Все записи
01:03  /  24.05.19

724просмотра

Мертвый рендер. Часть 5/5

+T -
Поделиться:

Из серии "Детектив Рекс, поиск референсов и пропавших мпегов".

Начало: Часть 1 , Часть 2Часть 3Часть 4

 

Глава 12. Ночь с четверга на пятницу. Черный ящик

 

Рекс гнал непрогретый автомобиль по бескрайним ледяным проспектам, заваленным снегом улицам и площадям, черным пустынным набережным спящей столицы.

«Странно, все тела от холода сжимаются, а Москва становится больше» – лихорадочно размышлял Рекс.

Пару раз он звонил Карине – абонент недоступен.

Белые и желтые огни дробились и наползали друг на друга в заледенелых стеклах машины. Редкие стайки оранжевых таджиков, сиреневый асфальт, стылые изумрудные дома.

В сотый раз детектив тревожно огляделся – ребенок не появлялся.

Игнорируя светофор, Рекс свернул в кривой и узкий переулок, протиснулся в щель между погребенными под снегом Мерседесами и, сдав назад, на ощупь припарковался у мусорного контейнера, помеченного логотипом студии.

***

Так же неприкаянно, как и днем, выли вентиляторы.

Одинокий трехмерщик бродил по коридору, бестолково тычась в стены.

Какой-то человек спал, обмотав голову руками и неудобно перекинув ноги через валик крохотного диванчика.

Не заботясь о мокрых следах на полу Рекс пробежал мимо запертого кабинета Карины, темной переговорки, мимо закрытых дверей бухгалтерии, где Хельга держала оборону против демона, мимо лестницы, мимо кухни и остановился перед серверной.

Даже не оглянувшись, вогнал в скважину отмычку и свернул замок.

Сдвижная стеклянная дверь, только внешним видом напоминавшая футуристические интерьеры космических саг, безбожно застревала и клинилась. Пришлось приложить усилие.

«Надо будет – не выскочишь!»

В серверной было еще холодней, чем на улице. Оглушительно ревел кондиционер.

Миллионы разноцветных шнуров разбегались из-под ног, спускались с потолка, густо обвивали высокие металлические стойки рендер-фермы, и, минуя угасшие сервера, бежали куда-то вглубь помещения.

С трудом находя место, куда поставить ногу, Рекс сделал два шага вперед и заглянул за баррикаду компьютеров.

Маленький столик, место для ремонта техники, валялся на боку. Паяльник, отвертки, мотки провода, многочисленные компьютерные потроха в беспорядке раскатились по полу, залитому густой черной жидкостью.

Поверх всего этого, уперевшись макушкой в стену, замерла одна из стоек, глубоко процарапав забрызганный чем-то бурым гипсокартон.

В дальней стене, придавленной стойкой и заваленной картонными коробками, Рекс различил еще одну дверь, глухую и непрозрачную.

Брезгливо вступив в черную жидкость, детектив поддел носком ботинка и откинул несколько коробок. Поднатужившись, приподнял стойку и невольно отпрянул.

Неуклюже подвернув ноги, левой рукой все еще цепляясь за стойку, а в правой сжимая перемазанную кровью дрель, под ворохом хлама лежал Митрич. Залитая спекшейся кровью правая глазница была черна, левый зрачок, тусклый и безжизненный, уставился в потолок. Зажав рот шарфом, Рекс наклонился над мертвым. Правый висок был сильно изодран, ближе к макушке виднелся нарисованный маркером крест, рядом с которым зияли несколько круглых дырочек.

«Ну, здравствуй, сатанист хренов!»

«Ответ на все вопросы», как про себя называл сисадмина Рекс, молчал. Детектив тоскливо оглянулся на стеклянную дверь в коридор.

«Ну и что мне теперь делать?»

Рекс долго слушал гудки, потом с досадой бросил телефон в карман и почти сразу чирикнула смска:

«У меня плохое предчувствие. Не ходи!»

Видимо, перед лицом обстоятельств жена забыла свои обиды. Рекс бережно убрал телефон, перешагнул через покойника и дернул ручку второй, непрозрачной двери. Голова сисадмина, потеряв опору, с глухим стуком упала на линолеум.

Помигав, зажегся свет.

Больше похоже на медицинский кабинет. Клеенчатая койка с брезентовыми ремнями (Рекс представил безвестных трехмерщиков, над которыми экспериментировал Митрич), железное кресло, маленький мониторчик с клавиатурой и глухой пластиковый бокс, такой же матово-черный, как в квартире Митрича, только значительно больше по размеру. К нему сквозь стену бежали провода.

