Все записи
22:21  /  14.12.18

5401просмотр

Трансгендерность разрушила мою жизнь

+T -
Поделиться:

Если когда-то мне и было что терять, то к нынешнему времени половая дисфория окончательно разрушила мою жизнь, чего мне теперь бояться? Мне так долго приходилось скрывать своё состояние, постоянно играть чужую роль, что теперь мне приятно наконец открыто заявлять об этом.

Мне 32 года, я живу в Питере вместе с матерью. Братьев и сестер у меня нет. Друзей у меня пока мало. Некоторые из них, увидев мои фотографии в Интернете, комментируют их: «Тебе так больше идет». Мать эту тему игнорирует.

По паспорту меня зовут Носков Михаил Андреевич. Однако у меня уже есть справка с диагнозом F64.0 транссексуализм, я получила ее 24 августа 2018 года. И в ближайшие месяцы буду менять документы. В Интернете все знают меня, как Катю. До хирургической коррекции голоса мне слишком трудно говорить о себе в женском роде вслух. Поэтому сама я просто избегаю гендерных окончаний в своей устной речи, и никого не прошу называть меня определённым образом. Каждый сам решает, как ему меня воспринимать.

Кто такой Микки Маус

Отношения с матерью были очень сложными. Она не водила меня в детский сад, а держала дома, где было очень скучно, и приходилось проявлять изобретательность, чтобы придумать себе какое-то занятие… Кроме того, она изолировала меня от общего культурного пространства, в котором находились другие дети. Когда я пришла в школу, все знали, например, кто такой Микки Маус, а я – нет. Мне не давали комиксов, не показывали телевизор, электронные игры и так далее. Из-за этого было трудно поддержать разговор с другими детьми.

Проблемы стали по-настоящему серьёзными в процессе полового созревания. Приходилось рефлексировать исключительно в одиночестве. Я не понимала, что со мной. В старших классах у меня было всего два друга, с остальными не удавалось наладить общение, либо же приходилось старательно избегать конфликтных ситуаций. Из-за постоянной депрессии, вызванной половой дисфорией, у меня были большие проблемы с успеваемостью и социализацией (время после уроков у меня проходило дома в одиночестве). А мать  считала, что всё в порядке.

В 18 лет я поступила в физико-механической колледж имени Зверева по специальности программирование. Так я хотела научиться быть мужчиной, но после второго семестра меня отчислили за неуспеваемость. Эта специальность мне не подходит. К тому же, я не могла представить своё будущее в виде мужчины, поэтому были проблемы с мотивацией, направленной в будущее.

В 19 лет я вступила в брак. Это было важно прежде всего как возможность уйти из родительской семьи. Тогда я думала, что мои проблемы в основном вызваны странностями моей матери и необычным воспитанием. С женой я познакомилась в Интернете. Этот брак распался через год, вторые долговременные отношения были с подругой жены, и продержались уже вдвое больше. А третий семейный проект длился три года. Эта женщина познакомилась со мной в клубе, она была старше меня на 14 лет. Мне казалось, что раз у меня всё равно нет выбора (родиться девочкой уже не получится), то правильнее будет учиться приспосабливаться к жизни в мужском теле. 

Жить стало невыносимо

Жить стало настолько невыносимо, что для прекращения этих мучений стало казаться разумным закончить жизнь самоубийством. Однако я слишком сильно люблю жизнь как явление. Мне удалось преодолеть этот период, и найти для себя возможность сопротивляться моей главной проблеме. Это приносит облегчение, даёт ощущение борьбы, которое само по себе гораздо лучше, чем просто лежать и терпеть.

В 2017 я обратилась в психоневрологический диспансер (№4). Справка о трансгендерности была выдана значительно позже комиссией под руководством Исаева Дмитрия Дмитриевича. А сначала предстояло провести большую психологическую работу над тем, чтобы принять свою судьбу. Принять это как приемлемый выход из такой ситуации.

