Все записи
19:24  /  27.11.18

1723просмотра

История из жизни

+T -
Поделиться:

Большинство наших женщин любят издеваться над собой и с удовольствием рожают при ярком свете, в окружении толпы врачей, среди стонов и крика, лязганья инструментов и так далее. Однако в московских роддомах есть палаты, где создается эффект домашней атмосферы. Это проект «Мягкие роды». Женщина рожает в уютной комнате с картинами, ванной и туалетом. Можно настроить минимальное освещение. Рядом находятся муж, доула или личная акушерка.  Не буду вдаваться в подробные рассуждения, зачем это нужно.

Я начала работать в этом проекте 5 лет назад, сопровождала женщин, которые желают родить в спокойной атмосфере. Вела курсы подготовки, где познакомилась с парой, которая была мне очень близка по духу. Мы много общались. Они выбрали меня своей акушеркой. Малыш был первый.

Такое тесное общение делает свое дело: люди становятся близкими. Это не то, что работа с потоком рожениц, когда ты видишь женщину в первый раз. Она рожает, ты делаешь КТГ плода, капаешь препаратами или принимаешь роды, но не запоминаешь ее лицо и вообще не особо вспоминаешь ее потом – слишком их много. Здесь другое. Когда люди уже близкие, мечтаешь дать им лучшее.

Но что-то пошло не так. Обстоятельства складывались странным образом, и наши мечты об естественных родах рушились, как карточный домик.

Был холодный ноябрьский день. Мы приехали в московский роддом с папой. Мамочка ждала нас уже там. Роды были индуцированные, их искусственно вызвали. Начинались схватки. Мы то садились в ванную, то выходили из нее. Доктор отмечал плохую динамику. У меня было много мыслей в голове, но я почему-то их не озвучивала… 

К вечеру мы получили эпидуральную анестезию и окситоцин, который поддерживал искусственные схватки – своих не было. Девочка была измученная и потерянная. Я такой ее не знала. У папы появились сомнения. Я успокаивала его, как могла, но сама думала, что сейчас мы пойдем на операцию. Доктор был уверен в успехе. 

О, чудо! Полное раскрытие, и мальчик начал продвигаться к выходу. Было очень тяжело. Сердце хорошо билось, и мы уже были в радостном предвкушении. В какой-то момент аппарат КТГ отключился. Через 3-5 минут мы подключили его снова. Сердце прослушивалось слабо.

На операцию было идти уже поздно,в акушерстве есть "точка невозврата". Сбежался весь персонал отделения, человек 6-7. Они кричали, давили на живот. Через 5 минут родился бледный мальчик. Плацента выпала следом. Малыша не смогли спасти. Потом были похороны. Маленький гробик никак не укладывается в уме. Большое семейное горе. Много слез.

Этот день я не смогу забыть. Я мало о нем говорю, но часто вспоминаю. В ту ночь я была в шоке. Я не могла говорить с доктором, и мы больше никогда не работали вместе. С парой виделись еще пару раз.

Понимаю, что моя реакция в ту роковую ночь была неадекватная. Как профессионал, я не могла себя так вести – у меня было очень много эмоций, тряслись руки. 

Я знаю, что акушерство всегда ходит в паре с жизнью и смертью. Но когда ты работаешь с потоком женщин в роддоме, такие случаи, как бы страшно ни звучало, переносятся как-то легче. А здесь другое. Я много думала о причинах и уверена – это была медицинская ошибка в чистом виде.