Все записи
18:06  /  23.12.19

510просмотров

Когда новые горизонты нужно искать в микроскоп. Нанотехнологии и город

+T -
Поделиться:
Фото: Juliana Malta/Unsplash
Фото: Juliana Malta/Unsplash

Как и у большинства базовых цивилизационных понятий, корни урбанистики уходят в малоплодородную, но богатую идеями почву греческих мегаполисов. И, конечно, первая мегазвезда урбанистики – Платон. Как ни странно, по некоторым мыслям и обобщениям сегодня он существенно актуальнее многих профессионалов, называющих себя современными урбанистами.

Взяв за основу практическое устройство своих обожаемых Афин и наложив на него трех-сословное общество, Платон сконструировал столицу Атлантиды, «идеальный» город как систему взаимоотношений и коммуникаций между людьми. Идеальный в рамках ответа на вопрос: как достичь баланса между «духовным умом» и «естественной необходимостью» человека, так сказать, примирить биологическое и социальное в его природе.

Великий и прекрасный пантеистический космос Платона содержит город как некую данность. Но ради чего люди вообще сбиваются в кучу, какие персональные житейские проблемы решают в таком тесном общежитии? Когда количество людей переходит в новое качество, и как эта качественно новая социально-бытовая конструкция со своими качественно новыми задачами и целями влияет на отдельных человеков? И удерживает ли свои позиции традиционный гуманизм, когда речь идет о десятках миллионов жителей?

Критиковать и адаптировать идеи Платона под этим углом начал уже Аристотель. В жесткой платоновской схеме c концентрическими окружностями одинаковых домов он предложил, как бы мы сейчас сказали «районы со свободной планировкой». Полтора тысячелетия тема как-то развивалась, докатившись до знаменитого Трактата об архитектуре Антонио Аврелино, столь радикального, что официальной его публикации пришлось ждать четыре с лишним века. Но, судя по всему, трактат активно распространялся в рукописях и даже повлиял на юного Леонардо да Винчи, который оставил нам свою версию идеального города – полностью механизированного чуда логистики и инженерии.

В общем эти две крайности – город как отражение социальных и коммуникационных особенностей общества и город как механистическая среда для поддержания физиологического комфорта – так рука об руку и добрели до ХХ века. Периодически на этом пути рождались абстрактные шедевры вроде Города Солнца для равных и полноправных граждан от Томазо Кампанеллы или «вертикальный город сад» Ле Корбюзье с домами-машинами, производящими комфортную жизнь как первоклассную услугу.

Ко второй половине XX века популярные урбанистические тренды сошлись на том, что не человек своими потребностями и желаниями задает городскую среду, а городская среда способна и должна влиять на человека и стимулировать самые решительные социальные изменения. К несчастью для этой модернисткой теории она была неоднократно трагически проверена на практике. Самый известные эксперимент – это простроенный в 1954 году в Сент-Луисе жилой комплекс Пруитт-Айгоу. Социальный проект, направленный на решение жилищной проблемы малообеспеченного населения превратился в экстремальное гетто и в 1972-ом был полностью снесен.

К тем же результатам пришла и Европа. В конце семидесятых спальный квартал в стиле модернистского брутализма, знаменитый Скампия, не только не решил социальных проблем Неаполя, но быстро стал самым известным в мире криминальным нарко-супермаркетом. В 2016-ом тех его жителей, кто выжил в войнах уличных банд и мафиозных семей и не попал в тюрьму, начали переселять в другие районы.

Похоже на то, что человеческое не будет чуждо человеку и в Городе Солнца. Но так ли все печально? Всегда есть вероятность, что эксперименты провалились по причине неправильной организации. Большинство современных урбанистов уверены, что личность и социальные связи формируются средой (квартирой, домом, городом), так сказать, бытие определяет сознание. Но по результатам экспериментов пока выигрывает Платон.

Можно искать причину в том, что и успешные и провальные городские проекты реализовывались вовсе не урбанистами, а архитекторами и политиками. И как иначе, если горизонты урбанистического осмысления сегодня это максимум – скверики с малыми архитектурными формами и велодорожки с хипстерскими кофейнями? Могут ли такие масштабы действительно создать среду новых социальных отношений? Кафешки это хорошо, но не тем ли занимались и в Вене XIX века?

