Все записи
14:10  /  12.01.19

2097просмотров

«Житие святаго», «бред сумасшедшего» или «новая духовная литература»: международный бестселлер теперь и в России

+T -
Поделиться:

Лекари Косма и Дамиан отрезали ногу у мертвого темнокожего и пришили ее живому сирийцу, который страдал от болей в конечности. Святая девушка Од, которую обезглавил отвергнутый юноша, принесла свою голову в храм, чтобы причаститься в последний раз перед смертью. Епископ Корбиниан путешествовал в Рим на медведе, а у мученика Христофора была песья голова. Ничего необычного, просто христианская агиография. Кто их знает, что у них там в древностях творилось, может и драконы водились и на черте можно было по небу летать.

В сие мне поверить даже проще, чем в шокирующую автобиографию Клауса Кеннета, которая впервые издана на русском языке издательством «Никея» в 2018 году. В нашей стране она получила название «2 000 000 километров до любви». Надо признаться, читать ее гораздо интереснее, чем жития святых. Эта книга тоже повествует о духовном пути отдельной личности, но при всей ее невероятности, «жизни» там больше, чем в средневековых описаниях судеб древних праведников. По такому сюжету плачет Голливуд: там триллер, драма, боевик и приключенческий роман под одной обложкой.

Так кто же такой Клаус Кеннет? Сегодня он говорит о себе прежде всего как православном христианине. Но Кеннет совсем не похож на «наших», он гладко выбрит, со вкусом одет, подтянутый, открытый и приятный в общении, никакой тебе окладистой бороды, старомодных ботинок и великопостной мины вселенской скорби на лице.

Неординарный немец появился на свет в последний год Второй мировой войны на скотном дворе чешской деревушки, где его маму, известную оперную певицу, убегающую от Красной армии, застали третьи роды. Клаус, мягко говоря, рос странным ребенком, в 12 он уже был главарем уличной банды. В 15 родная мать отреклась от него, отдав на воспитание в руки католического священника-педофила, который растлевал мальчишку несколько лет. Когда герой вырос и вырвался из рук извращенца, его жизнь не стала легче. Начались метания, секс, наркотики и рок-н-ролл.

Клаус играл в рок-группе, был диджеем, грабил магазины, пил, употреблял, скитался, воровал порнонографическую литературу, чтобы продавать ее туристам. Шесть часов наблюдал, как его будущая жена погибает от передозировки таблеток, не пытаясь ей помочь. Снимался обнаженным для бульварных изданий. Был членом леворадикальной группировки. Соблазнял женщин пачками. Ездил на крутой тачке и носил шубу в стиле «хасл». Разве что «коней не воровал», как в том знаменитом церковном анекдоте.

Затем Клаус одумался и «ударился в духовность». За время своих поисков он побывал эзотериком, буддийским монахом, индуистским гуру, протестантом.

Клаус Кеннет объездил весь мир, путешествовал на слоне и крался по следам тигра. Удивительный немец провел шесть часов в состоянии клинической смерти и еще 20 раз был на волоске от гибели, чудом выжил в бандитских разборках в Латинской Америке, познакомился с матерью Терезой и другими знаковыми религиозными фигурами. Все эти метания привели Кеннета в православие, которое он считает конечным пунктом на карте своего духовного пути.

Сегодня автору шокирующей биографии за семьдесят, он обзавелся семьей и живет тихой размеренной жизнью представителя среднего класса в Швейцарии. Кеннет продолжает ездить по миру и встречаться с людьми, чтобы ответить на вопросы,  рассказать о своей судьбе и выборе.

Еще недавно, лет 10 назад, в голове среднестатистического прихожанина РПЦ слово «православный» практически равнялось слову «русский». Западный христианин нам представлялся либо «экзальтированным безблагодатным католиком», либо «вечно улыбающимся, поверхностным протестантом, который панибратски общается со Христом». Мы отказывались признавать в людях иных национальностей хоть какую-то духовность. Мы находили намного больше общего с представителями традиционного ислама, чем с христианами других конфессий. Ведь с магометанами у нас схожие «ценности», «скрепы»: традиционализм, многодетность, патриархальность. А там, на Западе.. Не пойми что, «толерастия»!

Для нецерковного обывателя образ православного верующего и способ его мышления в нулевых в нашей стране тоже были совершенно определенными и очень лубочными. Нахмуренные брови, платки, рюкзачки, телогреечки, длинные юбки в пол и боты неопределенной гендерной принадлежности на женщинах.

Время не стоит на месте. Нас давно начало «отпускать». Церковь перестает быть одним огромным «неофитом». Люди оглядываются по сторонам. «Что это было?». Пора искать в Церкви Христа, а не национальную идентичность или дореволюционный антураж. Церковные девы меняют длинные юбки на модные джинсы, православный мужчина снимает косоворотку и одевает хороший костюм. Меняется образ мысли, расширяется кругозор, рушатся стереотипы. Мы потихоньку исцеляемся от этнофилетизма. Православие в головах верующих перестает быть «религией русских», она становится воистину «вселенским». Мы замечаем, что православные есть не только в России, но и в Западной Европе, Африке, Азии и даже в США! И у них тоже есть свой ценный опыт, который может нас обогатить. Эти процессы идут очень медленно, но идут!

 

Теперь нам все сложнее удовлетворяться наивными брошюрками, книжечками о чудесах и скучными персонажами, в которых много елея, но мало жизни. Сегодня нам нужна качественная литература, свежие сюжеты и новые «герои». Поэтому на российском православном рынке начинают появляться «другие» книги. Ярчайшим примером таких изданий является «2 000 000 километров до любви» Клауса Кеннета. Для кого-то книга Кеннета «долгожданная», для кого-то «шокирующая», но она очень нужная именно сейчас..