Все записи
00:23  /  2.10.18

500просмотров

Этическое (морально-эпическое)

+T -
Поделиться:

Не ешь собачий корм, не обижай детей в садике, не ссорься с коллегами, клиент всегда прав, пропускай даму вперед, не сочетай в одежде больше трех цветов, не бери откатов, не нарушай ПДД и тэдэ - правила хорошего тона, школьный устав, заповеди, Гражданский кодекс, Уголовный кодекс, Кодекс корпоративной этики - правила поведения, рамки и границы, принятые обществом, большинством в парламенте и твоей семьей. Моральные и нравственные ориентиры. «Устав человека в белом пальто». Бесконечное напоминание о Конфуцианском «отдаляйся от Зла, приближайся к Добру и во всем поступай с мудростью». Эталонное поведение – этичное поведение, и тебе напомнят об этом из каждого чайника. Почему?

 

Неужели о необходимости поступать правильно надо напоминать?

 

Поступок есть результат ежеминутного выбора, продукт сопряжения интенции и морали, основанный на знании правильного (сказала бы «на чувстве прекрасного», но об этом позже); оно как фарватер, как маяк, как Северный полюс, по которому ты сознательно, но чаще бессознательно, калибруешься, и, кстати, оцениваешь окружающих. Этот этический буй градуирует твой modus vivendi, даже если ты просто дрейфуешь. Это не означает автоматическое следование правильному курсу (о, это был бы Дивный, новый мир!), это означает, лишь что ты понимаешь (или не понимаешь), насколько отклоняешься от. Мой ментор, Лариса, отвечая на вопрос, как она принимает решения, сказала – «на основе интуиции», легализовав, таким образом, человеческое в человеке. Мощная сентенция. Великая женщина.

 

В какой-то момент указующие персты различной степени одаренности и образованности стали сходиться в точку под названием «осознанность», это случилось внезапно и недавно; хотя эту тему просто обязаны были раскрутить те же последователи Сократа, я считаю. Осознанность это насколько хвост виляет собакой, насколько ты отвечаешь за базар и анализируешь собственную интенциональность, насколько твое сознание способно к интроспекции. Часто ли задаешь себе вопрос «что сейчас происходит» или «почему веду себя именно так», подразумевая не свои домыслы, а именно объективный взгляд. Честный взгляд. Сакити Тоёда дал импульс на осознанный подход к производству, теперь компании, внедряющие его инструменты, более-менее приучают сотрудников думать; однако эти же сотрудники, выходя со сцены, машинально выходят и из роли, и вне офиса не пользуются инструментами того же Кайдзен или шесть сигм. Просто не все понимают, что так тоже можно. Сущность человека в том, что он – размышляющее существо. Мы тревожимся о будущем, переживаем и этим отличаемся, по словам нейроученых, от всех других существ.

 

Правда? Серьезно?

 

В этом году не присудили Нобелевскую по литературе, о чем это говорит? А где сейчас сильные философские или антропологические школы, кто их самые известные представители? Из наших современников. Направьте прожектор если не на великого мыслителя, то хотя бы на человека, идущего к свету, сомневающегося, человека ищущего. Мрак. В тренде - неосознанность, или, скорее, равнодушие к размышлению и бездумность. Не в последние годы, а в последние десятилетия. И это вопрос цивилизационного масштаба[1]. Но вернемся – речь идет о том, как совершается выбор.

 

