Все записи
11:05  /  15.06.19

4243просмотра

Помочь странной Маше

+T -
Поделиться:

«Уа, уа, уа!» - сиреной взвыл телефон Маши. Извинившись, она выскочила из кухни.

На кухне около открытого окна за столом пили чай Наташа, Женя и Маша.

Перед этим долго решали, кого отправить за пиццей. Маша категорически этого не хотела, потому отправили ее, а сами стояли на улице, морально поддерживали. В 37 лет она жила по сценарию «Я буду хорошим мальчиком», который превратил поход в пиццерию в опасное приключение «как-не быть - убитой - в спальном районе - Москвы».

«Бедная Маша, - подумала Наташа. – Как ей, должно быть, неудобно. Впрочем, она сама не понимает, что происходит и ей должно быть все равно». Именно Наташа преподавала Маше урок храбрости. 

- Зайди в кафе, закажи пиццу, и выйди! А мы на улице подождем. Ничего страшного с тобой не случится.

- Я боюсь. Ведь я выгляжу странно. Что люди подумают? – Маша увлеченно ковыряла носком сандалии песок. В уговоры включилась Женя:

- Людям на тебя плевать. К тебе часто пристают на улицах? Задают вопросы?

Как ей просто говорить! Сейчас Женя находится в самом начале перехода и пока похожа на парня. В мужской одежде она ничем не отличается от обычного мужчины. Совсем другое дело – Маша… Среди желающих стать частью толпы она бы заняла первое место.

- На меня часто косятся… Все потому, что стараюсь не привлекать внимания. А если меня заметят, то убьют, – задумалась она.

- Ктооо? За чтоооо?

- Неужели вы не понимаете! Генетически я мужчина! Быть женщиной - это грех-грех-грех. – скосила взгляд Маша. - Приличные люди ненавидят таких, как я.

Если взять за аксиому, что одежда и стиль отражают внутренний мир, то видно, что Машу одевал человек, не имеющий представления о том, кто она такая на самом деле. Она ходит в мужской одежде. Брюки у нее серьезные, со стрелочками, рубашки – клетчатые, как у потертого жизнью библиотекаря.

От неправильного приема женских гормонов у нее выросла большая грудь. Лифчик она не носит – это не положено генетическим мужчинам, которые не хотят шокировать общество.

Через 10 минут ее удалось уломать пойти в пиццерию. Когда Маша входила внутрь, она выглядела, как ныряльщик перед прыжком в Мариинскую впадину. «И почему она думает, что ее могут убить? Коситься – да, может быть – приставать с дурацкими вопросами. Но не убить…» - задумалась Наташа.

Вскоре Маша вышла из кафе, таща пять упаковок пиццы, сияя при этом, как будто внутри нее зажгли электричество. Покупка пиццы для нее подвиг. Наташа предложила закрепить успех и сходить в ближайший алкомаркет за выпивкой!

- Вина? – бодро предложила она.

Маша оглядела улицу, но не увидела ни алкомаркета, ни продуктового магазина:

- Я что-то его не вижу!– сказала она.

- Еще бы! Его здесь нет, - отвечала Женя.

- Он за углом, - улыбнулась Наташа.

- Зачем же вы мне его предлагаете? Мне нельзя пить, - свет внутри Маши тут же потух.

- Мы купим одну бутылку. Нас трое. Никто даже не опьянеет!

- От меня будет разить спиртом! – упиралась Маша.

- С такого количества вряд ли.

- Нет, мне нельзя пить. Мне еще домой ехать. А если увидит мама… – с ужасом прошептала Маша.

- И что с того?

- Мама запретит мне выходить из дома! – взвизгнула она. Женя широко открыла рот, и не нашла, что ответить.

Все знали, что с мамой Маше повезло. Эта женщина жизнь положила на воспитание своего ребенка. Они жили без отца, жили в страшной бедности, голодали. Мама очень много работала. Бедная мамулечка, она искренне любит Машу, и Маша сильно-сильно любит ее. Маша должна с ней считаться. Мама догадывается, что ее сын Маша и не сын вовсе, и ей это очень больно.

