Все записи
13:42  /  21.11.18

4200просмотров

Бестиарий наномира — мифология эпохи смартфонов

+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Wikimedia Commons
Иллюстрация: Wikimedia Commons
Абердинский бестиарий, изображение тигра

Как это ни странно, но в современном мире гораздо больше от средних веков, чем кажется на первый взгляд и представляется разумным. Например, прохожим на улицах капает на голову кондиционерный конденсат, не помои, конечно, но все-таки… Магическими кажутся нам предметы окружающего мира, и мало кто хочет в них разбираться — лишь бы работали. Я помню, что в детстве легко могла починить утюг, телефон и, в принципе понимала, как работает телевизор. Все этому меня учили в школе, в пионерском лагере и дома. Теперь и вилку от утюга не починишь, она запаяна намертво, и кто знает, что там в самом неразборном утюге — гномики или адский привод.

Теперь учат только пользоваться предметами, требовать от них все большего совершенства, а принципы этого совершенства совершенно, извините за каламбур, не важны. Это такая магия — включаешь девайс, делаешь несколько заученных действий (абра кадабра!) и вот, уже говоришь с Америкой или носишься с бензопилой и дробовиком, виртуальными, конечно, по виртуальным же лабиринтам какого-нибудь зомби-апокалипсиса. Девайс сломался, покупаешь новый, еще более «магический». Я как-то наблюдала за починкой своего айфона, думала, пойму что-нибудь, научусь, но куда там: простая замена блоков, у которых внутри та же магия. Парень, который чинил айфон, по сути понимал в нем ничуть не больше моего.

Примерно то же происходит и в научно-популярной среде, под которой я имею в виду тексты, где для широкой публики, не имеющей к науке никакого отношения, излагаются более или менее отстоящие от повседневности научные факты. Я не имею в виду книги, написанные реальными учеными с даром популяризаторов, такими, как, например Пенроуз, Хокинг или Докинз (и книги, и люди, слава богу, есть). Я имею в виду бесконечные «Современная синергетика за 30 минут» и «Наноиндустрия для чайников» — тексты, переписанные с непонятных источников людьми, как правило, не имеющими к науке никакого отношения, и по сути мало чем отличающиеся от средневековых бестиариев.

Не подумайте, что я осуждаю такую подачу, я просто прослеживаю аналогию. На страницах бестиариев реальные животные описывались наряду с мифологическими и вымышленными, а иллюстрации рисовались художниками, ни тех ни других, ни третьих в глаза не видевшими. И все это в комплекте с рецептами целительных зелий и поучительными притчами. Драконы и василиски вперемежку со слонами и носорогами формировали очень интересную и, в целом, позитивную картину, иначе не имели бы мы сейчас наших достижений (хотя, возможно, имели бы другие).

Эти «словари зоологической аллегории» выработали каноны и системы символов, через призму которых люди видели мир. Сегодня не каждый из нас видел живого жирафа или акулу, но, в отличие от, скажем, XV века, каждый имеет о них более или менее правильное представление. Да и о драконах, в общем, тоже. Ни акулы, ни драконы уже не нуждаются в пояснениях и поучительных притчах, споры о них угасли, теплясь разве что на отдельных маргинальных телеканалах и сайтах. А что же с дорогими нашему сердцу нанотехнологиями? И можно ли о таких вещах, как фулерены, наноассемблеры или механосинтез говорить в простых словах? Оказывается, можно и, наверное, даже нужно.

«Физиолог утверждает»: так начинался каждый текст первого христианского бестиария II века, кладезя не столько зоологической, сколько христианской мудрости. «Ученые доказали»: так начинается каждый второй текст о нанотехнологиях. А дальше следует рассказ про штаны, отталкивающие воду или пластырь, помогающий взбираться на стены, хотя могу держать пари: автор такого пластыря в глаза не видел. Принципы ясны, эти вещи существуют в природе — водоотталкивающие цветы лотоса и «липкие» лапки гекконов — и поэтому они интуитивно понятны и представимы. И из текстов следует, что теперь люди управляют этими чудесами. Не те, кто читают, не те, кто пишут, но где-то за бесконечной серией перепостов есть чудесные острова, где все это правда!

Наверное этот символический язык необходим, и в мире современной магии без него не обойтись, ведь не все же в совершенстве владеют математическим аппаратом и методами аналитической химии, нельзя же лишать большинство человечества радости приобщения к путешествиям на передней край науки и технологий. Тем более что нанобестиарий богат собственными притчами и аналогиями, хотя наночастицы, это не какие-нибудь доселе неведомые сущности, а просто очень маленькие частички вещества, за счет своих размеров имеющие парадоксальные свойства — каталитические, абсорбционные, оптические и бог знает еще какие.

Самый известные представитель нанобестиария — фуллерены, один из первых аллотропов углерода, открытых и прирученных человеком. У них не совсем обычное название по фамилии американского архитектора Ричарда Фулера, который не был его первооткрывателем, и вообще не имел прямого отношения к науке. Он был и выдающимся практиком, и великим утопистом, пытавшимся осмыслить шансы долгосрочного выживания человечества на Земле и возможности освоения космоса. Самый известный проект Фуллера — «геодезический купол» — полусфера, собранная из тетраэдров, одновременно и здание, и артобъект, и прототип внеземной архитектуры будущего. Именно на него и похожа пространственная структура фуллеренов.

Спектр полезности фуллеренов и самих по себе, и как добавок в различные материалы поражает воображение. Молекулярные кристаллы фуллеренов — это проводники, а при определенных условиях и сверхпроводники, и мощнейшие антиоксиданты, они используются в аккумуляторах и батареях, их добавляют при получении искусственных алмазов. Производные фуллеренов блокируют вирусы ВИЧ, и, страшно подумать, к их молекулам применим пресловутый корпускулярно-волновой дуализм! Неплохой вклад в долгосрочное выживание человечества, которому посвятил свою жизнь Фуллер. И чем не притча?

Как и настоящее царство зверей, семейство углеродных материалов состоит из родственных, но разных представителей. Например, углеродные нанотрубки — свернутые в цилиндр сетки толщиной в один атом, собранные из шестиугольных фуллеренов, или матрешки из таких циллиндров. Они обладают невероятной прочностью и существуют технологии, позволяющие сплетать их в нити практически неограниченной длины. Нанотрубки используют в электронике, оптике и медицине, ими придают фантастические свойства пластикам, эластомерам и композитам, а в новейших разработках ими соединяют между собой биологические нейроны и электронные устройства!

Откуда же все эти чудеса? Нанотрубки устроены так, что все их атомы находятся на поверхности, никакого тыла, никакого обоза с маркитантками, как на знаменитом американском фронтире при освоении Дикого Запада или в Диком поле — причерноморских и приазовских степях, где со времен Геродота и до XVII века пролегала граница между «цивилизацией» и «варварством». Постоянная борьба со степью-прерией и кочевниками-индейцами выкристаллизовала особый характер суровых казаков и ковбоев, у которых по набору уникальных, простите за бедность речи, свойств, как и у нанотрубок, просто нет аналогов.

Бестиарии ведь были не про зоологию, они были только поводом поговорить о морали и нравственности, об истине, о смысле жизни, они были способом проповеди, благодаря чему, несмотря на всех растущих на деревьях гусей и кроликов, несущих яйца, пережили века. Может быть, и новая мифология языком смартфонов, автомобильных красок и непромокаемых штанов говорит нам какие-то мощные вещи, о которых мы с в силу своей слишком большой практичности, вовлеченности и занятости не задумываемся? Может быть, темой нанотехнологий пора заняться философам и поэтам?