Я наблюдаюсь у эндокринолога, сдаю анализы, врач назначает препараты и дозировки. Уже четыре месяца я принимаю гормональные препараты. В моём возрасте эффекты гормональной терапии проявляются в течение трёх-четырёх лет, поэтому пока мало что изменилось. Обхват бёдер вырос всего на 2,5 см. (уже три), грудь ещё не достигла первого размера…

Я планирую хирургическую коррекцию голоса с сопутствующим удалением кадыка, и вагинопластику. Вероятно что-то ещё, но это уже нужно будет смотреть по ситуации. Гормональная терапия — это не очень дорого. Конкретная сумма индивидуальна, однако в любом случае речь идёт о нескольких тысячах рублей в месяц. А вот хирургия на два порядка дороже, каждая операция стоит сотни тысяч рублей. Я зарабатываю самостоятельно, однако скорость накопления пока слишком низкая, и я думаю о том, как мне увеличить мой доход. 

 У меня пока почти нет женской одежды, всего один демисезонный лук, а сейчас для него не та погода. Есть еще вечернее платье… Но мне о нем думать рановато. До операции на шею (коррекция голоса и удаление кадыка) я не смогу выглядеть достоверно. В женскую одежду я одеваюсь только по особому случаю, например, для фотосессий, или для телешоу, или же на вечеринке у друзей. Это все было вне дома и при помощи других людей. Я принимала участие в телепередаче  «Звезды сошлись» на НТВ (https://youtu.be/G6Kotlerz6c?t=4827)и матери кто-то прислал ссылку на нее. Она посмотрела передачу, и видела мои фотографии в Интернете, но мы это не обсуждали.

Недавно у меня был шоппинг в компании подруг. Я ориентируюсь на их подсказки. В прошлом, когда я была мужчиной, то постоянно носила какой-то один костюм, а когда что-то приходило в негодность, жена говорила: давай уже купим что-нибудь, а то нету же ничего...

 Мне настолько не комфортно в мужском теле, что мне было не так уже и важно какую именно мужскую одежду носить, мне в любом случае не нравилось выглядеть так. Стараюсь брать что-то нейтральное, унисекс, вроде спортивной одежды (хотя сам по себе спортивный стиль мне, конечно, же не нравится). Одежда для меня не первостепенна. Гораздо важнее изменить свое тело, внешность и анатомию. И, конечно же, голос. А остальное уже приложится как следствие.

Я сейчас работаю в Интернет-магазине подарков. Целый день я отправляю посылки, общаюсь с клиентами, поставщиками, упаковываю и оформляю сопроводительные документы. Магазин принадлежит моему старому другу, с которым мы знакомы уже более десяти лет, он все про меня знает и принимает. Несмотря на то, что я ещё не использую в повседневности явно женскую одежду и косметику, некоторые незнакомые люди обращаются ко мне в женском роде. Это очень приятно.

Для меня главное моё тело, моя внешность и анатомия. Одежда – это уже следствие, она не играет центральной роли в этой проблеме. Современная наука считает, что причина транссексуализма – врождённое нарушение половой дифференциации мозга. К сожалению, на нынешнем технологическом этапе это не лечится. Я могу только воспользоваться возможностями гормональной терапии и реконструктивной хирургии, для того чтобы сделать своё тело как можно больше похожим на женское, и за счёт этого облегчить своё состояние. Мне бы хотелось иметь своих детей, но я уже утратила фертильность и потому мне придется смириться с бездетностью.

Психиатр, психотерапевт центра Позитивной Психотерапии «Positum 705» Павел Фролов:

—  F64.0 - это тот самый истинный транссексуализм. В таком случае показана смена  паспортного пола, заместительная гормональная терапия  хирургическая коррекция при необходимости. Напоминаю, что трансгендерность -  довольно редкое расстройство. За каждым подобным случаем стоит живой человек со своими собственными драмами и тяжелыми, порой невыносимыми, переживаниями. Поэтому каждый такой случай достоин самого серьёзного рассмотрения, вдумчивой профессиональной помощи и человеческого тепла и поддержки.

В статье «Мама, я хочу стать Сережей» была озвучена следующая статистика - расстройством гендерной идентичности в мире в среднем страдает 1 человек из ста тысяч.  Это равным образом встречается как у мужчин, так и у женщин.