Если мама узнает, что Маша занимается чем-то неугодным (хотя бы просто пьет вино), то запретит ей выходить из дома. Она скажет: «Я всегда знала, что ты такой». Машина жизнь будет протекать по одному сценарию: «дом – метро – работа». И дача по выходным.

Вино покупать не стали. За столом в гостях у Жени разговорились. Наташа и Женя разговаривали о Маше так, словно ее не было.

- Ей нужно срочно уходить от мамы. Пусть переедет ко мне, - заметила Женя.

- У тебя нет электричества в одной комнате, - отмахнулась. Маша – И почему это я должна переехать из дома, где мне уютно?

- Починим электричество!

- Появится много проблем. Придется прибираться в своей комнате самой. А когда это делать? Я работаю с 8 утра. Мне придется просыпаться в 5, и только в 7 вечера я буду приходить домой… - парировала Маша.

- И что?

- Я работаю в серьезной организации, куда меня устроила мама. Мои коллеги привыкли, что я притворяюсь мужчиной, - отпиралась Маша. На улице протяжно загудел проезжающий мимо автобус.

- Какая жалость! Придется уволиться.

С минуту все сидели молча. Маша лихорадочно пыталась придумать причину, по коей не может переехать.

- Если я стану жить сама, то не буду успевать себе готовить! - выдохнула Маша.

- Мы будем готовить по очереди!

На улице орали играющие на детской площадке дети. Наташа уныло посмотрела на Машу, затем на часы, висящие на стенке. Потом опять на Машу.

- Нет, мне нужно отдавать маме ползарплаты. Маме не хватает пенсии на жизнь. Она самый близкий человек для меня! – защищалась Маша.

- А ты не отдавай. – Женя.

-Ты будешь носить женские вещи! Ты станешь собой! - Наташа.

Удивительно, что может сделать с человеком одежда! Однажды Наташа видела Машу в женских джинсах, свитере и кедах. Сразу же из среднего рода та превратилась в чуть полноватую ширококостную даму – словно все пазлы встали на место.

- Тогда меня побьют на улице, - держала оборону Маша, заглушая визг, доносящийся из открытого окна.

- ПОЧЕМУ??За чтоооо?

- Так говорит мама. Я не женщина и не мужчина уже тоже! – рубила Маша. - Я выгляжу как средний род. Меня могут побить только за это.

Оглушительно трещал автобус за окном, видимо, авария. Наташа с любопытством выглянула в окно. Автобус столкнулся с трамваем. Интересно, есть ли жертвы?

Мама Маши специально ходит с СЫНОМ в магазин и выбирает ему одежду – мужскую. Ее МАЛЬЧИК должен обязательно ходить в брюках и клетчатых рубашках как правильный МУЖИК! Она даже ранец СЫНУ выбрала – как у школьника, но МУЖСКОЙ! Сколько сил она положила на то, чтобы выбить эту дурь из головы СВОЕГО ребенка!!! А кто о нем еще позаботится, если не мать?! На недостатки СЫНА можно закрыть глаза, чтобы сделать его НОРМАЛЬНЫМ. Даже в 37 лет ОН – РЕБЕНОК! Возможно, когда-нибудь ОН захочет стать как все. Она воспитывала СЫНА правильно, ГДЕ ОНА ОШИБЛАСЬ? У НЕГО родинка на щеке, аккуратно выщипанные брови (это дико!), детская улыбка и длинные волосы, собранные в хвост. И как он будет жить без нее? ЕГО надо ЛЕЧИТЬ!

- Когда ты на тебе женское, ты выглядишь, как обычная женщина!! – прорычала Женя.

Маша растерялась. В словах Жени не было смысла, хотя каждое слово по отдельности было понятно.

