Все записи
22:14  /  2.05.20

1030просмотров

Бабушка с язвами

+T -
Поделиться:

Этот текст не журналистский. В нем я хочу дать слово одной Надежде Сергеевне 

Для начала я хочу, чтобы вы с ней познакомились. 

Смотрите, вот она:

Надежде Сергеевне 63 года, она живет в Балашихе. У женщины трофические язвы на ногах. Всю пенсию она тратит на бинты и пеленки. Во время пандемии COVID-19 ее состояние стремительно ухудшается.

А теперь послушайте, что она говорит:

- Вышла замуж я за очень красивого парня и переехала к нему. Девкам что нужно? Чтобы парень красивый, высокий, видный. В советское время за таких комсомольцев было ПРИНЯТО замуж выходить.

Мой муженек очень любил выпить.  Сначала это сильно не раздражало – сами понимаете, все так живут. Усядутся мужики на кухне с бутылкой водки, а женам хочется вопить «Караул!», но нельзя. Все так живут – терпят, значит, и смиряются.

Постепенно муж пил все больше. Неприятно каждый вечер спать с пьяным в одной кровати. Ночью храпит он так, что стены трясутся, да и невозможно это!.. Свекровь моя стояла за мужа моего, сына своего то есть, горой: «Он пьет, потому что ты довела». А подруги мне завидовали: «Надька, тебе повезло, что еще не бьет!». – у них вещи еще более жуткие происходили.

Мужа несколько раз увозили в наркологический диспансер в Кучино, а потом снова мне возвращали, как подарочек с ленточкой.  Вернется красавцем, снова высокий, видный, красивый. Не пьет два месяца, а я радуюсь. А потом принимается за старое. Жить со свекровью было сложно, а на отдельную жилплощадь рассчитывать с таким ненадежным мужем не приходилось.

В 2003 году  зимой муж приполз домой на бровях. Я разоралась: «Надо его лечить!» - кричу. – «Это невозможно!». Свекровь каааак завопит в ответ: «Чего это ты наговариваешь!  Убирайся из нашего дома! Пошла вон!».

Мы стояли на лестничной площадке, а рядом были санки дочери. Она меня толкнула, а я об угол санок ногой ударилась. А вены у меня всегда больные были. От удара на ноге открылись две язвы.

Свекровь поняв, что наделала, вызвала скорую.

Полгода в институте хирургии имени Вишневского меня лечили. Выписали домой с первой группой инвалидности. Свекровь сластилась: «Прости меня, Надя! Но мы же понимаем, ты получила, чего заслуживаешь!». Она вообще хитрая женщина была. Внучку не любила, меня презирала, разговаривала только с сыном-пьяницей.

Через несколько лет отрылись у меня на двух ногах огромные язвы. Уже десять лет как с одной ноги все время будто бы вода льется. Я уже замучилась… Пеленки бесконечно менять приходится. Как можно спать с такими ногами?

Дочка вскоре из этого дурдома (из нашей квартиры) уехала. Муж тоже другую женщину нашел. У них даже второй ребенок родился. Шесть лет назад умер он от онкологии. Так остались мы вдвоем со свекровью, а она все скалилась, мол, сама заслужила.

Дали мне вторую группу инвалидности. Стала я чуть-чуть ходить по дому. На улицу выйти никак не могла. Принесут продуктов от минсоцразвития – и то спасибо.

Возможно, теперь, оглядываясь на прожитое, я понимаю, что лучше бы мне переехать из этого дома сразу после рождения дочки. Но вышло все иначе. Мы не можем жалеть о том, что сделали, иначе вина нас просто сгрызет.

Пять лет назад 26 марта я проснулась от плача из комнаты свекрови. Я прислушалась к ее бормотанию: «Наденька, прости, что так получилось». Услышав это, я тоже расплакалась, и к ее постели прихромала. Жалостливая я… Сидели мы вместе, рыдали о прожитой вместе жизнь, когда грызлись, как собаки. А из-за чего? Все одна неясность…

А на другой день она уже умерла. Я первым делом подумала, о том, что не с кем мне теперь разговаривать. Выходить-то я на улицу не могу, а как без мучительницы моей жить?..

Вот и живу… Точнее выживаю. Из-за карантина в больницу лечь не могу. Пеленки на ногах и стерильные бинты мне нужно менять постоянно. Я уж замучалась думать, где их взять. Перевязку я делаю себе сама. Девочка одна, Машенька, привозила мне бинты, но купила маленький размер. Спасибо все равно ей огромное!

Одной упаковки из 30 штук пеленок хватает на два дня. 200 штук бинтов на месяц. Марля тоже на месяц. Боли испытываю страшные, пью обезболивающие таблетки. Жду, когда эпидемия закончится, чтобы лечиться.

P.S.

Руководитель  общественного движения помощи одиноким пожилым людям «Весна в окошке» Анна Лебедева:

«Мы ей помогаем, но такие объемы бинтов и пеленок мы оплачивать не в силах. В месяц на это уходит больше 10 тысяч.

Хочется помочь Надежде Сергеевне, но кроме как рассказать в СМИ о её проблеме или отправить письма в Минздрав, мы ничего сделать не можем. Материальные наши ресурсы очень ограничены. Много в городе таких же старичков, кто нуждается в постоянной материальной помощи».