Очевидно, что урбанистика, не специальность, а метод мышления, такое же самостоятельное, как, скажем, музыка. Тут открыть новую эру можно только изобретя принципиально новые инструменты, одних композиторских талантов мало. Оригинальная мелодия останется в веках сама по себе, а вот оригинальное звучание породит новое поколение мелодий. Хрестоматийный пример – электроинструменты. Заметим, что то же самое электричество как технология необратимо изменило облик и функционирование городов (как незадолго до того железобетон и пудинговая сталь).

Сегодняшний «передний край», и новое звучание – нанотехнологии. В пару урбанистике тоже весьма и весьма, как сказал бы научно подкованный хипстер, метапредметная дисциплина, в которую вкладываются не только впечатляющие ресурсы, но и большие упования. Нанотехнологии не только могут, они обязаны быть урбанистичными, поскольку отчасти и разрабатывались как новая технологическая основа жизни человека, куда уж здесь без городской среды. А в городе и «старому» и «новому» человеку прежде всего нужно чем-то дышать. Нужно безопасно перемещаться, нужно быть в курсе новостей, не говоря уже о том, что хочется быть здоровым и красивым.

Конечно, мы не проснемся завтра в нанотехнологическом раю, но множество проблем уже сегодня решаются элегантно и недорого. Появились электробусы и солнечные батареи на крышах домов, и не с дождем выпали, а методично разрабатывались и внедрялись, и далеко не последнюю роль здесь сыграла РОСНАНО, без которой ни лиотеховских аккумуляторов, ни хевеловских панелей могло бы и не быть. Кстати, развивая РОСНАНОвскую тему: если вам не повезло в генетической лотерее, вы провели молодость в совсем уж экологически депрессивном регионе, пили, курили, занимались «излишествами нехорошими» (нужное подчеркнуть), тоже не все потеряно – вам в помощь «ПЭТ-технолоджи» для диагностики и «Нэвз керамикс» для мобильности :)

Конечно, недостаточно уметь писать для того, чтобы написать роман или хотя бы инструкцию к пылесосу. Слова должны быть уместны, выразительны и понятны, а словарь – максимально полон. Также и с городской средой, если есть кирпичики из которых можно ее сложить без побочных эффектов и вредных последствий, можно заняться и эпическими задачками. Упомянутые электробусы – это определенный сорт таких кирпичиков. Нет ни выхлопов, ни проводов, с которых вечно слетают токоприемники, красиво и чисто. К нему должен пристраиваться другой кирпичик, например, светофор. Раньше, чтобы его установить требовались кабели и приводы, что по воздуху некрасиво, а под землей дорого и иногда опасно. А новый «кирпичек»-светофор с фотопанелями ставится без заморочек – и электробус едет, и пешеходы идут, и ресурсы высвобождены. И это не фантазии, такие светофоры уже есть. Так, кирпичик за кирпичиком: покрытия, электроника, etc, и голова может болеть о другом, о новых требованиях к пространствам (общественным, производственным и рекреационным) и к коммуникациям (между всяческими субъектами во всем их городском многообразии). Очень близкая к этим запросам тема – история успеха советских научных городков, возрождающаяся сегодня на совершенно другом уровне технологических возможностей, но и со своими сложностями. Одно из детищ Группы РОСНАНО – технологический центр в Троицке – как раз пример такой попытки.

Платону в его Афинах, как говорится, не поддувало, и вольно ему было рассуждать о концентрических кругах каналов, шлюзах и террасах акрополя в столице тоже весьма комфортной Атлантиды. Не хуже было и Леонардо, мечтавшему осуществить свой многоярусный проект или под Миланом или во французском Роморантен-Лантене. Нам, в России «нужны свои батарейки» и не только по программе импортозамещения, но и потому, что от плюс пяти до минус пятнадцати, от сухого газона до сугроба нас порой отделяют пара бокалов шампанского в новогоднюю ночь.

Самое интересное, что именно это мы друг другу сегодня и желаем! С наступающим!