А, собственно, как. Экономическим теориям о разумной индивиде, совершающем разумный выбор, предлагаю покурить в углу, поговорим о Супер-Эго, обо всем бессознательном, об установках, императивах, запретах, идеалах – о том, что я имею в виду, употребляя совокупное «этическое». Как мы определяем границы поведения, когда уже взрослые и мама на нас не смотрит? Хотя, насколько мир был бы лучше, если бы всегда поступали так, будто на нас смотрит мама. Особенность идеального мира выражается в абсолютной правильности вектора поведения и мышления, причем, диктуется это не нормами и кодексами, а чуть ли не имманентной необходимостью им следовать. Сортировать мусор. Уважать детей и не повышать голос на детей. Уважать старость. В идеальном мире все поступают правильно и в небе ангелочки летают на цветочках. Так где же тот самый этический Северный полюс и как он формируется? Европейцы отличаются от Азиатов, от Русских, от Американцев, сельские жители не похожи на городских, «Богатый Север» радикальнейшим образом отличается от «Бедного Юга». Антигероев обычно изображают уродливыми. Опасный квартал неприятен на вид. Вчитайтесь в общеупотребительные «так поступать – некрасиво» и «красота спасет мир». Давайте представим себе общество, выросшее на улицах с красивыми домами и интерьерами (я не говорю о богатстве, вензелях и сусальном золоте, я говорю об эстетически приятном), в любящей интеллектуально развитой семье, среди умных и любознательных сверстников, слушая Вагнера и Чайковского, на рассказах Диккенса и Де Мопассана, под стихи Уитмена и Пастернака – произведения, являвшиеся с одной стороны, продуктами своих эпох, с другой – цивилизационно образующими. Давайте представим себе такое общество и вообразим себе распорядки и правила в нем, нужны ли они там в принципе? Они там избыточны. Моцарт, Рахманинов, Кандинский, Моне, Булгаков, Пастернак – родились не в трущобах, они были воспитаны языком, средой, тем, что мы называем «культурная традиция» и «круг общения». В Лозанне я увидела большими буквами «поэзия спасет мир» - интересно, швейцарцы знают, что перефразировали Бродского «Искусство поэтому, в частности литература - не побочный продукт видового развития, а наоборот; если тем, что отличает нас от прочих представителей животного царства, является речь, то литература, и в частности, поэзия, будучи высшей формой словесности, представляет собою, грубо говоря, нашу видовую цель»[2]. И хотя даже сам Институт философии РАН разделяет этику и эстетику, разнося их по разным кафедрам, я хочу вернуться к Аристотелевым трактовкам единства прекрасного и доброго, эстетического и этического, признаем прекрасное как доброе и приравняем искусство к прекрасному, а потому - морально высокому и чистому. Давайте также вспомним и Сократа, который считал знание и истину добром; Флобера, ставившего знак равенства между прекрасным и нравственным. Из этого получим почти математическую триаду абсолютных ценностей Истина-Добро-Красота, почти стирающую грань между эстетическими этическим, создающим канву и основу этики. Примеры эти (я не решаюсь выразиться более радикально - «доказательства»), приводят нас к парадигме прямой зависимости этики от эстетики, и зависимость эта абсолютна и тотальна – этика зиждется на эстетике.

 

Что же из этого следует? Да, ни одно поколение не научается у предыдущего истинно человеческому (любить, например)[3]. Однако каждое следующее поколение есть продукт эволюции и совокупности начал всех предыдущих поколений, имеющее в своем распоряжении более десятка великих ученых, поэтов и композиторов… Ты сам когда-нибудь слушал Брамса? А Пуччини? Многие вещи определяют сознание помимо бытия (и перспективы небытия), это – музыка, это – математика, это – язык. Чему можно научиться у поэта, так это зависимости удельного веса слова от контекста, сфокусированности мышления; поэзия это не лучшие слова в лучшем порядке, это – высшая форма существования языка[4]. А знание нескольких языков?  Массарик точно ответил: «The more languages you speak – the more human you are». Освоение математики покажет, как посредством гармонично структурированного анализа можно вывести образ (набросок) Вселенной. Понимание основ композиции задаст вектор в направлении к прекрасному. Музыка же вообще является единственным видом искусства, который существует только когда длится. В этом плане музыка как бы естественна, будучи самим временем, материализованном в звуке. По большому счету, античные мыслители именно так и представляли себе идеальное развитие человек – через посредство обучения математике, музыке, стихосложению и военному делу (стратегии).

 

Ты – продукт своего воспитания, своей эпохи. И ты же эту эпоху формируешь. А что, если каждого вновь родившегося ребенка перестать воспитывать, а начать любить, начать развивать - в этой парадигме? Это недорого и несложно. Я боюсь, мы получим качественно новое общество. Я боюсь, мы получим великих философов и блистательных ученых. Я боюсь, мы получим общество, в котором не нужны кодексы и регламенты, в котором стремление к прекрасному-доброму-истинному - потребность, а не обязанность. Я говорю не о необходимости новых концепций, а об интеллектуальном вакууме , в котором мы пребываем сейчас. Этот набор букв и синтаксических конструкций – это попытка не столько заглушить накатывающее предчувствие эсхатологического ужаса, сколько попытка посмотреть в бездну. Может быть, потребность подумать и начать разговор. Может быть, с надеждой на ответ. С надеждой на то, что такой диалог в принципе состоится.

 

 

 

[1] Мартин Хайдеггер. Отрешенность.

[2] Иосиф Бродский. Нобелевская лекция.

[3] Сёрен Кьеркегор. Страх и трепет.

[4] Иосиф Бродский. Поэт и проза.