Все записи
14:09  /  1.11.20

НАШИ: LRK trio

+T -
Поделиться:

30 октября в России и СНГ на лейбле Butman Music Records вышел новый альбом LRK Trio «Memory Moment» (в других странах за выпуск отвечает норвежский лейбл Losen Records). Незадолго до релиза JAZZIST пообщался с участниками трио — пианистом Евгением Лебедевым, контрабасистом Антоном Ревнюком и барабанщиком Игнатом Кравцовым.

Для начала: как пережили самоизоляцию?  

Антон Ревнюк: От нее музыканты пострадали больше всех. Ну какая удаленка? Мы пытались как-то пристроиться, записывали видео… Сначала было прикольно, а потом надоело.

 

Игнат Кравцов: Первый совместный концерт после самоизоляции мы сыграли на фестивале «Дубрава». Это было настолько свежо! Настоящее живое выступление… Я даже переосмыслил, насколько важно людям просто собираться вместе. А уж играть — вообще праздник!

Об авторской музыке и русской традиции

Вы сразу стали играть оригинальный материал. На афишах и в анонсах про вас иногда пишут: «Авторская музыка». Не хочется ли вам на какое-то время вернуться к джазовым стандартам? Или уже неинтересно?

Е.Л.: Мы периодически это делаем. Другое дело, что не записываем. Но всё равно мы выросли на джазовой традиции и периодически можем на саундчеке сыграть какой-нибудь стандарт, а потом не играть его на концерте.

 

А.Р.: Кстати, слоган «Авторская музыка» мне не нравится… Он отпугивает людей. У нас сегодня концерт, почти полный зал. Почти. Здесь помещается восемьдесят человек. И странно, что в таком огромном городе очень трудно собрать восемьдесят человек. Поэтому слоган я бы изменил.

А как бы вы охарактеризовали свою музыку? Всё-таки джаз?

И.К.: Джазовое трио, вообще джазовая музыка — это определенный стереотип. В России джаз ассоциируется с очень странными вещами: гангстеры, шляпы, сигары и обязательно саксофон. Или труба, которую называют саксофоном, и наоборот. А мы стараемся от этого уйти. Очень сложно говорить, что мы джазовое трио, потому что здесь много элементов вообще не из джазовой музыки. Электроника, например. 

Да, вы стали еще больше использовать электронику. «Run» с нового альбома — это уже практически техно.

И.К.: Мы всегда старались расширять рамки. Но придерживаемся акустического звучания в большинстве случаев. Для записи «Run» Женя мог бы обвешаться всякими синтезаторами, но нет, там только рояль с эффектами.

Одна из сквозных тем в музыке LRK Trio — взаимодействие с фольклором, русскими народными мотивами. Как вы поняли, что вам хочется пойти этим путем?

Е.Л.: Это больше от меня, а ребята терпят, потому что да, я народник. Я изначально играл в ансамбле «Рябинка» на аккордеоне. Но когда услышал джаз, понял, что если захочу заниматься музыкой, то это будет что-то джазовое, импровизационное. Потом, когда я уехал учиться в Америку, меня, как говорится, накрыло. Я слушал много русской музыки — и народной, и симфонической. В Бёркли очень много студентов из разных стран. Индийцы, например, играют свой джаз, умудряются и коннакол туда вставлять. Педагоги никогда за это не ругали — даже, наоборот, поощряли. И тогда я стал пытаться внедрять русские мотивы. Особенно мне нравится, когда получается положить их на какие-то современные ритмы. Тот же broken beat, как Игнат у нас делает. 

 Полное интервью читайте на  JAZZIST. Беседовали Лев Боровков и Александр Аношин. LRK trio выступают сегодня, 1 ноября, на главной сцене Клуба Алексея Козлова, следующий концерт состоится 3 декабря