Все записи
13:23  /  29.03.19

1430просмотров

От черных фонтанов к интеллектуальным скважинам — завтра нефть станет еще нужнее

+T -
Поделиться:

Напрашиваются конспирологические выводы о том, что всеобщая кампания о переходе с нефти на альтернативные источники энергии в реальности вызвана не столько заботой о чистоте планеты, сколько опасениями, что запасы нефти иссякнут, и нужно по возможности переправить ее с производства топлива на производство других, более ценных продуктов, в идеале сохранив каждую добытую молекулу.

Мало кто отрефлексирует, но современный мир, в котором мы сегодня живем, во всем его технологическом, политическом и артистическом многообразии начался где-то в 1971-1975 годах. Именно их принимают за окончание «послевоенной эпохи», тридцати лет «Первой холодной войны» (1945-1975), на протяжении которых новый конфликт формата двух мировых войн мог случиться практически в любой момент.

«Вторую холодную войну» некоторые теоретики отсчитывают со встречи Мао и Никсона (1972), а с избрания Рейгана (1980) в ее начале не сомневается уже никто. Эта «война» характеризуется выходом на передний план и доминированием экономических вопросов. За рецессией 1970-х, вызванной «энергетическими кризисами» (1973, 1979) начинается бум и глобализация, и с этого времени значительную часть новостных сюжетов занимают какие-то бородачи в белом, с тряпками на головах, кочующие посреди нефтяных месторождений, и апокалиптические предсказания об исчерпаемости нефти на планете и планетарного же масштаба экологических катастрофах.

Именно энергетические кризисы семидесятых вывели на передний план не политические и территориальные вопросы, а экономику. Межсистемная, «межвидовая» и «внутристайная» конкуренция, появление новых угроз в лице нефтяных террористов — все это не прибавило миру стабильности и спокойствия. Нефтяной вопрос перестал быть специфической отраслевой темой для торгов и тайных операций в стиле Джеймса Бонда, но превратился в одну из главных тем общественной дискуссии. И степень индустриализации страны однозначно читалась по росту объемов потребления нефти.

Конечно, в наши дни ведущие экономики мира перешли в фазу постиндустриализации, и потребление нефти и газа у них не растет, а иногда даже демонстрирует тенденцию к снижению. Это происходит благодаря внедрению новых технологий энергодобычи и энергосбережения и социальным компаниям, внедряющим в массовое сознание мысль, что жечь углеводороды, например для езды на автомобиле, крайне неправильно, а правильно купить более дорогой электромобиль и не портить воздух старинных улочек Брюгге, богемной атмосферы Санта-Круз и экзотики Канадзавы.

Конечно все это здорово, особенно если забыть, что основа такой энергоэффективности Европы и Америки строится на странном совпадении с переносом мощных энергопотребляющих предприятий среднего и крупного машиностроения в Китай и Юго-Восточную Азию. И тот же электромобиль, сохраняющий воздух в экологически выверенной Калифорнии, возможно, не слишком хорош для стран по другую сторону Тихого океана с точки зрения производства и утилизации его комплектующих.

Однако, не похоже, чтобы история нефти была завершена, ведь нефть – не только носитель высокой плотности энергии (на тридцать процентов выше, чем у самых качественных углей), но и уникальный источник ценного сырья для производства синтетических каучуков и волокон, пластмасс, поверхностно-активных веществ, моющих средств, пластификаторов, присадок, красителей, и массы других бесценных и незаменимых в современном мире продуктов вплоть до «черной» икры и «норковых» шуб.

На эти цели, сегодня расходуется в среднем восемь процентов от объёма мировой добычи, но этот процент растет и должен расти. И сами собой напрашиваются конспирологические выводы о том, что всеобщая компания о переходе с нефти на другие источники энергии в реальности вызвана не столько заботой о чистоте планеты, сколько страхом, что запасы нефти иссякнут, и нужно активнее переправлять ее c производства топлива на производство других более ценных продуктов.

То, что запасы нефти исчерпываются подсказывает здравый смысл, поскольку нефть образуется слишком медленно, чтобы с нашими темпами потребления считать ее возобновляемым источником. Но, к счастью, она и не так уязвима, как, например, леса, которые подходи и руби, и с каждым исчерпанным месторождением к новому все труднее и труднее подобраться.

Современные археологи рвут на себе волосы, когда говорят об археологии XIX века – сколько бесценных образцов потеряно из-за несовершенства техники раскопок! Но совсем не надо быть специалистом, чтобы испытать настоящий ужас, читая описания Черного Баку или охваченной лихорадкой Пенсильвании с их непрерывными нефтяными фонтанами и пропадающими впустую излишками добычи. «Жирное пятно на пиджаке мира. Баку. Резервуар грязи» – это, между прочим, из восторженного, объясняющегося в любви городу, Маяковского! А восторженность Есенина и того страшнее: «Нефть на воде, как одеяло перса…»

…И бил фонтан и рассыпался искрами,
При свете их я бога увидал -
По пояс голый он, с двумя канистрами,
Холодный душ из нефти принимал…

Уже советские реалии из-под пера Владимира Высоцкого сегодняшнего рачительного нефтедобытчика тоже заставят схватиться за сердце. В нынешнем веке, слава богу, приоритетом в развитии нефтедобычи стала оптимизация – все эти океанские нефтяные платформы, сланцевая нефть и прочие еще вчера экзотические способы, сегодня активно масштабируются и технологически совершенствуются. За ними будущее, тот самый блестящий «Карбоновый век», который со всеми его сверхтехнологиями тоже ведь нуждается в сырье.

Именно поэтому так радует закономерный но от того не менее фееричный взлет «Новомета» – российской компании, почти тридцать лет работающей над усовершенствованием оборудования для добычи нефти и газа в сложных и очень сложных условиях. В общем тренде разработки каверзных месторождений и стремлении, в идеале, сохранить каждую молекулу ископаемых, революционные технологии погружных насосов «Новомета» - товар не то что востребованный, а незаменимый и неотложный.

«Новомет» уже занимает пять процентов мирового рынка такого оборудования - в Канаде, Персидском заливе и Латинской Америке – и это в бизнесе где десятилетиями господствовали поставщики оборудования, аффилированные или дочерние «семи сестрам» (семи компаниям, которые преобладали в мировой нефтяной промышленности с середины 1940-х до 1970-х годов) типа Халибартона. Видимо, не случайно первый центробежный насос для добычи нефти был российским изобретением. Правда его автор, Армаис Арутюнов в 1923 году эмигрировал в США (спасибо Ленину и партии), где и основал фирму Russian Electrical Dynamo of Arutunoff, которая многие годы была лидером рынка погружных насосов для нефтедобычи.

Экономическая глобализация современного мира снимает такие вопросы, как потеря Советской Россией замечательного изобретателя. В этом смысле прогрессивное человечество уже переросло все этапы враждующих систем, стало единой цивилизаций, с общими научно-практическими целями, и бородачей в Европе уже давно побольше, чем на Востоке. Теперь главное – не потерять ни капли «черного золота» и погружные насосы «Новомета» нам в помощь :)