- Если я уйду, мама легко меня разыщет. Тогда меня заберут в психушку. Я еще жива только благодаря тому, что мама меня охраняет! - бушевала Маша. Мимо проехала машина с оглушительной музыкой: «В кожаном плаще мертвый анархист… Трупы вел он за собой!».

- КАК???

- Мама чувствует меня!…Она говорит: «Без меня ты не сможешь»! И я… я правда не смогу без нее!- рычала Маша.

- Это звучит как отговорка!

- Она знает, что со мной происходит нечто. Она догадалась. Она говорит: «Если ты гей или хочешь сменить пол, я не переживу». Мама не умрет, если я уйду! – Маша начала войну, в которой не было противника. Детские крики умолкли, раздавалась лишь музыка из машины: «Трупы всю ночь кричали…». Оглушительно взвыла сирена скорой помощи.

- Нет, не умрет! – с досадой помотала головой Наташа.

- Мама сказала: «Я никогда не поверю в то, что ты женщина! Ты для меня – сын!». Мне пришлось убить все чувства в себе, я мертвая внутри. Мне нечего терять!- Маша пошла в нападение.

- Нет, не мертвая! – подхватила Женя.

- Мама положила на меня жизнь, как вы не понимаете! Я должна быть с ней! От меня требуется только это. Она говорит: «Семья вместе – душа на месте». Она не может спать или отдыхать, когда меня нет дома. – Маша кинула в подруг невидимой гранатой. Тревожно взвыла сирена еще одной скорой.

- И что?!

- Все остальное время она волнуется и переживает, думает, где я и с какими извращенцами спуталась!.. Мама хочет внуков! И твоя ведь мама хотела внуков, так? – она направила воображаемые танки в сторону Жени. – Значит, ты меня поймешь.

Все умолкло. Они шепотом поговорили про Машину маму. В детстве от нее приходилось многое скрывать. Маша ненавидела свои половые органы, а после приятных слов у нее было желание сжечь простыни. Смириться со своим вынужденно мужским телом Маша не могла. Нужно было начать переход, и сделать это так, чтобы не заметила мама… Маша правда ее сильно-сильно любит и не хочет обижать. Нужно как-то мириться с телом и уживаться с мамой, знак равенства между этим нельзя было поставить.

Как-то мама нашла женские гормоны, и что тут началось! Она сразу свалилась на диван с криками: «Что творится, я лучше умру! Нет ничего хуже психически больного ребенка!». Маше пришлось клясться, что все это глупости… Гормоны она выкинула. А потом, когда мама уснула, разыскала их в мусорном ведре.

И вот взвыл телефон. Извинившись («Мама звонит!»), Маша выскочила из комнаты. Женя и Наташа ждали ее в кромешной тишине. На улице почти все уже успокоилось – к счастью, авария оказалась несерьезной. Пострадал один пассажир трамвая, пенсионер. Две машины скорой для него было многовато.

Появившись на кухне, Маша тяжело вздохнула:

- Мама сказала ехать домой. Нужно хлеба купить.

- Потом купи, - хором возразили Женя и Наташа.

- Уже поздно…

- Сейчас пять вечера! Пусть сама сходит.

- У нее ноги болят. Нет, она не может.

- Сходи после!

- Мама смотрит телевизор! Скоро начнется ее любимый сериал…

- Откуда такая срочность?!

- Надо СРОЧНО.

- Сейчас пять вечера, ты успеешь вернуться домой!

- Повторяю, надо СРОЧНО!

- Ты не ребенок, ты – взрослая ЖЕНЩИНА!

- Я живу с мамой!!! Я должна считаться с ней!!! А ОНА ПОПРОСИЛА КУПИТЬ ХЛЕБА! – Маша чуть не плачет.

- Да что же это!..

Снова заревели сирены! Да что же случилось на улице? Машу осенило, что нужно сказать:

- Мама ждет! Она меня вырастила. Я такая, какая есть, и она в этом не виновата. Я перед ней в неоплатном долгу… А я мертвая внутри, мертвая и ничего не чувствую. Меня нет.

