Все записи
МОЙ ВЫБОР 11:42  /  10.07.19

4891просмотр

Тутта Ларсен: «Негативно к православию обычно относится тот, кто не имеет вообще ни малейшего представления о христианстве»

+T -
Поделиться:

Тутту Ларсен знают все! Кто-то, услышав это имя, стряхнет скупую слезу ностальгии по ушедшей юности и MTV нулевых. Молодые мамы благодарят ее за полезные передачи о родительстве на собственном субъективном телевидении. А кто-то с нетерпением ждет новых выпусков программ с Туттой на православном радио и YouTube-канале «Вера в большом городе». 

Сегодня мы поговорим с Туттой Ларсен о важном для нее проекте, о том, откуда берется ненависть к православию в сети, стоит ли Церкви «бороться» за молодежь, как говорить с детьми о вере, и о многом другом.

Тутта Ларсен сегодня — это прежде всего многодетная мама, счастливая жена, журналист, телеведущая, христианка? Кто?

Я не знаю никого, кто мог бы взять свою жизнь и представить ее как некий торт, разделив в процентном соотношении, что на 30% он — мама, на 20% — журналист, на 40% — духовный искатель и что-то там еще. Тутта Ларсен — это человек, у которого есть семья, есть желание узнавать себя, узнавать мир. Нормальный человек, который строит свою жизнь, занимается своим делом, у которого есть определенная миссия. 

Сказать, что здесь преобладает и кем я чувствую себя в большей степени, — невозможно. Сегодня я с детьми, завтра весь день проведу на работе, а послезавтра займусь какой-нибудь общественной деятельностью. И все это я.

Как из безбашенного виджея MTV в модном топике и с пейджером в руках вы превратились в ведущую православного YouTube-канала? Когда и как вы пришли к Богу?

Наверное, вы не смотрели меня на MTV, потому что я никогда не была «безбашенным виджеем», я была журналистом и телеведущей с дипломом журфака МГУ. Десять лет на MTV я занималась культурно-просветительской деятельностью в области современной музыкальной культуры. Я взяла интервью у огромного количества российских и западных звезд, мы сделали несколько документальных фильмов. Это была нормальная журналистская работа. А то, что у меня есть татуировки и серьга в носу, сильно сомневаюсь, что это может быть критерием, определяющим уровень моей «башенности» или «безбашенности». Мне кажется, у каждого вменяемого человека, у которого есть мозги и чувства, существует также потребность найти ответы на вечные вопросы. 

Мы знаем о том, что жизнь заканчивается, и всем очень хочется, чтобы она прошла не напрасно. Мы хотим понять, что по ту сторону… есть там что-то или нет. Мои поиски такого рода привели меня к Христу. 

Почему именно православие?

Странный вопрос… Потому что я встретила Христа. Я узнала, что Христос — мой Бог, поэтому я православная христианка, потому что другого Бога я не встретила и не знаю. И знать не хочу.

Вы открыто заявляете о своей вере в медиапространстве. Зачем? Это ваша личная проповедь, личная миссия, свидетельство о Христе?

Я ничего открыто не заявляю. Православный христианин — это человек, который ведет христианский образ жизни, и этот образ жизни связан не только с его внутренней духовной и молитвенной жизнью, но и с какими-то вещами внешними, с тем, как он проявляет себя в обществе, в профессии, в том, как он взаимодействует с миром и людьми.

У меня нет никакого манифеста, я не хожу с транспарантом, просто я стараюсь поступать как православный христианин, и это, очевидно, заметно.

Случалось ли такое, что вы сталкивались с непониманием коллег, поклонников, друзей из-за вашей веры? Сегодня, к сожалению, очень многие люди к православию относятся негативно…

Я заметила, что негативно к православию обычно относится тот, кто не имеет вообще ни малейшего представления о христианстве. Они что-то где-то слышали и составили свое мнение, как в том анекдоте про «Битлз», где Мойша напел. Тот, кто читал Библию, изучал источники, глубоко знаком с христианством и его историей, к религии чаще всего относится с большим уважением, даже будучи атеистом. 

