Как правило, детей-сирот направляют в больницу даже в тех ситуациях, когда лечение возможно амбулаторно. Иногда больница становится промежуточным этапом между семьёй и детдомом. Оказавшись в незнакомом месте, ребёнок очень переживает и нуждается в поддержке, но у медицинского персонала просто нет времени, чтобы уделять детям внимание. И тогда на помощь приходят волонтёры проекта «Быть рядом».

fp8jmY3YHXo.jpg

Наталья пришла в фонд почти шесть лет назад. Сначала она сама была волонтёром, а сейчас курирует команду из 30 человек в одной из московских больниц. Мы попросили её рассказать свою историю: о первом дне волонтёрства, о ночёвках в больнице и помощи в паллиативном отделении.

Нелюбимые и никому не нужные. Болеют и умирают.

Три года я была волонтёром в Морозовской больнице. Я хорошо помню свой первый день. Мы пришли в отделение с координатором, и там в коридоре стояли кроватки для детей, которые лежат без родителей. Среди них был маленький-маленький мальчик с синдромом Дауна. Я взяла его на руки, а он был таким легким, невесомым почти. Он лежал один и просто смотрел по сторонам. Ему было где-то полгода. Я держала его на руках, ходила с ним и разговаривала — так и прошла моя первая смена.

Через полтора года меня перевели в паллиативное отделение. Туда берут только опытных, а у меня за плечами медицинское образование и работа врачом. Дети там подключены к аппаратам, они в очень тяжелом состоянии: если что-то сделаешь не так, можешь навредить их здоровью. Полгода я ходила к этим детям, было очень тяжело. В один день ты приходишь, и ребенок есть, а на следующий — его уже нет. Как-то отпевали мальчика, ему было, кажется, три годика. Наши волонтеры договорились, чтобы его похоронили. Городом выкуплен участок на кладбище, где хоронят сирот.

В такие моменты очень тяжело — когда дети уходят. Нелюбимые и никому не нужные. Болеют и умирают.

Когда хоронили того мальчика, я не поехала. У меня не хватило сил.

В Морозовской больнице я ночевала три раза. Я подружилась там с одной мамой, и в первый раз осталась на ночь, когда у неё поднялось давление и случился гипертонический криз. Она не могла ухаживать за сыном, а за ним нужно было ночью следить, потому что он был на аппарате: нужно было прочищать пути и смотреть, чтобы мальчик не переворачивался. Его мама позвонила координатору и попросила, чтобы кто-то из волонтёров побыл с ним ночью. С ним осталась я. Где-то через три месяца мальчик умер. Как сильно плакала мама... Она нам тоже очень помогала. Когда никого из волонтеров не было, она ухаживала не только за своим сыном, но и за детьми-сиротами. Очень добрая женщина.

Во второй раз я ночевала в больнице, когда 15-летнюю девочку сбила машина. Она училась в Москве в музыкальном колледже, а её мама жила в другом городе. Когда она приехала к дочке, то ночевала в больнице. В какой-то момент она сказала нашему координатору, что уже несколько ночей не спит. Ей нужно было немного отдохнуть, потому что было тяжело уследить за дочерью — засыпала на ходу. И я осталась на ночь, а женщина уехала к дочке в общежитие. У девочки был перелом таза и сотрясение мозга, ей нельзя было подниматься, и нужно было следить за этим: подавать судно, чтобы она не вставала в туалет. Когда девочка поправилась, она устроила на Рождество концерт для детей в паллиативном отделении — пела и играла на кларнете. Было очень здорово.

Ещё один раз я ночевала, когда позвонили из офтальмологии. Поступила маленькая девочка, ей был где-то годик. Девочке предстояла операция на глаз, но никто из нянь не мог с ней поехать из дома ребенка. Она была одна в палате и сильно плакала, не отпускала от себя медперсонал, а они не могли находиться с ней постоянно. Тогда они попросили координатора, чтобы кто-то из волонтёров побыл с ней ночью. И я поехала. Сначала долго носила её на руках, а потом уложила спать. Ночь мы с ней пережили спокойно, а утром меня сменили.

Вместо родителей

Где-то через полгода, как пришла волонтёром в паллиативное отделение, я начала сильно болеть. У меня температура стала подниматься, и я объяснила куратору, что больше не могу. Она сказала, что понимает меня, потому что столкнулась с тем же самым, когда сама ходила к тяжёлым детям. И тогда меня перевели из Морозовской больницы в Свиблово. Там нет умирающих детей, там все дети здоровые, но у них сложная жизненная ситуация. Иногда они такие вещи рассказывают, что очень страшно становится. Мы их не спрашиваем ни о чём, они сами хотят выговориться. А мы слушаем, потому что от этого им становится легче.