- Ты не можешь купить хлеб попозже? – задала Наташа прямой вопрос.

- От моего дома до метро час пешего хода! После 8 реже ходят автобусы. Мне придется идти пешком!

- ИИИ?

- А вдруг на меня нападут!

- КТО?? – Женя.

- Тебе 37 лет! – Наташа. Загудел вертолет или ей послышалось?

- МНЕ НУЖНО ЕХАТЬ ДОМОЙ! – взревела Маша.

- Зачем?

- ДОМОЙ! – схватив ранец, Маша сунула ноги в сандалии 44-го размера и умчалась с поля боя.

Какое-то время Наташа и Женя посидели в тишине, глядя на недоеденную пиццу и недопитый чай, которые оставила Маша. Затем они молча наблюдали из окна за тем, как она бежит от подъезда к метро семимильными шагами.

 

Комментировать Всего 29 комментариев

В этом тексте Вы продолжаете исследование очень сложной темы - омнидоминантной матери. Это смело, провокационно и необычно настолько, что едва ли многие Ваши читатели вообще воспримут затронутую проблему. Ваш герой, Маша, находится в очень сложной ситуации: он превращается в нее, стремясь всеми силами построить свою идентичность, но при этом вынужден (и хочет, возможно, на бессознательном уровне) остаться "хорошим" ребенком для своей матери. Мать одновременно притягивает и отталкивает, полностью доминирует и любит, но для построения своей идентичности таким радикальным способом, как смена пола, символический разрыв с матерью необходим. То, что должно произойти - это второй, символический отрыв ребенка от материнской груди. Что, возможно, является самым сложным психическим актом в жизни любого человека.

Эту реплику поддерживают: Елена Проколова

Я сейчас стою с Машей и Женей в магазине электроники. Они покупают розетки и кабели, чтобы сделать у Жени ремонт. Маша всё-таки хочет переехать!!!

Я только что вслух зачитала ей Ваш комментарий. Она сказала, что все верно.

Это лестно, что мой анализ оказался верным. Передавайте ей пожелания успехов в ее новой жизни!

Маша сейчас просматривает каталог , чтобы выбрать какой-то элемент для ремонта... Мы с Женей на кресле её ждём. Как она вернётся, я непременно передам!

Эту реплику поддерживают: Аркадий Недель

Мнение транс-дамы про этот рассказ:

1) Мамочки, которые так тиранят своих взрослых "детей" - в реальности своих детей совершенно не любят. 2) "Ребёнок" для таких "мам" - не живой человек, а кукла, игрушка, предмет собственности.3) Не было бы проблемы транссексуальности - тиранила бы по любым другим вопросам - главная задача такой как бы "мамы" - убедить ребёнка в его беспомощности, что без неё он пропадёт.

4) Главная беда в данном случае - в "Маше" - она привыкла к такой жизни, менять ничего не желает и без маминой "опёки" она себя уже не мыслит.__________________Просто переселяться - бесполезно: это чудовище в образе "мамули" найдёт и удавит своей заботой, потому как "Маше" этот тип отношений привычен и комфортен."Маша" не желает покинуть этот дурдом. Она получает удовольствие, позиционируя себя жертвой деспотичной мамочки.

Но это всё я говорю про персонажей рассказа. Возможно, что ты сгустила краски и в реальной жизни всё не так ужасно..

Ещё раз подчеркну: дело не в транссексуальности "Маши". Такая "мамуля" всегда найдёт тему, чтобы выедать мозг "ребёнку".

Лекарство одно: покинуть "мамулю" навсегда: уехать в другой город, в другую страну и никогда не навещать, не звонить и не писать "мамуле".В результате у "мамули" быстро перестанут болеть ноги, а также пройдут и прочие её болезни, которыми она шантажирует "Машу".

Однако "Маша" на это не пойдёт.

Клиника.

Если пациент не желает выздороветь, излечение невозможно.

