Все записи
18:13  /  5.12.18

1518просмотров

Мама, я хочу стать Сережей

+T -
Поделиться:

По статистике, в мире расстройством гендерной идентичности в среднем страдает 1 человек из 100 000. Это равным образом встречается как у мужчин, так и у женщин.

После сорока лет начинается новая жизнь. Кто-то разводится и заново выходит замуж, увольняется с работы или переезжает в Европу, а кто-то идет на более радикальные меры. Герой моей прошлой публикации Игорь в 43 года понял, что он и не Игорь вовсе, а Анна.

Звучит это интригующе и даже модно. По социальным сетям размножились группы, где молодые люди делятся опытом по самостоятельной смене пола, по ютубу гуляют видеоролики с теми, кто «познал себя и состоялся в новой роли». Все это кажется таким веселым, таким интересным, что трансгендеры превратились в настоящих кумиров. Есть мнение, что все трансформации они совершают ради денег:

«Почему ты интересуешься этой темой? – спросил меня приятель. – Я знаком с такой проституткой, она – или он - самая дорогая в нашем городе».

Но так ли все это на самом деле просто? Я вспоминаю, как из-за нетрадиционной ориентации один мой знакомый покончил жизнь самоубийством, а другой бежал из города. Я помню героиню своего прошлого текста Анну – ее потухший взгляд, полную неуверенность в себе, в жизни, в будущем. И то, что все окружающие называли ее «оно».

Жить дорого, дышать дорого

Процедура по смене пола недешевая, по разным сведениям – до 2 миллионов. Жить дорого, дышать дорого, остается только страдать…

А как это назвать иначе? Когда я задумываюсь о трансгендерах, то сразу представляю человека, который до определенного возраста был, скажем, лошадью. Мозги при этом у него были вполне себе человеческие, и от прямого несоответствия желаемого и действительного он сильно страдал. Ему удалось накопить на операцию по превращению в человека, но после этого другие лошади наотрез отказались принимать его в свой табун. Начинается новый ад.

— Трансгедерность – это редкое состояние. Но это не означает, что таких людей нет и они не нуждаются в медицинской помощи. Если врачи приходят к выводу, что пациенту необходима смена пола как лечебная мера, способствующая его социально-психологической адаптации, то человеку нужна гормональная терапия, он должен наблюдаться у эндокринолога и необходимо, чтобы психолог помог адаптироваться к новой социальной роли. Увы, наше общество не готово относиться с пониманием к таким людям - говорит доктор медицинских наук, профессор, врач высшей категории, психиатр, психотерапевт, сексолог Степан Матевосян.

Мы сидим в Московском Психоэндокринологическом центре, что находится на Арбате. Ежегодно сюда обращаются примерно 60 человек по поводу смены пола или, как говорят по-научному, «расстройства гендерной идентичности». Все они – жители разных регионов нашей страны (для сравнения – в центр позитивной психотерапии на Дальнем Востоке с подобным запросом обращаются в среднем два человека в год).

Степан Нарбеевич Матевосян – директор центра. Основная сфера его научных интересов – нарушение идентичности при психических расстройствах.

— А что еще делать, если помочь некому? – спрашиваю. - Операция по смене пола стоит дорого, и, как Вы правильно заметили, общество наше таких людей не принимает…

—  Увы, после операции могут возникнуть серьезные трудности. Это связано и с проблемами в трудовой адаптации (из-за необходимости менять место работы, порой и профессию), и в семейной адаптации (нередко прежние семейные связи нарушаются, а новые установить становится не просто). Сложно найти сексуального партнера.

 Далеко не всегда трансгендер получает поддержку со стороны близких и друзей, сослуживцев. Нередко они вынуждены менять окружение, что, конечно, отражается на качестве жизни. Это случилось с героиней Вашей статьи, которая стала женщиной в 43 года, потеряв работу, семью и свое близкое окружение. Оказалось, что помочь ей некому!

— Как правильно вести себя родственникам?

— В идеальном варианте любой родственник должен оказывать поддержку члену семьи. Нужно помочь ему попасть на прием к специалисту, который поможет разобраться в том, какая причина привела к тому, что ваш близкий стал идентифицировать себя с лицом другого пола. Исходя из этого, он предложит тактику лечения. Далеко не каждое расстройство половой идентичности требует смены пола.