Обычно с детьми в больнице лежат родители и ухаживают за ними: кормят, переодевают, дают лекарства, играют. А с детдомовскими некому лечь. И мы вместо родителей.

Куратором больницы в Свиблово я стала где-то через год. Работа моя состоит из нескольких направлений. Во-первых, это координация команды. У нас сейчас в больнице 30 волонтёров. Я составляю расписание на неделю, распределяю всех по парам, нахожу для каждого удобное время. Во-вторых, я обучаю новых волонтеров: показываю, как нужно с детьми общаться, рассказываю, что у нас есть для детей, знакомлю с персоналом, объясняю, откуда эти дети, болеют они или нет. Еще я веду документацию. Сейчас наши волонтёры сдают тесты на коронавирус, нужно за сутки подать заявки, и я этим тоже занимаюсь.

Сотрудники отделения часто обращаются к нам за помощью, если детям нужны какие-то вещи. Например, недавно просили сланцы или тапочки для нахождения в отделении. Когда дети поступают, у них забирают всю одежду, убирают её в камеру хранения и выдают больничную. Но не всегда бывает одежда и обувь нужного размера. И тогда мы помогаем. Медперсонал просит меня, а я передаю информацию в фонд. Договариваемся с сотрудниками наших складов и автоволонтерами, просим, чтобы что-то на акциях в «Глобусе» собрали. И потом памперсы, детское питание, одежду — всё это привозят в больницу.

Я продолжаю ходить к детям раз в неделю как обычный волонтер и по мере надобности сопровождаю новеньких. В больнице свой распорядок дня. У детей есть свободное время с утра до обеда и после тихого часа до ужина. В этот промежуток мы можем с ними заниматься: с 10 до 12:30 и с 15:30 до 17:30.

yIWyhxIZCMI.jpg

Мама приходила, а её не пускали

Некоторые дети по 15 раз лежат в больнице. Часто встречаешь знакомые лица. Как-то мы рисовали с детьми акварельные скетчи, и была одна девочка, которая никак не решалась нарисовать кита. Она мне говорила: «У меня не получится». И нарисовала кактус. А через год она снова поступила, подошла ко мне и сказала: «Я не могла кита нарисовать, но сегодня я смогу». И она действительно нарисовала.

Дети всегда вспоминают, что было в прошлый раз. Однажды мы на Новый год пригласили девушку, которая играла на ханге. Один мальчик, который в это время как раз лежал в больнице, снова поступил к весне. Он встретил нас и сказал: «Я помню, нам тут на тазах играли».

я в Свиблово.jpg

Я в Свиблово 2.jpg

По именам и лицам я помню многих детей. Был такой белобрысенький мальчик, ему годика два было или три. У его мамы была алкогольная зависимость, и у нее забрали ребёнка. Дима его звали. Дима её очень ждал. Он всегда сидел около двери отделения, смотрел в окно, а когда мы с ним ходили гулять, заглядывал во все машины. Он постоянно искал маму. А мама к нему приходила, но её не пускали. Было тяжело это видеть.Недавно одна девочка сказала: «У меня сегодня день рождения. Мама сказала, что она меня заберет». У нёе не было с собой телефона, и она не знала точно, придут за ней или нет. Но когда мы с волонтёрами уходили, то увидели, как она идет вместе с мамой.

Когда я решила заниматься волонтёрством, мои родители мне сказали, что я отнимаю у детей мать. Иду к чужим, а своих оставляю. И тогда я спросила дочек: «Если вы скажете, что не надо, я не пойду волонтёром». Но они подумали и сказали, что у них совсем никого нет, а у нас есть мама: «Мы не пострадаем, если ты будешь раз в неделю к ним ходить, ведь у них нет родителей. Но мы боимся, что ты полюбишь их больше, чем нас, потому что они более послушные». И я им ответила тогда: «Вы мои дети, и я всегда буду вас любить, даже если вы бываете непослушными».

__________________________________________________________________

Помощь детям-сиротам в учреждениях — это одно из направлений работы фонда:

•‎ Волонтёры поддерживают детей в больницах. Некоторым из них нужно лечение, и волонтёры ухаживают за ними. А некоторых детей поместили в больницу перед тем, как отправить в детдом. И волонтёры помогают им пережить разлуку с семьёй.

•‎ За детьми из детдомов, которых привозят на лечение в Москву из других регионов, круглосуточно ухаживают наши няни. Они живут с детьми в больнице и поддерживают малышей, чтобы им не было страшно.

•‎ К ребятам постарше ходят в интернаты волонтёры-наставники. Вместе с ними подростки готовятся к выпуску из учреждения и самостоятельной жизни.

Подписавшись на регулярные пожертвования, вы помогаете фонду планировать работу и быть уверенным в том, что дети не останутся без помощи.

ПОЖЕРТВОВАТЬ