Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:12  /  3.04.18

1190просмотров

Бизнесмены в изгнании: три истории от первого лица

+T -
Поделиться:

Недаром в России существует поговорка: "Закон, что дышло - куда повернул, туда и вышло". Правовые нормы здесь составляются таким способом, чтобы соблюдать их полностью было невозможно, так как их суть можно трактовать в любую удобную сторону. Честный и прозрачный бизнес в России никому не нужен: чиновники утратят свою выгоду, государство не сможет держать неугодных на крючке, бизнесмены потеряют возможность оперативно решать возникающие вопросы. Поэтому открывая своё дело, стоит быть готовым ко всему! Чем более заметным ты становишься, тем большая вероятность проснуться в один не очень прекрасный день фигурантом уголовного дела.

Можно ли этого избежать, общаясь с правильными людьми и держа нос по ветру? Наверное, можно. Но сложность лавирования и цена ошибки будет такая же, как у канатаходца, балансирующего над пропастью. И есть ещё одно мастерство, необходимое каждому, кто решит потягаться с системой. Оно заключается в умении вовремя заметить момент, когда тебя всерьез взяли за горло и отпускать живым больше не собираются – фигурально, а в некоторых случаях даже и реально. Только какое-то развитое шестое чувство помогает уловить эту грань, где еще можно договориться и всё решить, а где нужно бросать всё и спасать свою жизнь и свободу.

Не так давно в интернете даже появился проект "Pokanepozdno", созданный мною и моими партнерами для того, чтобы помочь предпринимателям, которых незаконно преследуют на родине. В рамках этого проекта предпринимателям помогают с получением убежища в США, правовой защитой и другими необходимыми вопросами. Мы также хотим рассказать несколько историй о бизнесменах, вынужденно иммигрировавших за рубеж.

История Сергея Калужина начиналась радужно. Его компания "Сабидом" занималась строительством таунхаусов в Подмосковье. Первые посёлки были успешно построены и сданы в эксплуатацию. А вот со следующими проектами: "Белый город" и "Немецкая деревня" начались проблемы. Появилось противодействие со стороны чиновников. Возникли неожиданные проблемы с переводом сельскохозяйственных земель в пригодные для жилого строительства, подведением коммуникаций, на объект начали регулярно наведываться проверяющие органы. В определенный момент стройка практически встала.

Позже Сергей рассказывал, что его планы сразу пришлись руководству Москвы не по душе:

– Летом 2012 года в офис компании "Сабидом" поступила факсограмма, в которой говорилось, что на стройку жилого комплекса «Фестиваль» приедет правительственная комиссия в лице Сергея Собянина, Марата Хуснуллина, Владимира Жидкина, Феликса Баркаева. Комиссия посетила стройку в июле 2012 года. Встреча проходила на улице у макета жилого комплекса, встречу проводил Марат Хуснуллин. Он начал кричать, что мы строим жилье для бедных напротив будущего здания Совета Федерации России. Кричал, что снесёт все дома за наш счёт и никогда не даст работать на его земле.

Впрочем, чиновники готовы были закрыть глаза на такое соседство за определенную сумму денег. Конечно же, всё преподносилось, как добровольное участие в социальных проектах:

– Хуснуллин и Баркаев показали договор без реквизитов, в котором был указан только предмет договора, где говорилось о строительстве школы вблизи жилого комплекса «Фестиваль». Баркаев и Хуснуллин пообещали, что реквизиты будут Министерства Образования России, и что им требуется время, чтобы уладить этот вопрос. Мы встретились несколько раз на Воробьёвых горах с Баркаевым, на встрече он показал бумажку, на которой была написана сумма 106 млн рублей, после чего он её выкинул. Баркаев объяснял мне, что на строительном рынке, если хочешь работать, надо делиться с чиновниками, рекомендовал повысить цены на жильё, так как может не хватить денег. Я был в шоке от суммы, я не понимал методики расчёта этой суммы, я не видел конечного варианта договора и не мог подписать сырой договор.

Однако дело повернулось таким образом, что ни о каком Министерстве образования в конечном варианте договора речи не шло, а в деле появилась ЗАО «Масштаб», которая якобы являлась подрядчиком в строительстве обсуждаемой школы. На её счёт, в итоге, и перевел деньги «Сабидом». Но ни это, ни регулярно выплачиваемая дань в размере 5 миллионов, идущая на туманное "проведение праздников, покрытие асфальтом двора номер такого-то, закупку лавочек, закупку детских площадок и прочую социалку" не спасли компанию от краха, оставив без денег не только её собственников, но и москвичей, вложивших средства в строящиеся квартиры. Против Калужина и его компаньонов развернулась травля.

Она началась, ни много ни мало, с прямой линии Владимира Путина, когда одна из дольщиц попросила наказать мошенников, создавших строительную пирамиду, и укравших деньги. Президент пообещал разобраться, и после этого на фирму одно за другим начали заводиться уголовные дела, а в прессе появился ряд "разоблачающих" публикаций.

Доходило даже до довольно курьезных акций. Например, баннер с призывом покарать застройщика умудрились развернуть аж на Северном Полюсе. Сейчас партнёр Калужина, Алексей Кишенков, находится в тюрьме, а сам он вынужден был покинуть страну и попросить убежища в США.