Интеллигентный и воспитанный человек никогда не будет обсуждать религиозные вопросы и религиозные предпочтения своих друзей и коллег. Мне повезло, меня окружают именно такие люди, я никогда не сталкивалась ни с какими неприятными комментариями или препятствиями в своей жизни. Господь как-то миловал меня от невежественных и агрессивных неверующих людей, чье неверие строится на их невежестве.

Почему, как вам кажется, сегодня так много молодых людей резко отрицательно относятся к вере и Церкви? В сетях столько ненависти, становится страшно…

Я думаю, что ответ на этот вопрос вытекает из предыдущего. Люди ничего не знают о христианстве, поэтому относятся к нему агрессивно. Может быть, оно их просто пугает. Когда ты чего-то не знаешь, ты этого боишься. А потом, человеку практически всегда нужно найти какого-то врага, и часто этим врагом становятся христиане, потому что эти люди реально практикуют образ жизни, отличный от твоего, и тебя это может «подбешивать». А вопрос ненависти в социальных сетях меня абсолютно не пугает и не волнует. 

В человеке в принципе много ненависти, ее достаточно и во мне, но я стараюсь с ней как-то справляться, а кому-то проще ее выпустить наружу и даже сделать основным двигателем своей жизни. 

Вообще мир — очень страшное место, я не знаю, как выживают здесь люди без веры, не важно, христианство это или что-то еще. Если у тебя нет веры, это значит, что ты один на один с тем кошмаром, который происходит за окном. Ты ничего не можешь с этим сделать, никак не можешь это объяснить, у тебя не получится выстроить свою систему координат в этом безумии. Людям просто очень страшно жить, а агрессия — побочный эффект страха. 

Как вы прививаете любовь к вере своим детям? Настаиваете ли, чтобы они ходили в храм, или ждете их сознательного решения?

Я ничего особенного не прививаю. Мои дети живут тем, чем живут их родители. Они с внутриутробного состояния находятся в храме каждое воскресенье. Повторюсь, это система координат, в которой существует наша семья. Сейчас моему старшему сыну 14. У него уже появились какие-то свои вопросы, я вижу, что начинается его личный  духовный путь, собственный поиск Бога. Не исключено, что он скоро перестанет ходить с нами в храм или начнет делать это реже. Или будет искать какой-то свой храм. Я этого не боюсь, я думаю, что заложенные нами нравственные и этические основы  христианского порядка не дадут моим детям пасть безнадежно в этом мире. Возможно, их будет гнуть всеми ветрами судьбы, но я уверена, что это их не сломает.

Как сегодня Церковь может развернуть к себе молодежь? Есть ли какие-то современные способы миссии, которые могут изменить ситуацию и повлиять на умы и сердца молодых людей?

Я не уверена, что Церковь должна привлекать как-то сегодня молодежь, завтра женщин, а послезавтра — шахтеров, а через год у Церкви план по привлечению трактористов и доярок… Церковь — место, где человек спасается. Это люди, Тело Христово. Мы, христиане, верим, что мы все — такие клеточки, которые связаны между собой. Действия одного человека отдаются эхом на жизнях всех тех, кто состоит в этом Теле. 

Для меня Церковь — это прежде всего сообщество людей, мои братья и сестры во Христе. Это люди, с которыми я проживаю вместе ежевоскресную литургию, в таинстве Евхаристии встречаю Христа. Мне вообще странно, когда о Церкви говорят как о каком-то государстве или институте, у которого должен быть некий план, определенная политика. Мне кажется, что если Церковь говорит с человеком на понятном ему языке, предлагая путь к какой-то лучшей жизни, а может быть, к жизни вечной, то человек просто будет рад войти в эти двери.

Вы ведете YouTube-шоу «Вера в большом городе», где беседуете о вере и жизни с разными интересными и популярными людьми. Название передачи — это отсылка к знаменитому американскому сериалу? Это шоу — такой способ завоевать молодежь, поиск современного языка, чтобы говорить о Боге?

