Все записи
14:40  /  3.04.20

2309просмотров

Мода после Короны

+T -
Поделиться:

Есть приятель у меня один. Из тех, кто считает, что мода – это для людей, у которых слишком много денег и свободного времени. И вот лет пять тому назад присылает он мне фотографию прозрачной пластиковой сумки Valentino за пару тысяч долларов.

 – Слушай, а это вообще как?

– Смотри, – говорю, – дело в том, что в последнее время в Европе участились теракты. На входах и выходах в торговые центры, магазины и кафе стали проверять сумки. Многие дизайнеры решили отреагировать на эту ситуацию – выпустить сумки, которые не надо открывать перед охранником. 

– Ты серьезно?

– Не совсем. Это художественное высказывание. То есть реакция. А что?..

С тех пор эти сумки, конечно, вышли из моды, а вот охранники, металлические рамки, просвечивающие приборы, доскональные осмотры в аэропортах – все это стало частью нашей жизни. Мы настолько к этому привыкли, что уже считаем, будто так было всегда. Но в том-то и дело, что нет. 

А что происходит сейчас? Мы находимся в совершенно новой ситуации, и так хочется заглянуть в будущее и узнать, к чему нам еще предстоит приспособиться. Что мы будем считать таким же само собой разумеющимся, привычным и понятным, как смену сезонов и циклы луны. 

Я попросила пованговать свою близкую подругу – эксперта моды, основательницу профессионального сообщества стилистов «Стильные решения» Марину Семаеву.

Как мода ответит на то, что происходит? Станет ли маска на лице частью нашего повседневного костюма? Как мы изменимся внешне? 

источник: pinterest

Первое, что я хочу понять: сейчас рушится мировая экономика. От моды, какой мы ее знаем сейчас, с гиперпроизводством и меняющимися каждую неделю трендами, что-то вообще останется?

– И да, и нет. По всей вероятности, сложившаяся экономическая ситуация приведет к большому социальному расслоению. Средний класс обеднеет, а богатые так и останутся богатыми. Это значит, что мода будет двигаться в двух направлениях – для состоятельных и для всех. 

– Относительно всеобщее благополучие привело к тому, что показное потребление вышло из моды: шубы с бриллиантами уже не в тренде. Богатые отличаются от бедных тем, что носят максимально простую одежду. Так неужели из-за кризиса все вернется обратно, и мы снова будем носить шелка и по золотому кольцу на каждом пальце?..

– Это вряд ли. История не движется по кругу, искать какие-то параллели – занятие довольно бессмысленное. Грубо говоря, если уже изобрели самолет, никто не пересядет обратно на цеппелин. В утилитарной одежде был свой смысл: легкость, перенос фокуса внимания на собственный комфорт, поголовное увлечение спортом и здоровым образом жизни. Динамика, скорость, ритм, в котором мы живем...  Все они привели к тому, что люди стали проще относиться к своему внешнему виду. В кроссовках гораздо легче успеть везде побывать и всех повидать, чем в туфлях на шпильке. 

В этом смысле я считаю, что экономический кризис только простимулировал макротренд, в котором мы и так уже живем последние 10 лет. Полагаю, одежда будет становиться все более практичной. Производители обратят внимание на новые технологии – ткани, которые меняют свои свойства в зависимости от температуры тела, какие-то особые материалы, не требующие ухода, и так далее. Предполагаю, что в скором времени мы забудем о натуральных тканях и перейдем на сложные, усовершенствованные и технологичные. На фасоны и модели, в которых будет удобно бегать, лежать, заниматься йогой и работать. 

Однако потребность в красоте, изысканности – вшитая в нашу душу материя, это часть общечеловеческой культуры. Из этого следует, что роскошь ради роскоши никуда не уйдет. Но вовсе не как всеобщий тренд, регресс к «я могу себе это позволить». Сомневаюсь, что мода как искусство прекратит свое существование. Как я уже говорила, социальное расслоение усилится, а значит, люди, которые могут позволить себе дорогую работу настоящего художника, которая не обязана отвечать ни на какие бытовые требования, останутся и будут эту работу покупать. 

– И что же мы будем носить?

– Униформу. Мода, как зеркало, всегда отражает то, что переживает человечество. Восстановительный рост, который происходит после кризиса, всегда ускоренный – из этого следует, что на повестке дня будет труд. Эта тенденция отразится в одежде, которая будет напоминать о нем и всем, что с ним связано. 

Кроме этого, карантин ускорил процесс перехода на надомную работу и работу через интернет. Мы будем видеть акценты на портретной зоне. Украшать будут именно ее, ведь через монитор мы видны своим коллегам по пояс. Кроме прочего, усилится мода на домашнюю одежду: халаты, пижамы, полуспортивные комплекты станут некой нормой, в которой можно будет появляться на улице. К тапочкам вместе с дизайнерским платьем мы уже успели привыкнуть, так что вряд ли это кого-то шокирует. 