Похожая история и у предпринимателя Дмитрия Посохина, также связанного со строительным бизнесом. В 2008 году фирма "ВолгаСтройМонтаж", в которой он был гендиректором, стала генеральным подрядчиком по возведению жилого комплекса "Белый Город" между Чебоксарами и Новочебоксарском. Этот проект должен был стать одним из крупнейших в Чувашии. Его общая стоимость оценивалась в 53,7 млрд рублей. Однако такой лакомый кусок привлекал много заинтересованных лиц, желающих завладеть таким выгодным контрактом. В 2008 году против Посохина начали заводиться многочисленные уголовные дела. Среди обвинений фигурировали статьи о растрате в особо крупных размерах, присвоении денежных средств, уклонении от уплаты налогов и невыплате заработной платы. По версии следствия, Дмитрий Посохин вместе с Максимом Филиппским, генеральным директором «Индустриально-строительного комбината», поставлявшего на стройку железобетонные изделия, вывели через подставную фирму, зарегистрированную в Тверской области, 128 млн. руб.

Заказной характер акции был понятен изначально, рассказывает Дмитрий:

– Целью возбуждения данных уголовных дел было уничтожить наш бизнес и его руководящий состав, чтобы устранить компанию с рынка. Начались обыски на предприятиях, моих коллег стали вызывать на допросы, арестовали расчетные счета в банках. Деятельность была полностью парализована. В тот период я до конца не мог поверить, что уголовные дела можно заводить абсолютно без доказательств, и не имея заявления от потерпевшей стороны. Было очевидно, что это заказное дело. Это было понятно по ответам, которые давались, а чаще не давались, а выглядели просто как отписки, когда мы жаловались на те или иные процессуальные ошибки. Следствие не стеснялось в ответах, понимая, что все наши жалобы будут отклонены в высших инстанциях.

Далее последовал арест. Отпустить Посохина на свободу суд согласился только под залог в размере 5 млн руб. Расчет был на то, что собрать такие деньги бизнесмен не успеет. На внесение залога было дано три дня, а заседание по вынесению этого решения состоялось в пятницу, накануне выходных. Однако расчет не сработал, и Дмитрий вышел на свободу. Дальше он действовал быстро и предпринял всё возможное, чтобы уехать из России:– Я уже был подсудимым. У меня была подписка о невыезде и залог в 5 миллионов. Отъезжая, я догадывался, что в отношении меня могут стоять "сторожкИ" на границе, и что при выезде меня могут задержать и изменить меру пресечения на арест. Я выбрал период, когда судья уходил в отпуск, и в судебном процессе был перерыв на два месяца. В это время меня бы вряд ли стали искать. Я попросил у судьи разрешение на выезд за границу и получил письменное разрешение, чтобы обезопасить себя. Если бы ко мне возникли вопросы, то я бы просто показал эту справку с печатью и подписью. Но к моему удивлению, меня никто не остановил. Я помню тот момент, когда мне поставили штамп в паспорте, и я понял, что свободен!

Транзитным пунктом Дмитрий выбрал Объединенные Арабские Эмираты, а после вылетел в США, где и проживает до сих пор.

И третья история – это рассказ обо мне. В своём родном Новороссийске я начинал с рекламного бизнеса. Открытое в 1995 году небольшое агентство из трех сотрудников за несколько лет превратилось в огромный рекламный холдинг, который распространял своё влияние на все средства массовой информации: ТВ, радио, газеты, журналы. Возглавляемая мною компания была официальным представителем на Кубани нескольких федеральных телеканалов: "Первый канал", "Россия", "НТВ" и "ТНТ".

Всё это время я активно поддерживал связи с администрацией города, и в 2007 году меня пригласили на должность начальника управления инвестиционного развития г. Новороссийска. Проработав там почти полгода, уволился, и открыл новый бизнес, на этот раз связанный со строительством. Мне удалось найти способ значительно удешевить стоимость возводимого жилья. Дома, которые строил его «Инвестиционный фонд Кубани», были малоэтажной застройкой, площадью менее 1500 кв м, а следовательно подпадали под нормы индивидуальной жилищной застройки и требовали куда меньше разрешений и согласований чем многоквартирный жилой дом. Это позволяло уменьшить количество взяток, которые брали за любой чих.

Стоимость квадратного метра в возводимых новостройках была в полтора-два раза ниже, чем у конкурентов. Естественно, это вызвало недовольство других участников рынка. На «Инвестиционный фонд Кубани» начало оказываться давление. Первой ласточкой стал иск мэрии с требованием снести построенные дома из-за несоблюдений правил пожарной техники безопасности. И конечно же, сразу возник чиновник, готовый "всё порешать" за скромное вознаграждение в 20 млн рублей. Я обратился в ОБЭП, и в ходе проведенной спецоперации чиновника задержали с поличным на получении взятки. Однако через три месяц его не только отпустили, но даже восстановили в должности. И с этого момента начались непрерывные проблемы. Помимо претензий к жилой застройке, меня также обвинили в хищении участка, на котором он собирался строить автостоянку. Узнав, что суд собирается выносить постановление об аресте, я спешно покинул страну:

– Дело было возбуждено, но мне не было предъявлено обвинение. Сотрудники моей безопасности мне сообщили, что следователь готовится подавать в суд постановление об аресте, и я выехал в Москву, откуда собирался покинуть Россию. Но меня вовремя предупредили, что в Шереметьево уже лежит факс о моем временном задержании, а потом бы суд уже вынес постановление, и меня бы этапировали в Новороссийск и посадили в СИЗО. Поэтому, по совету знающих людей, которые прогарантировали мне, что у Беларуси нет общей базы с Москвой, я на машине добрался до Минска и уже оттуда вылетел в Европу.

Теперь я не только живу в Соединённых Штатах, но и помогаю другим иммигрантам оформить вид на жительство в США, устроиться на новом месте и начать там новую жизнь. Отдельную большую область моей работы составляют политические мигранты, бегущие от преследования, на месте которых когда-то был и он сам. Среди клиентов не только россияне, но и граждане Украины, Беларуси, Казахстана и других стран СНГ. К сожалению, правовое поле наших стран не только не способствует развитию малого и среднего бизнеса, но даже не даёт предпринимателям в полной мере почувствовать себя в безопасности.