"Чудовище в образе мамули..." не слишком верный подход к проблеме. Во всей это психодраме нужно понять и мать, которая не только чудовище, но и любящая, давшая жизнь этому ребенку женщина. Здесь не стоит упрощать ситуацию.

Маша: "Она самый обычный человек. Она не тиран и не демон. Она просто непонимающий человек! Её взгляд на жизнь в моём понимании ограничен. Она всегда думала, что у нее сын и растила сына. Она может соискать титул чудовища в одном случае - когда говорит мне: " А что скажут соседи!". Для неё это важнее, чем благополучие своего ребёнка "

Взаимоотношения с родителями, даже в обычных семьях, не всегда идеальны, а уж в таких неординарных... Мне кажется, родители имеют право на свою точку зрения, это нужно принять, как бы обидно это не  было.

И детям принять позицию родителей. Каждый имеет право на свою точку зрения и свой путь.

Эту реплику поддерживают: Гузель Махортова, Лиза Питеркина

Принять... и?? а что делать в такой ситуации?

Это звучит пространно...  Если дети примут позицию родителей и будут думать только о ней, получится та же Маша...

Это верно, но здесь самое сложное удержать грань между собой и родными, не став жертвой или монстром.

Это вынести просто невозможно! И где та грань? Как бы Вы повели себя в подобной ситуации?

Понятия не имею, как бы повел себя, честно скажу... Ситуация сложна, и решение, видимо, может быть радикальным. Построить новую идентичность и остаться "хорошим" сыном невозможно, но, наверное, можно сохранить человеческие отношения.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Я давно поняла, что большинство людей не могут ответить на вопрос, как повели бы себя, если бы...

Значит, надо объяснить им, что это не болезнь, не психическое расстройство и не извращение

Очевидно, что это не психичекая болезнь и не "извращение", а определенный вид психодрамы, и мы даже толком не знаем, какой именно. Но объяснять нужно...

Да, мы сами и не знаем, с чем столкнулись. .. Я сперва замысливала просто серию занимательных статей. А теперь моя жизнь изменилась и прежнее мировоззрение рухнуло. В большинстве это очень интересные, культурные люди

Когда сталкиваешься с чем-то интересным, жизнь меняется всегда.

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Эту проблему ещё толком никто не исследовал. Я столько открытий сделала! Мой мир никогда не будет прежним и я очень ему за это благодарна

Вот какие отзывы на этот рассказ мне написали в соцсетях:

Ж, 27:  "Странно все это. А как они сексом занимаются? Маша - слабохарактерный тип, который никогда не будет счастлив. И вряд ли что-то изменится в годами. Хотя он все-таки имеет внутри себя какую-то силу, которая позволяет бросать вызов маме - пытается быть Ж! И не отказывается от этого. Хотя мог бы ради мамы быть мужиком. Найти жену, родить детей"

М, 22: "Очень жаль. Ей нужно срочно что-то делать с такими отношениями

Ж, 45: "Грустно все это..."

М, 32: "Видно, что они хорошие подруги, пытаются Маше помочь. Маша производит впечатление комка психологических проблем. Она не изменится, пока не умрет мама. Но при этом одновременно не жалко е, потому что это ее выбор"

Ж, 35: "почему ты про это пишешь? Я сама живу с таким человеком"

М, 31: "Эта тема меня не беспокоит"

Да здравствуют различия!

Как хорошо, что мы такие разные, и наши различия позволяют нам по-разному интерпретировать то, что мы видим. Мне бросилась в глаза странная история спасения человека, не готового к действиям, которые предлагают спасатели, находясь в своей позиции и не совсем осознавая, что позиция другого - всегда другая. 

Вспоминается пресловутый треугольник Карпмана, в котором спасатель не осознаёт, что рядом с ним есть жертва и преследователь. И каждый из персонажей этой драмы носит в себе три части - жертву, преследователя и спасателя. 