– А что происходит с инсайдерами, с модной индустрией? Например, во время карантина невозможно проводить фэшн-съемки и показы...

– Модные сьемки вовсе не остановились, когда был объявлен карантин. Дизайнеры стали присылать свои творения моделям, чтобы они снимали себя в вещах дома. Для модели сейчас очень важно быть популярной в соцсетях, вести свой инстаграм-аккаунт, иначе она не сможет работать в новых реалиях. И, конечно, в новом формате работы с дизайнерами задействованы не только манекенщицы, но и другие инфлюенсеры в модной сфере: блогеры, редакторы, звезды.

Сегодня технологии позволяют перенести весь продакшн в телефон. Человек, который умеет нажимать на кнопочку и включать камеру, к сожалению, сегодня способен взять на себя функцию фотографа, стилиста, продюсера. 

Я думаю (конечно, многие могут мне возразить), что со множеством модных профессий произойдет то, что в свое время произошло с конюхами и кучерами. Это были серьезные, иногда династические специальности, передающиеся из поколения в поколение, свой специальный круг... Но, когда эта профессия пропала, «пустое место» заняли все те специалисты, которые обслуживают автомобили: конструируют, ремонтируют, ухаживают за ними. 

– И что же делать всем тем людям, которые могут потерять работу в модной сфере?

– Вкладывать в себя. Развиваться как творческие единицы. Создавать личный бренд. Дело в том, что еще до карантина мы двигались по направлению к гипериндивидуализму. На передний план выходит персона, а не обезличенная красавица, рекламирующая помаду, или фотограф, имя которого знают только инсайдеры. 

Более того: во всех областях люди уже прекратили ставить знак равенства между словами «профессия» и «функция». Разделение на работу с девяти до шести и «реальную жизнь» после офиса доживает свой век. Сегодня в очень многих сферах мы работаем круглосуточно и работаем, по сути, собой. Поэтому, чтобы выжить в новых реалиях, надо развиваться как личность, осваивать смежные, а иногда и не относящиеся к нам напрямую области. 

Например, если ты, допустим, стилист, тебе понадобятся навыки блогера, чтобы собрать аудиторию. И, опять же, вернемся к удаленной работе. В принципе, экономисты говорят, что лучше выбирать те виды деятельности, которые не смогут выполнить роботы. Развивая свои таланты, расширяя кругозор и пополняя багаж знаний, люди действительно имеют все шансы остаться на плаву. 

– В прошлый раз мы говорили о том, что мода стала более этичной. Но сейчас магазины банкротятся и закрываются. Перейдут ли бренды обратно на сторону зла, чтобы выжить?..

– Интересный вопрос. Дело в том, что сложившаяся ситуация передала власть над рынком целиком и полностью в руки покупателя. Следовательно, если ты выбираешь неэтичное производство, рабский труд и прочие прелести гиперпотребления, у тебя есть все шансы вообще забыть, что у тебя когда-то был свой модный дом. Информация стала еще активнее распространяться по сети, поэтому чем «светлее» твое лицо, тем больше у тебя возможности выжить. 

Кстати, многие бренды выбрали в связи с карантином очень правильную, гуманную политику. Например, когда вы заказываете платье, вам в коробку вложат санитайзер и авторскую маску для лица. Некоторые дизайнеры начали шить маски на своих заводах. Другие – жертвовать средства на борьбу с коронавирусом, закупать аппараты ИВЛ и средства защиты для больниц. Я по-человечески, не как аналитик, в принципе склонна верить в хорошее и видеть в людях лучшее. Так что, надеюсь, пандемия только повысит осознанность внутри модной индустрии.

– Я где-то прочла, что с началом кризиса подскочили продажи недвижимости. Люди считают, что, пока у них есть деньги, надо их срочно вложить. А как обстоят дела с модой? Во что вкладыватся?

– И у ЦУМа повысились продажи онлайн-магазина на 60%. В принципе, любая экономическая турбулентность приводит к подобному поведению, в этом нет ничего удивительного. Но это вовсе не тенденция, да и вложение весьма сомнительное. Дело в том, что центиниалы – самое молодое наше поколение – вообще не ценит имущество. Для них квартиры и дорогие вещи не являются чем-то желанным. Они готовы тратить деньги на впечатления и развитие, а не на куски материи, которые приносят весьма кратковременную радость. 

Смысла скупать всю коллекцию в ЦУМе нет, потому что в будущем мы, скорее всего, будем «снимать» вещи на время, наподобие каршеринга. Гардеробы движутся в сторону минимализма, а вышеупомянутая надомная работа означает, что «выйти в люди» скоро можно будет и в том, в чем ты спишь. 

Ты спросила, во что вкладываться, – в развитие. Если что-то и может обеспечить нам благополучие, причем не только в личном, но и в глобальном масштабе, то это наши знания, кругозор, умение что-то создавать. В принципе, это не ново, это вечная ценность. И пока все сидят по домам и с тревогой смотрят в будущее, лучше вспомнить именно ее.