Все записи
15:24  /  26.02.18

«Черная пурга» в Норильске

+T -
Поделиться:
Фото: Денис Кожевников/ТАСС
Фото: Денис Кожевников/ТАСС

Дарья Коростелева, выпускница «Школы блогеров», организованной проектом «Сноб» и медиакомпанией «Северный город», рассказывает о том, как она и ее бабушка встретились с «черной пургой»

Свою «черную пургу» я запомнила на всю жизнь. 2016 год, обычный мартовский день. Мне надо было на занятие в театральную студию. Когда я туда шла, ветер был не слишком сильный. Во время занятия за окном загудело, но я не обратила на это внимания, потому что для Норильска это обычное дело. В какой-то момент преподавательница позвала меня к телефону. Я посмотрела на мобильный и поняла, что сейчас мне влетит: десять пропущенных от мамы и семь от папы. Родители кричали, что я не доберусь до дома — объявлено штормовое предупреждение, такси не вызвать. Чуть успокоившись, папа сказал, чтобы я одевалась, он за мной придет.

Тогда я подумала: что за глупость? Мне уже 16, доберусь как-нибудь сама, уже не маленькая. Ребята, которые занимались со мной в студии, ушли, а я сидела и ждала отца. Он пришел и стал меня отчитывать. Я злилась: откуда я могла знать, что поднимется такой ветер? Да и я была уверена, что они с мамой преувеличивают масштабы трагедии.

Мой дом стоит в таком месте, где ветер всегда самый сильный в городе. Сначала мы с папой шли, хватаясь за фонарные столбы и дверные ручки магазинов. Но потом начался подъем и нам пришлось опуститься на колени — передвигаться вертикально было невозможно, ветер просто не давал сделать ни шагу, нас сдувало. При этом было впечатление, что на улице мы остались абсолютно одни — не было ни людей, ни машин. Обычный путь до дома, занимавший десять минут, затянулся минимум на полчаса.

«Наконец-то, закончилось», — подумала я, когда мы вошли в подъезд. Я ничего не видела: глаза залепило снегом, я не могла их открыть. До своего этажа мы добирались интуитивно. Около дверей нас ждала рассерженная мама, но, увидев нас в таком виде, она сказала: «Славу богу, что вы живы».

Рассказ Лидии Коростелевой:

В 1980-е во время «черной пурги» на Норильской ТЭЦ произошла авария. Весь город остался без тепла, а некоторые дома еще и без электричества. Окна заклеивали пленкой, чтобы хоть как-то согреться. На этажах выше второго не было воды — водопровод перемерзал. На детей надевали пуховики и укладывали спать под двумя одеялами. Включили электрические плиты, зажигали свечки. Некоторые люди хотели жечь на улицах старую мебель, чтобы хоть как-то обеспечить тепло. Магазины работали по два-три часа утром и вечером — купить можно было только молоко, хлеб и крупы. Тем, кому надо было на завод, ездили в колонне автобусов, а назад не возвращались по несколько дней: работали по две-три смены и ночевали на работе.

Как-то я пошла на почту, чтобы позвонить родственникам на «материк», рассказать о ситуации. Обратно еле добралась. Мне надо было перейти дорогу, но ветер был настолько сильный, что я не могла и шагу ступить. Схватилась за фонарный столб и ждала. Минут через десять, наконец, решилась перебежать дорогу, но ветер сбил с ног в самом начале пути, и дальше я просто катилась. Оглянулась — люди позади меня тоже упали и катились. Хорошо, что машины в такую погоду не ездили.

Та «черная пурга» продолжалась дней пять. Из-за аварии всех детей хотели увозить из города. Уже даже посчитали, сколько рейсов нужно, но до этого все же не дошло.