятиях для молодых предпринимателей и инноваторов, а в этом году вошел в ежегодный рейтинг ТОП-1000 российских менеджеров по версии газеты «КоммерсантЪ» и стал обладателем премии «Время инноваций-2020». О мышлении миллионера, холостяцкой жизни, выигрышах в лотерею, детстве, лени и покорении столицы — в этом интервью.

https://www.facebook.com/spiridon0v

— Дмитрий, скоро Новый год, а какое начало года тебе запомнилось больше всего?

— Первый Новый год в столице это — бутылка водки и литр банки красной икры, присланный заботливой мамой. И все. Даже намазать не на что было зернистую. 1 января я проснулся с мыслью, что стал бомжом. Я рыдал, мол, все вокруг были правы, а я — никто. Таких талантливых в этой Москве — большая тележка. И решил, что буду мстить. Кому? Но оказалось, что некому. И тогда я вернулся от кутежа под впечатлением от Moscow never sleep, когда слил все деньги по клубам, к своему первоначальному плану. 

— А был план? 

— Вообще да. Но он чуть не провалился из-за провинциального разгуляйства. Итак, уже учась в МГУ, я отправился на курсы исправлять свой сибирский говор. За январь полностью перенастроил свой речевой аппарат. Выучил, как составлять резюме, проходить интервью, и начал практиковаться. В родной Чите я был коммерческим директором, но карьеру в Москве начал с менеджера. Это сознательный шаг, чтобы узнать, как конъюнктура московская живет, и понимать, какие схемы применяет здесь среднее звено, чтобы с точки зрения риск-менеджмента меня на моем будущем руководящем посту не подставили. Освоил это за четыре месяца. Возобновил походы на все интервью и часто достигал успеха, мог стать руководителем, коммерческим директором, были хорошие офферы. Но я отвечал: не приду. Продолжал занимать деньги у друзей. Пока однажды не пришел в «РБК Мани».

Проанализировав перспективы, я столько денег там увидел, такие технологии, что на кураже прошел интервью, устроился туда, дорос до коммерческого директора, через три года уволился и создал компанию CloudPayments.

— И теперь мы можем поговорить о мышлении миллионера, вернее, конкретно, о твоем…

— Понимаешь, нет конкретной схемы. Но есть постоянное саморазвитие, анализ, некоторая доля нахальства и смелость. А как таковое мышление у меня претерпевало каждый год какую-то трансформацию. Любой застой и любая стабильность — это плохо. Я не знаю, почему все говорят, что лучше зажить стабильно. Нет! Что вниз, что вверх — это всегда открытые возможности и рост. Лично для меня ежегодная отправная точка — мой день рождения: всегда делаю выводы, куда мне нужно идти. 

На заре карьеры мой формат мышления был «Лень — двигатель прогресса». У меня была первая работа, когда я в институте учился, получал губернаторскую стипендию и по полдня трудился в компьютерном салоне. За 1 тысячу рублей в месяц я протирал витрины и развешивал ценники. И думал: «Блин, какая стремная работа». 

Потом я увидел, что менеджер работает намного меньше, а зарплата его больше. Продвинулся на менеджера, сел за кассу, потом надо управляющим садиться, затем должность экономиста в читинском «Сибирь-телекоме», начальник отдела продаж в «Почте России», коммерческий директор у крупнейшего предпринимателя с 10 гипермаркетами электроники и бытовой техники. И вот весь этот путь доказал — моя потенциальная лень продвинула меня, открыла талант продажника: я хотел меньше работать и больше зарабатывать. 

И вот сейчас сижу и прихожу к тому, что самая моя счастливая и беззаботная работа была — это продавец, который протирал витрины. Мне этой тысячи хватало на все абсолютно.

А потом Москва.

И, если говорить про стиль мышления, то он просто модифицировался, то есть начинали с двигателя на пару, на угле, а продолжили адронным коллайдером. Хотя в плане эмоционального интеллекта ничего не изменилось: ты добрый, упертый, любишь разные вещи, любишь людей, ценишь их, даешь им до последнего шанс, не держишь зла, всех прощаешь, даже тех, кто тебе делает нехорошо. 

А вот стиль мышления в плане принятия управленческих решений — вот здесь изменения налицо. В начале моего бизнеса кидался и в воду, и в огонь, и медных труб не боялся. Многое на авось было, и я, слава богу, выигрывал. Сейчас при прочих равных условиях у меня должны быть продуманные до мелочей варианты не только «А» и «Б», но и «В» на всякий случай.

