Все записи
04:12  /  22.05.19

713просмотров

Мертвый рендер. Часть 3/5

+T -
Поделиться:

Из серии "Детектив Рекс, поиск референсов и пропавших мпегов".

Начало: Часть 1 , Часть 2

 

Глава 6. Ночь со вторника на среду. Печеный картофель

 

Хельга не отвечала ни на звонки, ни на смски.

Рекс позвонил в студию, представился хозяином квартиры, и узнал адрес больницы. Ехать туда не хотелось, да и поздно уже. Детектив поужинал в Маяке, поспал в машине и в четыре часа ночи вырулил на Тверской бульвар.

Запарковавшись, Рекс перепрыгнул через гряду бурового снега, отделявшую тротуар от проезжей части и, поеживаясь от холода, потрусил на свет передвижного ларька «Крошки Картошки».

После нескольких крепких ударов в стену, выпустив облако пара, заиндевевшее стеклянное «забрало» ларька поднялось и Рекс увидел молодую заспанную цыганку с родимым пятном на щеке.

- Не страшно одной? – Рекс поднялся на цыпочки и заглянул за прилавок.

Цыганка то ли зевнула, то ли оскалилась, показав красивые золотые зубы, и надела рукавицу.

- А я люблю, когда страшно. Чего изволите, сударь?

- Столько швали ночью по городу таскается, – Рекс пожал плечами, рассматривая два ряда закусок в стальных ванночках, и постучал пальцем по меню. – Залезут, помнут твои картошки...

Цыганка пощупала рукавицей в печи, выхватила дымящийся ком фольги и ловко располосовала ножом.

- Не простое это дело, мои картошки мять. Можно обжечься. Сколько наполнителей?

- Один. Но большой.

- Большой не влезет.

- А мы постараемся.

Цыганка снова показала зубы, перегнулась через прилавок и выглянула наружу, внимательно осмотрев подходы к ларьку. Занесенный снегом бульвар был пуст.

- Здесь кушать будете? Или с собой?

От цыганки пахло теплом и сонной женщиной.

- Здесь. С тобой.

Цыганка рассмеялась, оттолкнула детектива, спряталась обратно и опустила стекло. Щелкнула задвижка.

Рекс поднялся по лесенке (качнулись рессоры), вошел в жарко натопленный вагончик и запер за собой дверь.

***

- Ничего похожего, на то, о чем ты говоришь... Точно. Я бы знала. – Цыганка задумчиво спустила шерстяные рейтузы и Рекс увидел на поджарых ягодицах знакомый клубок татуированных змей. –Никаких новых веществ на рынке... Да и нет такого препарата, чтоб разным людям одинаковый приход был – так не бывает.

- Тем не менее, сделай анализ?

Рекс протянул пакет.

- Сделаю. Но здесь что-то другое...

- Слушай, а может это правда привидение?.. Привидение бы меня устроило...

Картошечница пожала плечами, приподняла лоток с салатом и запихала под него пакет с баночками.

Рекс обнял её сзади и вцепился в твердые, как камешки, соски.

- Веришь в привидений?

Цыганка выгнулась змеей, ногтями царапая Рексу бока. Прилавок дрогнул, щипцы для масла звякнули о край ванночки.

- Где пропадал? Я тебя третью ночь жду.

Рекс сгреб в охапку и долго целовал картошечницу, проводя языком по драгоценным зубам, стараясь не прижаться ненароком к печке.

- Работы навалило...

- Кстати, о работе...

Цыганка пошарила в миске с пакетиками соуса, надорвала целлофан и протянула Рексу толстый и широкий, как рукав от телогрейки, презерватив.

- Э! – Рекс скорчил гримасу, – Я чист!

- Не капризничай.

- Я серьезно! Проверь, ты же умеешь!

- Куй железо...

- Проверь!

Цыганка вздохнула, выпрямилась и секунду пристально смотрела Рексу в глаза.

Рекс будет вспоминать потом этот взгляд и задним числом снова и снова пытаться отыскать в нем мгновение приобщения к тайне. Потом, ни слова не говоря, цыганка бросила презерватив в урну, развернулась и легла животом на прилавок с закусками. Татуированные змеи уставились на член Рекса маленькими злыми глазами.

Детектив машинально проверил телефон – уже три часа жена не звонила и не писала. «Спит». Рекс пожал плечами и вошел.

