Все записи
14:55  /  19.11.18

929просмотров

Тайна белого порошка следователя СК Николая Воробьёва

+T -
Поделиться:

Сегодня в новостной ленте появилась новость о том, что в Санкт-Петербурге задержан и арестован Невским районным судом города старший следователь управления по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Санкт-Петербург Николая Воробьева.

Издание сообщает, что в период времени с 2015 по 2017 годы в производстве следователя находилось уголовное дело о контрабанде 11 килограммов кокаина. Согласно данных средств массовой информации, в 2016 году упомянутый следователь вступил в сговор с неустановленными лицами, которые подменили кокаин в камере хранения вещественных доказательств, после чего продал похищенный наркотик.

Как оказалось, злосчастный кокаин являлся вещественным доказательством по уголовному делу чемпиона Европы по кикбоксингу Александра Большакова, который в мае 2018 года был приговорен к 22 годам лишения свободы за контрабанду кокаина в Россию из Уругвая.

Напомним, что Александр Большаков ранее в период с 2007 по 2011 годы являлся оперативным сотрудником Госнаркоконтроля и выступал на чемпионатах по кикбоксингу, занимая призовые места.

Создав преступную группу, Большаков отправил своего подельника в Уругвай, где тот приобрел 11 килограммов кокаина, после чего при попытке ввезти наркотики в Россию был задержан в июне 2014 года сотрудниками Пулковской таможни. Спустя два месяца задержали и самого Большакова с подельниками.

 

                                                   

 

В свете последних скандалов в среде правоохранительных структур я часто задумываюсь над вопросом о том, почему наши правоохранители вынуждены совершать преступления?

Могу предположить, что государство в лице своих министерств и ведомств не способно предложить своим легионерам достойной платы за их труд. Обилие соблазнов и знание системы изнутри позволяет амбициозным сотрудникам рисковать. Как мы видим, их не останавливают ни огромные сроки заключения, ни вероятность пожизненного лишения свободы.

Безумный ритм работы, ночные неоплачиваемые переработки, выходные дни на работе якобы по личной инициативе сотрудника, наплевательское отношение руководства и ничтожная заработная плата – вот это все, чем платит власть своим стражам, сполна применяя принцип «не нравится – уходи».

          

 

В описанной выше ситуации для меня как адвоката остается неясным следующее: каким же образом подмена наркотика на ненаркотический заменитель в 2015 году позволила осудить Большакова и его подельников? Каким образом была проведена экспертиза по изъятому кокаину? По какому веществу проводили экспертные исследования, если настоящий кокаин был подменен следователем, а затем в период с 2015 по 2017 год реализован? Или может быть экспертизу провели до того, как наркотики были похищены? Какова судьба этих наркотиков по решению суда в отношении осужденного чемпиона? Наверняка, они должны быть уничтожены. Так как они оказались в камере вещественных доказательств? Что уничтожалось вместо кокаина и какой комиссией? Быть может, не все так однозначно с задержанием следователя и недостачу наркотика решили списать на «самое слабое звено» правоохранительной системы большие начальники?

Как знать, пусть следствие разбирается. Мне остается посетовать на то, что государство содержит на стабильно полунищенском положении тех, кто делает для него всю грязную работу, что как мы видим, приводит к совершению преступлений самими правоохранителями.

Согласно Уголовно-процессуального кодекса, по каждому уголовному делу следователь выявляет и вносит в соответствующий орган представление об устранении причин и условий способствующих совершению преступления.

Любопытно, в чей адрес будут вносить такое представление по уголовному делу о хищении кокаина в отношении следователя? То, что правоохранительная система требует изменений, ясно всем уже давно, и самим правоохранителям и их «хозяевам».

Однако, на мой взгляд, сложившийся уклад устраивает слишком многих людей, позволяя делать бизнес на торговле делами руками рядовых исполнителей, которых в случае чего не жаль и сдать как пресловутого стрелочника, которого можно назначить виновным в случае крушения состава.

Мне как адвокату достаточно хорошо видна порочность сложившейся правоохранительной системы. Если раньше следствие прокуратуры было элитарным, вызывало к себе уважительное отношение компетентностью и тщательностью разбирательства, то в нынешнее время следователи выполняют по большей части лишь политический заказ своих многочисленных начальников, выписывающих им задания на то, с чем модно бороться в современных реалиях - с коррупцией, врачами и бизнесменами, которые, видимо, являются главной угрозой государству и обществу.

В практике адвокатского бюро «Матюшенко и партнеры» встречались ситуации, когда за правовой помощью и защитой от уголовного преследования обращались бывшие и действующие работники правоохранительных органов.

В чем же особенности работы по уголовным делам данной категории?

В правоохранительных структурах поддерживается жесткая иерархическая система, в силу требований которой решения вышестоящего руководства в отношении подчиненных сотрудников по неписанным правилам поддерживаются судом, во всяком случае, первой инстанции. По этой причине, процесс обжалования дисциплинарных мер воздействия представляет собой определенные сложности.

Если мы говорим о расследованиях уголовных дел в отношении следователей и оперативных работников, то ситуация усложняется вероятным засекречиваем уголовных дел и необходимостью адвоката иметь соответствующие допуски и давать подписки о неразглашении сведений, ставших ему известными в ходе расследования уголовного дела.

При этом, неизбежно при работе по уголовным делам в отношении должностных лиц правоохранительных органов и властных структур адвокат сталкивается с вопросами временного отстранения подзащитного от занимаемой должности. В случае эффективной работы по уголовному делу на адвоката ложится и бремя возмещения утраченного заработка за период отстранения от должности своего подзащитного, а также всех сопутствующих расходов.

К специфике защиты по таким уголовным делам я могу отнести необходимость скорейшего придания огласке истинной ситуации, поскольку оперативными службами, производящими оперативное сопровождение уголовных дел данной категории проводится интенсивная работа по демонизации образа бывшего сотрудника в средствах массовой информации.

Поэтому, в телефонной книге успешного адвоката, работающего по должностным преступлениям обязательно должны присутствовать контактные данные независимых журналистов, взаимодействие с которыми позволит своевременно привлечь внимание к ситуации.

В правоохранительных структурах деятельность сотрудников сильно регламентирована инструкциями по должности, приказами, распоряжениями, законом о ведомстве, процессуальным законодательством. Лишь умело лавируя среди этих норм можно добиться правды и отстоять интересы своего клиента.

Резюмируя, отмечу парадоксальный факт, что не всегда в жизни адвокат является процессуальным оппонентом следователя и оперативного сотрудника. Иногда адвокату приходится выступать и его защитником, о чем свидетельствуют события последних лет.

В связи с этим, призываю своих коллег и «деловых противников» к взаимному уважению и строгому соблюдению этических норм и требований законодательства.