— А слышал: хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах?

— Конечно, слышал. Всегда что-то идет не так, и к этому нужно быть готовым. Вот простой пример. Есть мама и папа, но они не муж и жена, и вот рождается у них ребенок. Жениться, конечно же, никто не собирается. И вот тут тот самый пресловутый кирпич, который внезапно падает с неба. Или даже два кирпича. И что потом? Ребенок же элементарно задолбается с наследством, черные риэлторы налетят и т. д. Вопрос в том, что это можно было предусмотреть.

Как? — спросите вы. Я заранее знаю, что делать, если вдруг кирпич. Юридически все заключить, просчитать по максимуму риски, чтобы у тебя все было под ключ. Допустим, я не хочу со своей должности уходить, а кирпич тот же самый упал мне на голову, и я умер. Моя компания загнется, потому что я завязал все процессы на себе? Нет, я этого не хочу. Я эти вещи заранее проговариваю: если со мной что-то случится, у нас сценарий вот такой, такой и такой. Я приучил народ, и это нормально — так планировать. 

Любые богатые семьи в Америке, на стыке американской мечты, почему они нерушимы? Даже на ядерную войну у них есть план действий. Мы, к сожалению, на молекулярном уровне паникеры. Пока петух не клюнет, мы не побежим. А когда наступает момент, то у нас стресс, паника, и как раз пока мы выйдем из этих состояний — самое ценное время упущено. Но когда ты его отработал заранее, уже реакция даже другая будет, и у тебя еще есть план. Даже два. 

— Добей всех и скажи, что у тебя исключительно мышление миллионера и никаких страхов.

— Отчего же. Есть, и не один. У меня было счастливое детство, но я не хотел бы вновь оказаться в условиях, в которых мы жили. Точно не скажу, комплекс это, или незавершенный гештальт, или страх коммунальной квартиры и нищеты. Но я не скрою, что буду делать все, пока я жив, для того, чтобы не испытывать никаких трудностей в потреблении. Меня оно устраивает. Я не говорю, что мне надо покупать какие-то самолеты и пароходы…

Еще один мой большой страх — деградация. Вот я предприниматель, глава компании. Казалось бы… А я встаю в 5.40, в 7 я уже на работе. Сейчас ухожу пораньше, в 21-22 часа, а не в 23-24. Не потому что я не умею делегировать, а потому что мне это, во-первых, нравится, во-вторых, я немного боюсь того, что все эти из поколения X переплюнут меня. Типа, «перерасти своего сенсея и убей», овладей всем его мастерством и т.д. 

Был страх смерти после ухода мамы четыре года назад. Но я решил эту проблему. Не стесняясь, сходил к психологу, и мы с ней отработали за три сеанса. Была такая интересная методика: она задавала вопросы, через них мы подошли к концу. И вдруг я просыпаюсь — и отпустило… Все, я взрослый мужчина, до свидания.

Надо жить в этой реальности, и ясно, что я всегда маму буду помнить и боготворить, и говорить огромное спасибо.

— Мама будущего миллионера — какая она была?

— Как все мамы: молодая, красивая, любящая. Меня и, наверное, моего отца, которого я никогда не знал. Мы жили бедно, в коммуналке. И не от хорошей жизни я жил с понедельника по субботу в специализированном детском садике. И вот мы идем в него по цветущей длинной аллее возле Машзавода, мне года четыре, и я капризничаю и слышу: «Сыночка, ты знаешь, я думаю, что ты у меня самый талантливый. Когда вырастешь, тебя ждет что-то лучшее, и ты всегда к нему стремись. Я не смогла — ты сможешь. Уезжай, уезжай, посмотри мир…»

Это была некая программа, за что я маме очень благодарен. Она научила меня двум вещам: множить доброту и говорить правду, потому что это самое сильнейшее оружие. Когда у тебя скелетов нет, тебя никто никогда не скомпрометирует, на тебя тузов никаких не будет.