Поймав ритм рессор, детектив и картошечница принялись сосредоточенно раскачивать вагончик.

 

За окнами черные деревья, ломаясь и дрожа в обмерзших стеклах, упирались ветвями в небо. Блестящий, как соль, на землю сыпался снег. Ночная Москва свилась кольцами бульваров, крепко прижав зеленый вагончик к земле непривычной для города тишиной.

 

- А чего ты там все телефон мял? – Цыганка не повернула голову, но и по голосу было понятно, что она дразнится.

- Тебе какое дело. – Рекс вспотел, по позвоночнику пробежала горячая капля. Он бросил телефон, тот съехал в ведро с жареным луком.

- Ждешь звонка в четыре ночи?.. – Картошечница угодила локтем в сливочное масло.

- Прекрати, сбиваешь!..

- Я сначала подумала, ты решил видео снять...

- Заткнись, стерва!.. – Рекс намотал жесткую цыганскую гриву на кулак, картошечница хрипло засмеялась:

- Не отпускает она тебя...

- Стерва!..

Алюминиевые картошки катились под ноги, уголок прав потребителя осыпался грудой бумажных страниц.

- Ну, позвони ей, чего страдаешь?

- Убью тебя!..

- Позвони!..  Я постараюсь не орать...

- Убью тебя!.. Убью!..

- Давай!!.

- Стерва!..

 

***

Вагончик замер.

***

Тяжело дыша, цыганка поднялась с закусок и села на край витрины.

- Ты куда свои дела сделал?

Рекс всё-таки умудрился приложиться к печке и теперь щупал садневшее плечо.

- В крабов.

- В следующий раз делай в оливье. В крабах видно.

- Прости.

- Это точно не наркотики.

- Что?

- Это точно не наркотики. Это здесь. – Цыганка протянула руку и приложила холодную ладонь Рексу ко лбу.

- Откуда ты знаешь?

Цыганка подняла с пола ложку и принялась брезгливо перемешивать крабовый салат.

- Откуда ты знаешь?!

Рекс отнял у картошечницы ложку и развернул её к себе.

Золотые зубы тускло сверкнули в лучах неоновой лампы.

- Я видела... Я… видела это у тебя. Извини.

Одевались молча, не глядя друг на друга, как чужие.

Рекс отсчитал купюры и положил на стекло. Цыганка кивнула, не вынимая сигареты изо рта.

- Сделай анализ. – Рекс взвесил на руке приготовленную для него картошку.

- Тебе не долго искать твое привидение, милый. Оно само идет к тебе.

Рекс пожал плечами и взялся за ручку двери.

- Привет жене!

Цыганка сгребла купюры и заперла за ним дверь.

 

Глава 7. Среда. Ферст Ай Ди

 

Рекс вскочил так резко, что не удержался на кровати, рухнул на ледяной паркет, в ужасе ощупывая себя.

За окном только начало сереть, в свете уличного фонаря рябил мелкий снег.

«Приснилось?!..»

Вспыхнул ночник. Окно с комнатой поменялись – окно стало черным, а привычный интерьер залился скупым желтым светом.

«Будто из лица моего вылез!.. Всё кровью перемазал, что-то бубнил, какую-то хрень на компьютере печатал... Что он печатал?.. Пуповина эта... Во, бред!»

Детектив бросил взгляд на кровать – к счастью, жена не ночевала дома, её подушка лежала ровной и холодной, как кусок сливочного масла.

«Хоть её не испугал!..»

По нещадно скрипевшему паркету Рекс поковылял в душ, и уже оттуда, замирая от предчувствия, вернулся в комнату.

Лэптоп, вместо обычного места на столике, валялся на полу. Рекс открыл крышку. Поискал среди пестрых квадратиков и тыкнул в прямоугольничек вордовского документа.

«Восстановить из черновика?»

«Да.»

 «...Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч...»

Плотно прижав ладонь к физиономии, Рекс проскреб от лба до подбородка и поплелся обратно в душ.

 

***

 

«Трое. Предположим, я тоже.» – Прислонившись лбом к кафелю, Рекс пытался унять сердцебиение, –  «Кто еще?»

Кое-как вытершись и завернувшись в одеяло, Рекс перетащил компьютер на кухню, открыл Фейсбук и просеивал ленту, пока не заурчало в животе. Ничего.

