Все записи
10:04  /  22.09.18

810просмотров

Люди-невидимки

+T -
Поделиться:

На улице мы старательно их не замечаем или отворачиваемся. И только в мастерских «Турмалина» они чувствуют себя обычными людьми

Сережа ходит в «Турмалине» в столярку и ткацкую мастерскую. Сережа шустрый, настойчивый и очень любит музыку. И у нас с ним есть ритуал. Утром, когда мы здороваемся, Сережа спрашивает, как я доехала. Я отвечаю, что хорошо, и жду следующих вопросов:

— На самокате?

— Нет.

— Почему?

— А что на улице?

— Снег!

— Да.

— Снеееег!!! — Серега доволен, что мы разобрались, и уже мчится по другим делам.

И только один раз Сережа отошел от привычного диалога. В декабре он долго и тяжело болел, пришел в «Турмалин» только после Рождества, счастливый от предстоящей встречи. Вместо приветствия сразу поздравил с Новым годом и долго повторял фразу, которую я никак не могла разобрать. Оказалось, это пожелание: «Никогда не болейте».

Сергей. Фото: Наталья Рыбакова

Таких, как Серега, в «Турмалине» несколько десятков человек. Многим из них по 20-30 лет. Но они не могут сами приехать в «Турмалин», не умеют читать и писать, какие-то действия, которые для нас абсолютно естественны, им просто не под силу.Этим ребятам повезло. От них не отказались родители, их не заперли в психо-неврологическом интернате, и они даже работают. Делают свечи, керамические вазочки и чашки, деревянные игрушки, которые потом продаются на благотворительных ярмарках. Для кого-то мелочь, а для Сереги, Андрея или Димы — это карьерный взлет как от секретаря до генерального директора. Ведь они могли бы тихо угасать в интернатах, обколотые лекарствами, или деградировать запертые в четырех стенах родительской квартиры. Но их учат в мастерских «Турмалина», а потом дают работу и — как на настоящей работе — требуют ее выполнения.Впервые я пришла в «Турмалин» волонтером — одному подопечному требовалось индивидуальное сопровождение. Сначала мне показалось, что тут все очень «построено»: строгое расписание, правила за обедом, правила в мастерских. Я не слишком люблю дисциплину, и мне было некомфортно от такого ее обилия. Немного погрузившись в работу, я поняла, что внутри этой выстроенности много свободы, а структура очень помогает тем, кому сложно ориентироваться во времени самостоятельно.

Анна ведет занятия для подростков. Удивительно сочетает мягкость и строгость в отношениях с подопечными. Фото: Наталья Рыбакова

Дима — один из немногих, кто ходит в «Турмалин» пять раз в неделю. Он работает в керамической и столярной мастерских. Фото: Наталья Рыбакова

— Ооо! Наташка! — Дима любит встречать у самой двери и очень рад, если кто-то пришел не в свой рабочий день.

— Где работаешь?

— В офисе.

— Ааа, в офисе, — Дима очень любит расписание и хорошо знает, кто в какую мастерскую идет сегодня, но сотрудники офиса не так хорошо соблюдают порядок. Это немного путает Диму, ему важно знать все и про всех.

Валера любит слушать классическую музыку. Фото: Наталья Рыбакова

Юля ведет занятия для подростков. Она одновременно спокойна, зажигательна и заботлива. Фото: Наталья Рыбакова

Игорь работает в столярной мастерской. Фото: Наталья Рыбакова

Недавно я пришла в платье (для меня это редкость), и Игорь, не узнав меня со спины, давай сразу знакомиться! Он впечатлительный и легко очаровывается девушками. Очень интересуется каждым новым человеком и даже может показаться навязчивым, но хорошо принимает границы.

Саша работает в свечной и печет хлеб. Фото: Наталья Рыбакова

Саша последователен до занудства, может подробно рассказать, как изготовить свечу. Один из немногих приезжает в «Турмалин» сам.

Вика.  Фото: Наталья Рыбакова

Однажды к нам пришла чернокожая волонтерка. Вика смотрела на нее, как на инопланетянку, и была готова делать вместе с ней любую работу. 

Юра ведет столярную и свечную мастерские. Он очень внимателен и терпелив с подопечными. Фото: Наталья Рыбакова

Люди с ментальной инвалидностью исключены из нашего общества. Мы их не замечаем, их как будто нет. А если замечаем, то стараемся побыстрее отвести взгляд.

«Турмалин» — одно из немногих мест, где таким людям не отказывают в достоинстве и уважении. Где с ними общаются на равных. Где интересуются их мнением. Где их труд важен и нужен. Родители привозят сюда своих 30-летних взрослых маленьких детей, где они не просто занимаются в «развивалках», а действительно работают и чувствуют себя полноценными членами общества.

Чтобы «Турмалин» продолжал работать, нам нужно собрать денег на зарплату сопровождающих. Это нужно не только тем, кто ходит туда каждую неделю, но и нам всем. Именно нам, если мы считаем себя людьми, важно, чтобы люди с ментальными особенностями не были исключены из общества, чтобы их не запирали по квартирам и интернатам. Давайте скинемся по 100 рублей, чтобы непохожие на нас люди могли вести жизнь, похожую на нашу.

Источник: Такие дела