— Ваш стаж работы – около 30 лет, в том числе с подобными людьми. Есть ли в нашей стране специализированные центры поддержки?

— Я бы не стал разграничивать трансгендеров от всех остальных людей. У них такие же заботы и проблемы, как у всех. Поэтому им должна оказывать поддержку любая служба психологической помощи. Трансгендеры часто имеют суицидальные тенденции до смены пола. А смена пола нацелена на то, чтобы снизить этот риск.

Вспоминаю пьесу Эжена Ионеско «Носорог», которая очень мне нравилась на втором курсе филфака. В ней есть такие слова: «По-моему, это просто глупо – сходить с ума из-за того, что несколько человек вздумали сменить шкуру. Им не нравилось в своей. Они вольны распоряжаться собой, это их дело». Думаю об этих словах и говорю:

Сменить пол – это непросто. Особенно если живешь в маленьком провинциальном городе…

— Недавно вышел приказ Минздрава РФ, согласно которому в любом регионе лицензированное медицинское учреждение, где есть психиатр, сексолог и клинический психолог, может создать врачебную комиссию и рассматривать вопрос о смене пола в каждом случае отдельно, - отвечает Степан Нарбеевич.

— Врач-психиатр обследует на предмет наличия психических расстройств, сексолог определяет особенности психосексуального развития, а клинический психолог с помощью экспериментально-психологических методик определяет особенности личности, мышление, эмоциональную и волевую сферы, а также особенности полоролевого поведения и сексуальной ориентации. Врач-эндокринолог должен дать оценку гормонального статуса пациента. После этого назначается врачебный комиссионный осмотр. Все это может занять 2-3 недели.

Так кто здесь ОНО?

Я рассказываю Степану Нарбеевичу про европейские сайты знакомств, где в графе пол можно выбрать между «мужским», «женским» и «промежуточным»:

— У нас нет такого! Может и зря.

— Да, в обществе есть строгое разделение на мужской полюс и женский. Вполне возможно, что если была бы введена некая третичная идентичность, это облегчила бы адаптацию подобных людей. Проще говоря, если был бы «третий пол» часть пациентов не нуждалась бы в хирургической операцию по смене пола.

— Одна моя знакомая однажды познакомилась с человеком, который до тридцати лет был мужчиной, а стал женщиной. Знакомая именовала эту личность «оно». Тактично ли это?- задаю мучающий меня вопрос.

— Если человек сменил пол, значит, к нему нужно обращаться так, как он в данный момент себя идентифицирует. Кстати, полную хирургическую операцию по смене пола проводят примерно 22% из всех пациентов. Многие женщины, к примеру, удаляют груди, меняют паспорт и пьют гормоны. Им этого достаточно.

— А кому-то и это не нужно, - соглашаюсь я и рассказываю, что пока готовилась к интервью, нашла множество групп в социальных сетях, где люди пытаются самостоятельно сменить пол. — Они предпочитают пить гормоны без назначения врача

— Самостоятельный прием гормональных препаратов, конечно, чреват осложнениями и множеством побочных эффектов. Эти препараты должны назначаться врачом по показаниям и после тщательного предварительного обследования. Если показаний нет, этого делать не нужно.

— Почему обычно возникают подобные особенности поведения?

— В классическом варианте – «все родом из детства» то есть идентификация себя с противоположным полом проявляется с самого раннего возраста, с периода становления базовой половой идентичности. Но бывают и другие случаи, когда в детстве это не выражено и в какой-то период жизни нечто происходит и психически человек начинает воспринимать себя по-другому.

— Были ли на вашей памяти счастливые истории трансгендеров?

— Да, были, но не очень много. Это когда сменил пол, создал семью, где партнеру безразлично прошлое супруга. Есть такие и мужчины, и женщины. Но таких примеров, к сожалению, очень мало. - заключил Степан Матевосян.

P.S.

В пьесе «Носорог» есть такие слова: «Я человеческое существо. Че-ло-ве-чес-ко-е. (…) Горе тому, кто хочет сохранить свое своеобразие!».