«Вряд ли кто станет хвастаться галлюцинациями. Зайдем с другого конца.»

Рекс порылся в контактах и нашел телефон Морозовой.

- Ань, привет! Не спишь? – Рекс запоздало взглянул на часы.

- Какой спишь? Уж два часа на площадке!

- Дело есть. Подъеду?

- Смирновка, третий павильон... Администрация! У агентства до сих пор нет вай-фая, можно что-то с этим сделать?.. – и Морозова нажала отбой.

«Там и позавтракаю.»

Рекс вылез из одеяла, кое-как оделся, на всякий случай поминутно оглядываясь по сторонам, смс-нул жене по поводу доброго утра и побрел откапывать машину.

***

Съемки без буфета – как операция без наркоза.

Можно снимать без режиссера. Можно снимать без оператора. Бывают съемки без актеров, без декораций, без реквизита. Бывают съемки без клиентов, без бюджета, без света и постановщиков. Можно снимать без сценария, можно снимать без разрешения. Можно даже снимать без камеры. Но нет ничего горче и абсурдней, чем съемки без буфета.

С первых петухов и до последнего клиента в укромном уголке павильона, в походном шатре, в передвижном вагончике, на раскладных столиках, на пластиковых тарелочках, на кофрах из-под аппаратуры и на голой земле лечит душу и питает тело киношника скатерть-самобранка катеринга.

Поклонимся же в ноги труженикам буфета – в их руках судьба и нерв производства, аминь!

***

Стараясь не поддаваться обаянию сырников, сытно скворчащих на большой сковордке, Рекс кивнул знакомой буфетчице и принялся собирать бутерброд.

«Постановщики!.. Ставим папе метку и двигаем всю декорацию левее по кадру на две режиссерские ладони, что равняется примерно...» – Рекс живо представил, как где-то на площадке Морозова смотрит на свою ладонь, пытаясь прикинуть, сколько в ней сантиметров, – «... примерно сорока сантиметрам. Шутка. Тридцати восьми. Проверяем уровень сока и готовимся к дублю!..» – голос звучал из лежащей на столике рации.

Рекс дожевал бутерброд, выпил чаю, отыскал щель в черном занавесе, отбивающем паразитный свет из предбанника, и вышел на площадку.

Морозова как раз объявила перестановку и копалась в раскадровке, пытаясь понять, какая сцена будет сниматься через одну.

Специалисты поцеловались.

- Я быстро. Можешь на фейсбуке перепостить мою объяву? Буду должен.

- Давай. А про что там?

Рекс подсунул Морозовой ноут, та пробежала текст, сильно побледнела, прочла еще раз и неловко присела на стульчик.

- Стивен! – тревожно глядя на Рекса, Морозова включила микрофон громкой связи, – Стивен, куд ю, плис, шоу то зе гайз, вере пут эн овен?.. Мамочки,  я уж неделю его вижу!.. – Морозова выключила микрофон и обращалась теперь только к Рексу, – Первый раз чуть Кондратия не обняла. Потом подумала – от переутомления, черт с ним, отснимемся – схожу к врачу...

Иностранный режиссер (20.000 евро/съемочный день) вылез из-за монитора, торжественно прошел в декорацию и показал пальцем точку, где, по его мнению, в русской избе должна стоять русская печь.

- Фенк ю, Стивен!.. Ребята, ставим меточку!.. Сейчас нет, – Морозова снова выключила микрофон и тревожно оглянулась вокруг, – а с утра лазил под приборами, я все боялась – свалит на себя что-нибудь... Хотя, как он может?.. Или может?! – Морозова расширила глаза и взяла Рекса за руку.

Иностранный режиссер торжественно прошествовал на своё место.

- Ситуация сложная, но люди работают. – Успокоил Рекс. – Кстати, а где ты его в первый раз  увидела?

- Дома. Я ночью на кухне вызывные составляла, а он из-за холодильника вышел и ко мне. "Халколиван!" – говорит. У меня чуть родимчик не сделался. Не умерла, только потому, что вызывной доделать надо было... Ребята, осветители, ну что там?

- Могу представить... Перепостишь объяву?

- Ань, через минуту можем снимать.

Морозова вскочила со стула.