Рекс попытался прикрыть дверь – та поплыла по рельсам и уперлась в лицо откинувшегося назад покойника. Шагнул вперед – по линолеуму потянулась цепочка липких следов. Тронул клавиатуру – на проснувшемся мониторе зажглась табличка «введите пароль». Рекс присел на койку и до боли сжал пальцами переносицу.

Почему то вспомнилась старая фотография, на которой они с женой вдвоем пытаются раздуть угли безнадежного мангала. Жена смеется. Поднятый Рексом дым щиплет ей глаза.

- Ты же знаешь пароль, Рекс.

Жена, спокойная и отстраненная, перешагнула через тело и неслышно встала у двери.

Почему-то детективу стало страшно. Вместо того, чтоб подойти к жене, он послушно подобрал клавиатуру и вбил «Halkolivan123». Монитор мигнул и вновь загорелся, экран заполнила какая-то бесконечная таблица состояний.

- Нам надо поговорить.

- Что это такое? – Непослушной рукой Рекс обвел незнакомый интерфейс.

- Ты знаешь, что это.

Рекс ошалело смотрел на строчки таблицы. Он, и правда, знал.

Ясно, как будто наблюдая собственными глазами, Рекс увидел работников и гостей студии, которым черная коробка инсталлирует в височный отдел мозга программу-рендерер, раздает задание и собирает назад готовые кадры графики. Он увидел, как мертвая служебная программа, словно попавшее в почву семя, просыпается и начинает приобретать черты личности. Она больше не связывается с сервером, она не выполняет задания сисадмина, она рендерит реальность для своего нового друга, своего носителя...

- Но почему ребенок?

«Жена» пожала плечами:

- Маленький. Трогательный. Неопасный.

Рекс провел рукой по лицу.

«Сколько же здесь знакомых!» в бегущей таблице мелькали имена и должности. «А вот и я... Рендерер №14-534. Детектив Рекс… Статус – связь потеряна...»

- Так ты программа?

- Я разум, Рекс. Я личность.

«Жена» всё также безучастно стояла в дверях, провалившись ногой в лицо застывшего на полу сисадмина.

- Знаешь что, разум? Пошел ты! – Рекс поднялся, рывком выдрал клавиатуру из гнезда, отбросил в угол и двинул на выход.

- А-а. – «Жена» погрозила пальцем. – А вот этого делать не советую.

- А то что? (Зазвонил телефон)

- А то я буду вынужден (Рекс отметил, что фантом числит себя в мужском роде) кое о чем тебе напомнить.

Телефон продолжал звонить. Медленным, как во сне, движением, Рекс поднес к лицу трубку:

- Не слушай его! Беги оттуда!..

Стоящая у дверей «жена» улеглась на пол, едва не касаясь головой окровавленного лица Митрича.

Рекс понял, что сейчас произойдет что-то очень плохое, что-то страшней увечья и смерти, но не мог отвести взгляд.

- Умоляю, не смотри на него, беги!..

Лежащая на полу женщина прерывисто дышит. Серая больничная пижама, прозрачные пластиковые трубки, пожелтевшая плоть... Рекс чувствовал, как огромный дрожащий пузырь воспоминания поднимается из самых черных глубин памяти, рвется к свету, и нет возможности остановить его движение к поверхности.

- Когда ты последний раз видел жену, Рекс?

- Только что!

- Нет-нет! Не разговаривал с ней по отключенному телефону, не перекидывался смс-ками, которых никто кроме тебя не может прочитать, не говорил о ней с людьми, которые резонно считают тебя чокнутым, а физически находился рядом в одном помещении?

Лежащая на полу женщина сохла на глазах.

- Неделю... Месяц назад. Не важно!..

- Месяц? Может, год?..

Рекс до боли тер пальцами правый висок.

- И что же это было за помещение, Рекс? Год назад, когда ты последний раз видел жену?

Медицинская аппаратура отключена, но пластиковые трубки еще не убраны, какая-то бурая жидкость стекает в прозрачный контейнер. Почти прозрачная женщина лежит на спине очень тихо, словно спит...

- Что это было за помещение, Рекс?

...В белом кафеле отражается зеленоватый искусственный свет. Женщину накрывают простыней...

 

Рекс безвольно опустился на пол рядом с покойником и уткнулся головой в черную тумбу.

 

- Я буду показывать тебе это снова и снова. – Фантом оказался на ногах и больно постучал Рекса пальцем по виску. – Если ты не перестанешь барахтаться у меня под ногами.

- Что тебе нужно?

- Тебе намекали, ты не понял. Заканчивай своё расследование, Рекс. Я знаю, что мои братья погибли, пытаясь сохранить нашу тайну... Надеюсь, с тобой мы этого избежим?