Меня мама однажды научила после сильного конфликта: распиши по квадратикам целый лист, отметь, сколько ты хочешь прожить, а потом зачеркни, сколько мы потратили времени на то, где ты ссорился с мамой, с братом, нервничал, конфликтовал. И понимаешь, что мы сами себя обесцениваем, всю нашу жизнь. Зачем будем сейчас ссориться? Да пофиг, иногда просто человек такой, и ты его не поменяешь никогда, и просто надо найти мудрости смириться с этим. Когда ты делаешь комфортно ему, вместо конфликта, там уже мультипликатор возврата этих дивидендов не один к двум, а один к десяти, не меньше.

Оглядываясь вокруг, я вижу важную проблему: отсутствие бытовой благодарности. Мы забыли, что нужно говорить «спасибо», нужно здороваться. Ну, например, сын пьет чай, а ты замечаешь, что он маме даже спасибо не говорит, потому что он привык. Мы должны благодарить! Кто-то что-то сделал — скажи «спасибо». Так мир станет немножечко добрее, хотя бы выйдет из цепи стресса.

— А тема отца? Больно?

— Нет. Я своего отца никогда не знал. В истории, которую мама мне рассказывала, была большая любовь, и вроде как он меня видел только один раз, когда мне было две недели отроду.

Мужчину в нашей семье заменил я. Умею ремонтировать розетки, менять прокладки на кранах. У меня руки-то из правильного места растут.

И сейчас мне вообще фиолетово. Я считаю, что, если я не представляю никакой ценности для этого человека, и он не пытался найти меня, я-то что буду навязываться? У него наверняка другая семья. Потом, вдруг, он там испытывает резко какие-то трудности, подаст на меня на алименты, а я его содержи что ли? Зачем мне это надо?

Ты знаешь, я себя ставил на место отца — я бы не смог так поступить. Если бы даже у меня была самая ужасная женщина, которая бы выносила мне мозг, я бы ради ребенка приносил себя самого в жертву, жил бы и мучился ради него, но вида не подавал. Потому что это ответственность, это твое продолжение, и пусть он будет счастлив, ведь ребенок ни в чем не виноват, он не выбирал, рождаться ему или нет. Это осознанное решение, поэтому этот крест надо нести. Я бы не смог вот так бросить.

Я могу только начать с себя и как-то исправить уже на своих детях. У нас другой жизни больше не будет, ты понимаешь? 

— Вот сейчас девушки прочитают и еще больше активизируются. У них есть шансы? 

— Слушай, шансы всегда есть, но все не сразу, потому что пока… 

Детей хочу, как минимум, пятерых. Я считаю, что семья должна быть большая. Вообще, дети — это наша лучшая инвестиция. Квартира, недвижимость, активы, акции не дадут в этой жизни всего. Если правильно проинвестируешь — и это не кощунственное слово, — образование дать, научить любить, уважать, помнить своих предков, приучить к институту семьи, к ценностям, к которым ты приучен, то думаю, что в конце твои дети будут тобой гордиться и будут тебя поддерживать и любить. И это самое главное.

— Комплексы из детства остались?

— Конечно. У меня фетиш на обувь. А это через детские травмы, когда тебе покупают, как у Рональда Макдональда, обувь на три размера на вырост. Сейчас у меня 120 пар и отдельная для них гардеробная. Люблю красиво один раз ее надеть, и потом она отдыхает месяц аккуратненько. Если взять талантливых предпринимателей и задать всем правильный психологический вопрос под вискарик, поймешь, что реально часть их вещей в потреблении — детские травмы, незавершенные гештальты. Это надо изучать и разбираться в себе. Не говорю, что это плохо или хорошо. Некоторые вещи надо купировать, некоторые — решать.

— Злые языки поговаривают, что у тебя не очень с географией?

— Это называется «топографический кретинизм». Однажды я решил пройти генетический тест, чтобы все понимать про свою наследственность и риски. Когда я с датчиками на голове проходил процедуру, где мне показывали картинки, звуковые эффекты, и я отвечал на вопросы, мне резюмировали: Дмитрий, вижу, что вы талантливый, но вы сойдете с ума в 53-54 года. Я возмутился: в смысле? Что это за клише? Отвечают: «Вы активно используете свой мозг, изнашиваете ресурс в два раза быстрее. И у вас необычная вещь: работают и левое, и правое полушария». И дальше пошел рассказ про когнитивно-диссонансное расстройство. В том числе вопросы с географией. Но это правда, спроси меня, Мордовия — это Россия или нет, или куда ехать, в Шереметьево или Домодедово… Я не замечаю, к сожалению, этого, поэтому для таких, как может показаться, простых или даже тупых вещей мне необходима специальная персональная система. Иначе я с этим просто не справлюсь. Но это мелочи для меня.