- Спасибо!.. Галь!, готовим актера, постановщики!, протираем пол, Стивен!, уи реди ту шут ин а минэт! Конечно перепощу... Скажи, это опасно? Я умру?

- Не... Хорошенько отдохнешь – и всё пройдет... – Рекс попятился, уступая дорогу осветительному прибору. – Скажи, а что такое "Халколиван"?

- Хер знает. Может, имя? Я его всё равно Кузей зову.

- Почему?..

Но Морозову уже закрутил водоворот съемочного процесса. Рекс бросил в урну пластиковый стаканчик из-под чая и направился из павильона.

- Потому что из-за холодильника. – У самых дверей услышал Рекс по громкой связи. – Тишина на площадке, мы готовы снимать!..

 

Глава 8. Размолвка

 

Рекс сунул старушке-нянечке тысячную купюру, и неприемный день сразу сделался приемным.

- Халат наденьте... У нас строго.

Старушка вперевалку ковыляла по больничным переходам, указывая Рексу путь.

Грузовой лифт дрогнул и распахнул железные двери, рассчитанные по ширине на провоз каталки с обездвиженным человеческим телом.

- Вы ей не родственник?

Нянечка в упор разглядывала Рекса. За оконцем лифта тянулись бетонные перекрытия вперемежку с пустынными этажами.

- Какая разница?

- Соития с острыми больными строго запрещены.

- Я брат.

Лифт замер. Зимний день болезненно блестел в потертом линолеуме бесконечного коридора больницы.

Старушка высунула нос, убедилась в отсутствии начальства и помахала Рексу – можно.

- Смотри. Давши слово – крепись! – напутствовала старушка. – Через полчаса заберу тебя. Брат.

- Чаю бы нам?

- Не положено. Возбуждает.

 

Рекс пожал плечами и постучал в палату.

 

***

 

Хельга сидела спиной к двери в кресле у окна. Подоконник и пол вокруг неё были завалены какими-то разноцветными папками, на небольшом столике стоял Макбук.

- Работаете?

Хельга обернулась и долгое время не могла понять, кто это навестил её. Наконец, она узнала детектива.

- Да. Коротаю время...

Девушка протянула ладонь. Широкий рукав больничной рубашки задрался и Рекс увидел темные линии вен, усеянные ранками от иголок. Вяло и отстраненно, как-будто не про себя, Хельга пересказала произошедшее в студии.

- А я был у вас на днях.

- Да? И как? – равнодушно поинтересовалась Хельга.

- Прекрасно. Поговорил с трехмерщиками...

- Ах, с трехмерщиками!.. Вы будете чай?

У Хельги оказался кипятильник.

Рекс налил воды из-под крана в фарфоровую чашку, вскипятил и поболтал пакетиком.

- Вы случайно не знаете, что такое " Халколиван"?

- Это вам трехмерщики сказали?

- Нет.

Хельга пожала плечами и снова посмотрела Рексу за спину.

Рекс покачал головой – разговоры с душещипательным подтекстом всегда давались ему тяжело. В отличие от жены, которая вела любые переговоры вообще без усилий, легко впаривала завышенные сметы и также легко предлагала скидки и откаты, если её ловили на невинном мухляже. Как назло, сегодня она опять была занята, снова предоставив выкручиваться мужу. Рекс ненавидел больницы. С тяжелым сердцем он пошел к Хельге, надеясь, что та хотя бы проявит энтузиазм относительно расследования. Отстраненность и нелюбопытство девушки удивили и озадачили его. Не придумав, как съехать на магистральную тему, Рекс начал ходить вокруг:

- Давайте предположим, просто предположим, что это и правда было привидение...

Хельга поджала ноги, обняла колени руками и застыла. За окном уже темнело, больничный двор делался синим, снежинки сухо стучались в стекло. Рекс украдкой посмотрел на её отражение в стекле. «Плачет, что-ли?»

- Не то чтобы я верил в привидений... Просто наш психический аппарат волей-неволей запрограммирован на определенную культурную традицию, и при, скажем так, некоторых сбоях он способен... как вы говорите, «рендерить» фантазийные образы из архива сознания... Понимаете, о чем я?.. – С надеждой спросил Рекс.