В этой сложной ситуации, когда человек внутренне не готов к переменам, попытки спасения больше напоминают преследование, в них есть элемент принуждения. Но это история не только о Жене и её маме. Это история о том, как пытаются взаимодействовать герои с предельно сложной биографией. И попытки спасать другого, точнее, иного - это подсознательное желание спасти самого себя и как-то адаптироваться в мире, плохо приспособленном к принятию их уникальности. 

Прямо сейчас Маша собирается домой - ее ждет мама... А мы приготовили пирог и суп. Наверное, она не успеет попробовать.(((

Действительно, грудь у нее намного больше, чем у меня, а лифчик она не носит - запрещает мама...

Говорит, что хочет переехать... Когда-нибудь... Через несколько недель или месяцев...

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Если не успеет попробовать пирог и суп и поедет к маме, значит, сейчас этот выбор для неё самый правильный. Для других - неправильный, а для неё - единственно возможный здесь и сейчас. Может, на самом деле, через несколько недель она будет готова к другому выбору. А может, не будет. Но это она! И она такая, как есть, и пока не может быть другой! И нельзя от неё требовать быть такой, какой она сейчас быть не может. Конечно, близким и друзьям всегда хочется видеть иное поведение. Но это проблемы близких и друзей. Всё развивается так, как может развиваться. Другой темп развития возможен только под контролем опытного специалиста, у которого есть квалификация для работы с такими уникальными клиентами. Иначе можно напортачить. 

Я знаю, что бесполезно говорить: "Тебя нужно спасти!" тем, ктоо спасаться не хочет. Мне как-то все друзья поголовно советовали разводиться. Я понимала. что это нужно, но не была готова. Окружающие списывали это на неспособность к действию... Тут наверное работает тот же принцип

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

А Женя только что прочитала Ваши слова про "героя с предельно сложной биографией", кивнула...

Маше иначе не поможешь... Она сейчас рассказала, что как-то ей нужно было просыпаться в 4 часа утра. И она научилась делать это без будильника, иначе мама сразу бы начала задавать лишние вопросы.

Все очень сложно в этой ситуации, увы. И как ей можно помочь, чтобы не быть преследователем? Мне порой кажется, что она не понимает, насколько ей нужна помощь

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Тут вот какая штука. Если человек не осознаёт, что ему нужна помощь, значит, он пока не готов к изменениям. Поскольку я позиционирую себя как популяризатор научной психологии, то выскажу научную позицию по этому вопросу.

Любая попытка помочь, когда человек ещё не готов к переменам и не просит о помощи - это нарушение личных психологических границ этого человека. Психологи в шктку назвавают это «причинить добро» или «нанести непоправимую пользу». Это не приносит серьёзного результата. Более того, «причинение пользы» может оказаться причиной углубления травмы и привести к тяжёлым последствиям, о которых говорят «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». 

В любом случае эта тема настолько тонкая и сложная, что заниматься спасением здесь довольно опасно. К тому же всегда остаётся момент проекции. Окружающим кажется, что человека надо спасать, но они в этот момент видят самих себя в этом человеке, то есть, проецируют на него свой личный опыт. 

Самое важное, что мы можем делать в таких случаях - просто быть рядом и давать эмоциональную поддержку. Но не толкать человека к поступкам, которые пока для него неприемлемы. Не надо никого лечить и спасать! Надо просто говорить: «Я с тобой, я тебя поддерживаю!» Даже если этот человек делает то, что кажется кому-то неправильным, важно дать ему возможность сделать этот шаг. То, что кажется полезным нам, не всегда полезно другому человеку. Самая корректная позиция - наблюдать, уважать выбор другого человека и быть рядом. Но не насиловать своей помощью. 

Это позиция, основанная на понимании здорового контакта. 

Спасибо, я думаю, стоит придерживаться Вашей точки зрения! Мы с Машей, мы поможем ей.

Эту реплику поддерживают: Гузель Махортова, Orla Colgan, Лиза Питеркина