Название «Вера в большом городе» придумано не мной. Я не знаю, чем руководствовались создатели проекта. Подозреваю, что этим названием они хотели подчеркнуть тот факт, что передача не богословская, она светская. В ней принимают  участие не только священники или люди, профессионально имеющие отношение к Церкви, а в первую очередь обычные прихожане и миряне, люди, которые взяли на себя крест христианского служения и христианской жизни в той или иной форме и готовы об этом поговорить, готовы этим поделиться.

Мне не нравится слово «шоу» применительно к нашей программе. Никакого шоу здесь нет. Это очень интимный и откровенный разговор о сокровенном. Очень иногда болезненный и даже страшный местами. У нас точно нет никакой задачи привлечь или «отвлечь» молодежь. У нас есть желание рассказать миру о том, что такое христианство в актуальном контексте, в современном городе XXI века. И рассказать это устами христиан, людей разных профессий, разного образа жизни, разного уровня духовного роста. И если это кого-то привлекает — здорово.

Лично для вас «Вера в большом городе» — просто очередной проект или нечто большее?

Для меня «Вера в большом городе» — очень важный проект в моей жизни, потому что,  разговаривая со своими коллегами о вере, я открываю и некие новые вещи для себя, новые стороны веры, новые возможности. 

Я получаю ответы на свои личные вопросы, и это, конечно, очень мощный терапевтический проект для меня. И более того, благодаря этой программе я встречаюсь с потрясающими людьми, невероятно глубокими, очень талантливыми, яркими, энергетически мощными, светлыми и несущими в этот мир любовь и добро. Встреча с таким человеком всегда поддерживает тебя, питает, позволяет надеяться, позволяет тебе самому захотеть стать человеком с большой буквы.

Кто из гостей проекта произвел на вас самое большое впечатление? Почему?

Повторюсь, в проект приходят очень разные люди, с очень разными историями, но это всегда что-то очень честное, очень глубоко интимное. Говорить о том, чья история мне показалась более захватывающей или привлекательной, я бы не стала. Я ценю всех своих героев и безумно им благодарна за то, что они пришли и поговорили со мной о такой важной и глубоко личной теме, как вера.

Завершился очередной сезон «Веры в большом городе». Будет ли у него продолжение? Какое будущее ждет этот проект?

Конечно же, у проекта будет продолжение, я в это верю. Но надо понимать, что я в этом проекте приглашенный человек. Программа существовала до меня и, возможно, будет существовать и после. Мне бы очень хотелось, чтобы она продолжалась. Мы поставили для себя амбициозную задачу рассказать нашим зрителям о том, как живут христиане не только в России и не только в Москве и Петербурге, но и за пределами больших городов и нашей страны. Мы хотим проехать по России и миру, сделать интервью с христианами разных государств, континентов и родов деятельности, рассказать о том, как живут наши братья во Христе во всех уголках мира. 

Поэтому сейчас мы, чтобы реализовать этот проект, запустили краудфандинговую кампанию на planeta.ru с целью найти финансовую поддержку, потому что этот проект требует достаточно больших затрат, если мы хотим сделать его хорошо. 

В целом весь проект делается на деньги меценатов. Это в некоторой степени такое общее дело. У нас нет никаких конкретных спонсоров, нас никто не субсидирует, ни Церковь, ни государство. Мы стараемся все это сделать своими силами и очень надеемся на то, что зрителю близко то, что мы делаем, и он поддержит нас, в том числе и материально.

Комментировать Всего 1 комментарий
Я не уверена, что Церковь должна привлекать как-то сегодня молодежь, завтра женщин, а послезавтра — шахтеров, а через год у Церкви план по привлечению трактористов и доярок…

А я думаю, что Тутта просто ушла от ответа, так как разница тут очевидна: привлекать в церковь сегодня доярок а завтра токарей шестого разряда - действительно, смешно.

А привлекать молодёжь - это участвовать в создании идеологического фона в завтрашней России, обеспечивать православию перспективу... Которая, как по мне, сегодня далеко не очевидна.

Эту реплику поддерживают: Катя Капранова