- Знаете... спасибо за то, что вы делаете, но... – Хельга говорила медленно, Рекс обратил внимание, что периодически она поглядывает ему за спину. – ...но, я думаю, что вы опоздали... Я опоздала... Словом, это лишнее... Сколько я вам должна?

Рекс внимательно посмотрел Хельге в глаза.

- Он преследует вас?.. Вы продолжаете видеть его?.. У него есть цель? Чего он хочет?

Хельга болезненно улыбнулась и подняла ладонь, останавливая Рекса.

- У меня нашли образование. В голове. В височной доле... Это полностью объясняет... – Хельга взмахнула рукой, как будто обожглась, и прижала ладонь к губам: – Вам лучше уйти.

Совершенно ошарашенный услышанным, Рекс поднялся, подошел к двери, потом вернулся и поставил чашку на столик.

В коридоре послышались шаги. Хельга неподвижно сидела у окна.

- До свиданья. – Выдавил из себя Рекс.

- Прощайте. – Сказала Хельга.

Нянечка кашлянула, как выстрелила, стукнула разок в дверь и сразу вошла.

- Время, молодые люди!

Рекс едва нашел силы подержаться за протянутую ему вялую сухую ладонь.

- Чай притащил!.. Сказано же – нельзя!.. Что ж ты за брат такой?!..

- "Халколиван", – сказала Хельга посторонним, пустым голосом, – это блестящая расплавленная медь.

- Откуда вы знаете?

- Только что прочла в Википедии.

Нянечка теребила рукав. Невесть откуда взявшаяся тяжелая бесформенная тень клубилась и наплывала на вселенную Рекса. Что-то злое росло и ширилось, стараясь выползти на свет и проскользнуть в сознание. «Черт знает что такое. Нужно скорее уходить» - выхватил верную мысль из встревоженного роя и крепко ухватился за неё детектив. 

- Не переживайте. У меня жена лежала в этой больнице... – Мямлил Рекс, отступая к выходу.

- Она поправилась?

- Конечно. Теперь мы снова вместе.

Нянечка вывела Рекса из палаты и повела обратно по длинным и пустым больничным коридорам. До самых дверей больницы Рекс не сказал ни слова.

***

- Зачем ты вообще к ней поперся?! – В голосе жены звенело раздражение.

- Догадайся с трех раз!

- Тебе свидетелей мало? Как тебе в голову пришло доставать эту бедную девочку в больнице!?

- Твою-то мать! – Рекс орал в телефон, не заботясь, что его слышат прохожие, – Сперва ты целую неделю вынимаешь мне мозг: «возьми это дело, возьми!.. Мы в уязвимой ситуации, дорога каждая копейка!..» И вот я взял дело, отлично. А где ты? Где ты, опять, когда ты так нужна мне?!

- Рекс, в больницах у-ми-ра-ют!

- Да пошла ты!.. Побегай с моё, тогда будешь право иметь морали мне читать!.. 

- Я тебе больше слова не скажу. Живи сам.

Телефон сыграл отбой.

От ярости не попадая пальцами в кнопки, Рекс снова набрал жену.

- Не смей вешать трубку! Я не хотел брать дело, мне оно вообще не нужно. Если на то пошло, – Рекс чувствовал, что сейчас скажет лишнего, но останавливаться не собирался, – ...Если на то пошло, без тебя я мог бы вообще на триста баксов в месяц жить!

- Ну и живи!..

- Не перебивай!.. Я мог бы жить на триста баксов и брать только те дела, которые мне интересны! Как я жил до того, как познакомился с тобой!..

- Ты жил как дикарь.

- Да иди ты!.. Я переступаю через себя, беру все эти проекты, потому что так хочешь ты! Я делаю это ради тебя! И если я делаю ужасные вещи, то делаю их тоже ради тебя! Причина ты, понимаешь!? Ты!

- Рекс, ты... – жена запнулась, подбирая слово, – ты сухарь. Тупой сухарь.

- Да иди ты!..

Рекс сердито ткнул пальцем в телефон.

Через минуту пришла смска:

«Сухарь».

Рекс бросил машину у метро, доехал до Кропоткинской, перешел мост, завалился в хипстерский бар с бесплатным вай-фаем и до ночи просидел, разбирая почту с Фейсбука.

Телефон лежал рядом, но за весь вечер экран ни разу не озарился светом поступившего сообщения.

 

Читать дальше...