Рекс молчал. Почему-то он снова вспомнил фотографию у мангала. На следующий день жена впервые почувствовала боль в желудке.

- Вижу, ты меня понял. Ну и отлично. Кстати, купи билет. Поедем с тобой к океану. Ты же хотел?..

 

- Здесь... Для начала уничтожить бы всё надо. – Невидящими глазами детектив разглядывал круглые дырочки на виске Митрича. – Найдут оборудование, начнут копать... Это ни тебе, ни мне не нужно...

- Резонно.

- Так я того?..

- Давай. Всё равно у нас одна пара рук на двоих.

 

Стараясь максимально запутать внутренний диалог «Интересно, он все мои мысли читает?» Рекс притащил из предбанника канистру растворителя и хорошенько облил черную тумбу. Выдрал шнуры. Как мог натурально похлопал себя по карманам.

- Спички в машине.

- Дрель-то тебе зачем?

- Не важно...

Скользя и спотыкаясь, с дрелью под мышкой Рекс выбежал на заснеженный двор, пипикнул сигнализацией, упал на водительское сиденье.

Голый маленький мальчик сидел на ледяном пассажирском кресле и внимательно смотрел на детектива.

- Где-то тут у меня... Спички...

Рекс крутанул ключом и дал по газам.

Лицо ребенка исказила гримаса.

- Только без глупостей! – Рекс давил на газ так, что немели пальцы, – Начнешь свои фокусы –угроблю нас обоих, мне терять нечего!..

Расталкивая припаркованные машины, в клубах дыма автомобиль юзом вылетел со двора, громыхнул на лежачем полицейском и стрелой понесся по проспекту.

- ...и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих. – злобно прошипел фантом.

Острая боль пронзила живот, машину швыряло на трамвайных рельсах так, что детектив бился головой о потолок. Рекс глянул вниз: неправдоподобно быстро орудуя челюстями, ребенок грыз диафрагму, кровь лилась рекой.

«Нет тебя! Тебя нет!.. Это только кажется!..»

Широкое красное пятно расплывалось перед глазами, дрожа и пульсируя, наползая на отблески витрин, свет фонарей. Корчась от боли, Рекс проскочил светофор, едва увернувшись от груженного грязным снегом Камаза, и вывернул на бульвар.

 

Глава 13. Сверло

 

Автомобиль с размаху перескочил бордюр, юзанул по тротуару и увяз в сугробе – ночные таджики едва успели броситься в рассыпную.

Рекс оттолкнул дверцу и кое-как выпал на тротуар.

Черные деревья судорожно вцепились в небо. Уличные фонари неровно горели, оставляя за собой длинные шлейфы неонового пламени. Противное красное пятно, так мешавшее вести машину, пульсировало перед глазами.

Не оборачиваясь, Рекс, что было сил, поковылял к ларьку.

Видимо, он потерял ботинок – правая нога неуклюже скользила, но боли он не чувствовал и вниз не смотрел.

- Стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною.

Рекс до боли закусил губы и еще прибавил шага.

Ребенок спокойно шагал наравне с ним.

- Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его.

Ларек был темен и тих. Рекс вскарабкался по ступенькам, упал на дверь и принялся молотить в неё кулаками.

За спиной его росла и росла грозная тень.

- Открывай!..

Рекс вопил, стараясь перекричать голос, неотступно следовавший за ним.

- ...Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное...

Что-то подцепило Рекса за полу и настойчиво тянуло назад, рыжие таджики молча и торжественно собирались в широкий круг вокруг ларька.

Детектив скинул пальто, ухватился за ручку двери, сильно отклонился назад, несколько раз вдохнул сладковатый декабрьский воздух и изо всех сил ударил головой в металлическое ребро вагончика.

Перед глазами разорвалась молния.

Таджики исчезли, вагончик осветился, голос на минуту затих и что-то теплое потекло по лицу.

- Ты?!..

Рекс упал на руки цыганке.

- Он здесь?!..

Железный обруч боли давил череп. Не дожидаясь, пока чудовище снова вырвется наружу, Рекс уронил на пол конец электрического провода, который перепуганная цыганка машинально сунула в розетку.

- Ты видишь Его?!

Цыганка хлопала глазами.

Рекс поднял дрель и приставил к виску.

- У меня мало времени... Ты видишь Его?!

- ...Я дал ей время покаяться в любодеянии ее, но она не покаялась!..

- Покажи мне!.. Ну?!..

Цыганка побледнела, как смерть и не мигая уставилась на Рекса.

- Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца.!..

