На работе редактор объявил, что в связи со «сложной эпидемиологической обстановкой» все уходят на удаленку. Любимый спортивный зал Маши закрылся спустя пару дней.

«Надо как-то жить и работать», - подумала она.

В Маше крепко поселилось чувство ирреальности происходящего. Дни у нее начались очень насыщенные. К примеру, как-то ей позвонил депутат со словами: «Ты знаешь, у нас в городе З. живет кинолог, которому отдают собак больные коронавирусом люди. Надо написать про него материал в твою газету».

На другой день к ней обратился знакомый с приюта для бомжей: «В подвале жилого дома в городе К. несколько лет живет бездомный. Его положили в больницу на пару дней и опять выписали в подвал. Давай ему поможем», - сказал он.

И еще через пару дней она узнала, что на остановке в городе Сер. сидел безногий дед. Его в свою квартиру девушка поселила, чтобы на улице не загнулся, и даже подкармливала.

А в городе Ч. ребята стали показывать спектакли под окнами многодетных. Смотрели-то их жители всего дома! Мир открывался Маше с удивительной стороны. Она составила для себя график новой жизни.

«7:00 – пробуждение, распитие кофе

8:00 – зарядка. С гирей качаю пресс-на балконе

9:00 – 23:00 - работа».

Через день они вместе с Димой выходили в пятерочку за продуктами и в фермерский магазин за варенцом. Продавцы говорили им: «Молодые люди, какие вы вежливые», а Маша страшно завидовала, что они имеют возможность работать вне дома.

А еще она стала обзванивать врачей «скорых», чтобы узнать, как им работается. Одна девушка ответила Маше, что только-только привезла пациента в ковидный корпус и у нее есть всего 10 минут на беседу. «Перед нами очередь из 10 машин», – пояснила она.

Из-за всего этого периодически Маша орала в форточку и плакала. Самоизоляцию она воспринимала как заточение и долгий сон. В мае вместе с президентом благотворительного фонда поехала спасать голодающих собак в приют города Н.

Вырваться из дома – это было очень для нее важно. На улицу вышли вместе с Димой – подышать воздухом. Несмотря на хорошую погоду, на улице никого не было. Маша умилилась, глядя на заклеенные ленточками скамейки. На детской площадки ими были огорожены качели: «Во исполнение приказа мэра города М.»…

Президент благотворительного фонда прилетела на своей машине (у нее был пропуск на перемещение по городу) и сразу спросила: «А почему у Димы ногти накрашены?». Маша ответила: «В свете последних событий я не считаю важным этот вопрос».

Через неделю она взяла интервью у главы всемирного союза староверов и солиста рок-группы «Тараканы». Маша стала понимать, что поют они о самых правильных вещах. Чего стоит только песня (и клип!) «Жизнь слишком коротка».

Вот это песня! Послушайте и сами убедитесь, какая она потрясающая. Маша слушала ее каждый день. Песня помогала ей пережить карантин.

Раза два по субботам она выходила из дома и шла до набережной, болтая по телефону. Это называлось «гулять с подружкой». А когда было 9 мая, они вместе с Димой смотрели парад с балкона (Дима, кстати, в парике). Под окнами преступно собравшиеся люди вопили «Ура», Маша порывалась выбежать к ним на улицу.

 Когда Машу вызвали на работу, она боялась, что ей впаяют штраф за нарушение изоляции (пропуск все же был, но мало ли). Шел ливень. Она спряталась от него в магазине. Разговорились с продавщицей:

- На самом деле я тут хозяйка, - пожала та плечами. – Продавец не выходит на работу уже два дня.

- А если ей позвонить? – поинтересовалась Маша.

- У нее телефон отключен…

«Жизнь слишком коротка, - думала Маша. - Жизнь может измениться в любой момент». И, внезапно: «У новой эпохи новые герои».

