Все записи
16:00  /  21.03.19

Scott Henderson trio, Quentin Moore и Shacara Rogers на сцене Клуба Козлова

+T -
Поделиться:

27 марта Впервые в России Shacara Rogers (USA) и трио Сергея Васильева

Джазовая певица, композитор, преподаватель Шакара Роджерс в сопровождении трио российских музыкантов, выпускников РАМН им. Гнесиных: Сергей Васильев, контрабас; Павел Тимофеев, барабаны; Иван Фармаковский, рояль. В программе – джазовые стандарты в оригинальных аранжировках и авторские композиции

3 апреля Quentin Moore (USA)

Мультиинструменталист, певец и композитор. Невероятный эффект производит каждое его появление на сцене — мелодичное исполнение с элементами соул, ритм-н-блюз и фанк, трогают буквально до глубины души, задевая самые потаенные уголки сердец многочисленных слушателей самых разных возрастов. Наряду с авторскими песнями, в концертной программе музыканта важное место отдано мировым хитам.

10 апреля  Scott Henderson trio (USA)

Полный зал Клуба Алексея Козлова маэстро собирал уже пять раз. Первые два аншлага собрали концерты HBC SuperТрио (Scott Henderson/Jeff Berlin/Dennis Chambers), третий – выступление Хендерсона в трио с Трэвисом Карлтоном и Аланом Херцем. А 31 мая 2017 года именно его концертом Клуб Алексея Козлова открыл свою работу в новом здании на Маросейке. Вместе со Скоттом в составе трио - барабанщик Арчибальд Лигоньер (Archibald Ligonniere) и бас-гитарист Ромэн Лабэ (Romain Labaye).

Алексей Козлов – Президент Kozlov Club и бессменный лидер группы «Арсенал», живой классик отечественной культуры и создатель целого ряда новых музыкальных направлений в СССР и России, писатель, теле- и радиоведущий, саксофонист и композитор.

5 апреля, Алексей Козлов традиционно выступит в Kozlov Club на главной сцене, а 7 апреля, проведёт концерт-лекцию «Песни времён нэпа и одесские песни» 

Продолжение: «Советские джазмены, находясь в полулегальном положении, резко отрицательно относились к рок-музыке, а заодно, и к джаз-року, как к «попсе», считая, что это одно и то же. Когда пришло время подыскивать будущих партнеров для «Арсенала», я обращался ко многим из них, но получал резкий отказ, связанный с нежеланием опускаться до «попсы». К тому времени я уже изучил репертуар пионеров этого нового направления, получившего название «фанки-фьюжн», таких как Джо Завинул, Чик Кориа или Хэрби Хенкок и понимал, что их музыка необычайно содержательна, а иногда превосходит по сложности большинство традиционных джазовых направлений. Тогда в своих поисках я обратился к среде подпольных самодеятельных хипповых рок-групп. Оказалось, что здесь найти то, что мне было необходимо, еще труднее. Я начал посещать подпольные рок-концерты и с ужасом понял, что о профессионализме здесь остается только мечтать. Ведь мне были необходимы те, кто умели читать с листа, знали гармонию в буквенном обозначении, имели представление о «квадрате» и вообще о форме композиций. Когда я заговаривал с кем-либо из понравившихся мне рок-музыкантов о возможности поучаствовать в создании  музыки наподобие таких групп как «Чикаго» или «Кровь, пот и слезы», они чаще всего шарахались от моего предложения, говоря, что не справятся, поскольку не знают нот, и вообще считают для себя это новое направление недостижимым. Так обстояло дело с гитаристами, бас-гитаристами и барабанщиками. Что касается духовых инструментов, необходимых для создания чего-либо, похожего на «Чикаго», то здесь найти подходящих кандидатов оказалось гораздо проще.» Продолжение следует

Welcome to the Kozlov Club