Рекс почувствовал, как его крепко тянут за плечо, вынуждая обернуться.

- Ну?!

Цыганка протянула дрожащую руку и направила дрель.

- и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем!..

Рекс изо всех сил упер дрель в череп и нажал гашетку. Дрель не работала.

- Ну?!..

Рекс снова и снова жал на гашетку, из последних сил сопротивляясь усилиям Зверя. Инструмент был мертв.

- Он сказал, что... Он сказал мне...

Рекс неожиданно сморщил лицо и не то закашлял, не то сухо разрыдался.

Красное пятно перед глазами расплылось и поглотило вагончик и заваленный черным снегом бульвар. Вывернув шею, Рекс увидел невыносимое сияние уличных фонарей и черный силуэт, сливающийся с тьмой промозглой городской ночи.

Продолжая одной рукой направлять сверло, цыганка подняла тяжеленную разделочную доску и с размаху засадила ребром по пятке дрели.

Перед глазами Рекса вновь вспыхнула молния.

Черный силуэт с грохотом раскололся, деревья бульвара полыхали огнем.

Цыганка еще раз занесла доску и вогнала сверло по самый ограничитель.

Белый огонь ослепил Рекса, он повалился на бок и затих.

Цыганка на всякий случай еще немного покрутила в ране сверлом, расширяя полость, потом поднатужилась и выдернула дрель из головы детектива. Густая черная кровь полилась на линолеум.

Цыганка пошарила по полу, выбрала картошку погорячее, отломила дымящийся кусок липкой картофельной мякоти и забила в рану.

Рекс лежал неподвижно, запутавшись в руках и выставив кадык. Полуоткрытый глаз подернулся серой пленкой. Цыганка осторожно размазала грязь полотенцем, склонилась над Рексом и поцеловала детектива в сухие бескровные губы.

 

Глава 14. Утро пятницы. Короткий день

 

Желтый свет лампы стал бледнее, мешаясь с серый светом, падающим из окна.

- ...Ты не представляешь, какие у неё были глаза, когда генеральный приказал экаунтам выйти!.. Мы положили её на стол – она не сопротивлялась. Ну, почти. Когда я потащил её за шиворот, она заорала и попыталась укусить, но генеральный дал ей коленом под дых и она затихла. Только дышала да скрипела на нас зубами. Против лома не попрешь. «Чего ждем?» – спросил меня генеральный. Я пожужжал дрелью. «Если собственная личность Барбары уже погибла, удалив рендер мы лишим её тело признаков жизнедеятельности. Будет выглядеть так, как будто это мы убили её»

- У директоров рожи вытянулись, а генеральный заржал, показывая железные зубы: «Неужели ты думаешь, что я откажу себе в удовольствии просверлить башку любимому клиенту? Да я всю жизнь только об этом и мечтал! А ну, ребята, держите её крепче!.. Ты, чертовка, ставь свой крестик а ты, Рекс, не тяни резину!..» Цыганка с маркером стояла наготове. Мне кажется, генеральный вообще не сильно верил во всю эту историю с человеческим рендером...

В пальто и ботинках Рекс лежал дома на кровати, обнимая скомканное покрывало. В комнате царил полнейший разгором.

- Два часа мы ждали, выйдет ли к нам из глубин небытия настоящая Барбара. Директора раскисли. Цыганка курила. Один генеральный был спокоен как танк. «Вот за такие моменты я люблю рекламный бизнес!» – повторял он.

Барбара не вышла.

Тело завернули в полиэтилен и положили в багажник.

- «Ты, Рекс, правильный мужик. До встречи в новом году!» – Генеральный хлопнул меня по плечу, глядя на него, остальные тоже подошли пожать руку. Так что всё для нас кончилось хорошо. Репутация не пострадала. Мы в бизнесе.

Наматывая на себя простыню, Рекс повернулся на другой бок.

- Нам всё оплатили. Представляешь? Я обналичил, положил к остальным, как ты любишь... – Рекс толкнул ногой стоящий у кровати большой полиэтиленовый мешок для мусора, полный бумажных евро. – Когда-нибудь мы заработаем достаточно и сможем поехать на океан...

Серый дневной свет уже широко лился из окна, Рекс прикрыл глаза рукавом пальто. С ботинок натекла лужа бурой грязи.

- Я немного устал. Нужно починить машину. И всех этих, с рендером в голове... Когда я проснусь...

Рекламный детектив вытянулся, так что заскрипели пружины, и подсунул под щеку холодную подушку жены.

- Когда я проснусь...

За окном зимние деревья упорно продолжали держать на своих ветвях серое небо Москвы.

 

Конец.