Всюду слышались крики, что теперь все будет иначе, а она задавала себе вопрос: что изменится? Люди также будут ездить на автобусе и метро, также жениться и рожать. «И я останусь как все», - но вместе с тем что-то в ней менялось, точнее – отваливалось. Или рушилось?..

В середине мая Дима предлагает:

- Я собираюсь спуститься во двор поупражняться в фехтовании. Ты со мной?

Маша думает: почему бы и нет? Дима уже десять лет фехтованием занимается (говорит, что так он пытался стать мужественнее). Дима может научить. Вечером после Машиной работы они выходят в мини-лесок под окошком. Людей на улице почти нет. Ветерок колышет бело-розовые ленточки, которыми перевязаны скамейки и детские качели.

Дима начинает показывать, как правильно встать в стойку, и тут они видят бабушку с собакой. Зажав уши, она идет между деревьев, возмущенно крича:

- Лучше бы вы борщи учились готовить, чем ерундой страдали! Теперь замуж никто не возьмет!

Почти каждый день Маша приходит к своему спортивному залу, стучится и плачет. «Жизнь слишком коротка», - повторяет она себе. В конце месяца Диме начинают присылать женскую одежду с АлиЭкспресса. Каждая посылка – это счастье и дополнительный повод выйти на улицу.

На почте все сотрудницы в масках. Они говорят: «Девушки, держите социальную дистанцию и не забывайте про маски». Дома Дима примеряет юбки, которые пришли Маше.

- Ты что, они мне маленькие, - говорит Маша.

- Мне все равно, - сияет Дима.

В дождливый день Дима и Маша идут прогуляться до коломенского ЗАГСа (примерно км. от дома). Около ЗАГСа их видит пьяная компания, которой изоляция ни по чем. Три парня хохочут, показывая пальцами на Диму: «О-О-О, лысая женщина!».

- Хочу, чтобы у меня наконец выросли волосы. В парике жарко, – вздыхает Дима.

«Жизнь слишком коротка», поет рок-группа «Тараканы». Иногда Маша выходит с подъезда и идет по двору, слушая эту песню.

Весь карантин Дима учится говорить по-новому. Дима поет песенки женским голосом, ругаясь, что ненавидит петь. Дима читает стишки вслух. Дима учится краситься, Дима крутиться перед зеркалом, примеряя Машины лифчики.

В начале июня им звонит Димина прабабушка. Ей 96 лет, у нее 20 кошек. Маша прислушивалась к их разговору:

- Бабушка, это я! Я, Дима! Почему ты не можешь меня узнать? Ну да, да… Теперь у меня не такой низкий голос, как был…

Через пару минут дополняет:

- Это правда я! Понимаешь, я теперь… другой человек.

У Димы такое чувство, что новое вот-вот бахнет по макушке. Оно – будто бы бульдозер, у которого уже рычит неисправный двигатель. Вот-вот эта махина сорвет старые деревянные ворота и, грохоча, въедет в их жизнь.

По-прежнему Маша и Дима ходят в пятерочку за продуктами и в фермерский магазин за варенцом. Те же продавцы говорят им: «Девочки, вы такие хорошие покупательницы. Интеллигентные и улыбчивые». Жизнь устраивается в новое русло.

Через пару дней бахает новость: «Мэр города М. отменяет электронные пропуска». ВВААААА.

Все бегут на улицу.

Маша и Дима мчатся к парку «Коломенское, но его воротка закрыты. Они видят, что в дырке забора застряла полноватая тетя, и все стоящие следом помогали ей протиснуться. ОНА ХОХОЧЕТ. ВСЕ ХОХОЧУТ. В парке все скамейки еще обвязаны ленточками, хахахахахаха.

В ближайшем продуктовом магазине все забили на социальную дистанцию и даже продавцы сдернули маски. Похоже, в тот день Маша и Дима обнялась с сотней случайных людей. С сотней! Началась новая жизнь! Ликование! Ликование!...