— Тебя, даже не зная, кто ты, невозможно не заметить. Яркие костюмы это что, тоже комплекс или уже сознательный стиль?

— Стиль это или формат мышления… Меня всегда интересовало: почему толпа бежит в определенном направлении? Так заведено, привычка, нет желания меняться? И даже если это будет самое правильное направление, я не хочу так, как все: я перелезу через забор, залезу через форточку, но это будет мое индивидуальное принятое решение. Вот это нормально для меня, так я буду счастлив. Я не хочу, как все, одеваться в серое пальто, пусть оно будет красное, даже если оно мне не идет. Не хочу, мне это надоело еще в совке. 

— Во что вы веришь? Добро, благодарность, деятельность, а еще?

— Я не сильно верю в какие-то знаки, я верю только в энергетику. Верю в то, что, живя праведной жизнью (речь не о религии), как добрый человек, я множу. У меня паранойя до такой степени, что я не наступаю на муравьев, я никогда не сломаю деревце, не подниму на животное руку. И как показывает практика, эта энергетика возвращается в удаче, успехе, людях. Более того, я выигрываю в лотереи. Были случаи — полтора миллиона, 200 тысяч, в этом году 100 тысяч выиграл на кассе и т.д., выиграл поездку в Тайланд. Понимаешь, мне постоянно везет.

И когда меня с удивлением спрашивают, чего это я, долларовый миллионер, и остаюсь открытым, со всеми встречаюсь и порой выслушиваю тупые идеи, — это как раз и работает эта энергетика. Я себе вот так тру по груди, а в груди находится душа, и если я в гармонии со своей душой, нравится кому-то или нет, сам себе скажу спасибо потом.

— Принципы Спиридонова?

* На первом месте у меня всегда всегда будет бизнес, предпринимательство, мое дело и мои профессиональные темы. Отчасти от этого распалась моя семья.

* Я одним выстрелом убиваю трех зайцев, чтоб над костром и рукавички, и лапки, и мяско… То есть лень — двигатель прогресса вот в этой парадигме лежит.

* Люди — главный актив. Нужно всегда инвестировать в человеческий ресурс и не бояться, что кто-то тебе не вернет дивиденды. 9 из 10 возвращают.

* Упертость и трудолюбие.

* Я не из тех мужчин, которые при расставании скажут: «Вот, ничего не дам!»

* Чтобы подняться наверх, нужно упасть на самое дно. Но я представляю, что я не просто на дне, а это дно валится в другое дно. И тогда что мне нужно сделать, чтобы  не оказаться в нуле? Нужно долететь до конца. Ничего страшного! Коленочки отряхнул, встал, полез дальше вылезать. Но это уже идет сквозь призму возраста, опыта, ну и просто неубиваемости.

— Новый год на носу. О чем ты мечтаешь?

— Знаешь, я еще ни разу в этой компании не распределил дивиденды. Все в годовые бонусы, развитие, реинвестирование и т.д. Вот такой надо подход делать. Ну, что я, в могилу заберу эти деньги или что? 

Хочется какой-то след оставить. Для меня самая большая мечта — феодальный такой строй. Не удивляйся. Имею в виду вот что: когда ты создаешь такую экосистему, что если человек талантливый, то приезжай, вот у меня стоит целый дом с квартирами, бери, пока ты работаешь в этой компании, можешь жить. Жену или мужа зови. Вот тебе детсад, если вы детей родите, а потом, когда вы уже в 100 лет умрете, и у вас сын подрос, у него образование — так вот ему рабочее место вместо вас. Передайте ему все свои бонусы и т.д. Вот такая тема.

Мечтаю, чтобы люди не существовали, а жили. Чтобы они могли себе позволить все хорошее. В Америке же как? Ты с пяти лет знаешь, что такое американская мечта. А я решил, что буду пропагандировать русскую мечту, что любой человек — талантлив. И может добиться всего, чего захочет! Начал я сам с себя. Я уже запрещаю набирать народ столичный, говорю: «Давайте шанс Хабаровску, Новосибирску. Там есть талантливые ребята-программисты, берите их там». Мы их берем, и они оправдывают наши надежды, и они счастливы, что работают в многомиллиардной компании. Это же круто, это же энергетика!