Все записи
16:41  /  18.07.19

12138просмотров

«Какое же это изнасилование, если она — моя жена?» Десять мифов о сексуальном насилии

+T -
Поделиться:

Это может случиться с каждым… ? «Да нет, что вы! Мне за пятьдесят, я прилично одеваюсь, не пью, не хожу по ночам. Со мной такого никогда не произойдет!» Каждая пятая представительница прекрасного пола хотя бы раз в жизни подвергалась сексуальному насилию в той или иной форме. В умах же остальных 80 % женщин изнасилование — это всего лишь то, «что бывает с другими».

Но ночной кошмар, новость криминальной хроники или жареная тема популярного ток-шоу в любой момент может стать частью вашей собственной реальности.

В начале 2017-года вся страна, не отрываясь от экрана, следила за историей семнадцатилетней Дианы Шурыгиной, подвергшейся сексуальному насилию на студенческой вечеринке. Сага о взаимоотношениях жертвы и обидчика растянулась на несколько лет, обеспечивая неизменно высокие рейтинги Первому каналу. 

К этому случаю и к его «героям» можно относиться по-разному. Но то, что творилось вокруг него, вполне симптоматично и показательно. Здесь «прекрасно» все! Полное перекладывание вины на жертву, высмеивание, травля со стороны общества того, кому, вообще-то, нужно помочь. «Ну она же пьяная была!» «Так одета?!» «Она же уже далеко не девственница!» «Самадуравиновата» — выносят вердикт зрители, а что страшнее — зрительницы, посылая сигнал другим жертвам сексуального насилия, в том числе и потенциальным, которыми мы все с вами являемся.

«Молчи, иначе осудят, будет еще больнее». С такой установкой живут тысячи женщин в нашей стране. «У каждого человека, перенесшего сексуальное насилие, есть своя клетка, в которой он заперт наедине с насильником. И кажется, что выхода из нее нет».  Специально для таких людей, их родственников и друзей, Светлана Морозова, гештальт-терапевт, сотрудник фонда «Сестры», написала книгу «Я не боюсь говорить о сексуальном насилии». Это издание — квинтэссенция многолетнего опыта работы автора с жертвами насилия. В книге подробно рассмотрены все страхи и трудности, с которыми сталкиваются женщины в подобных ситуациях, и показаны пути их преодоления. 

Отдельная глава посвящена распространенным в обществе мифам о сексуальном насилии, которые должны быть развенчаны раз и навсегда.

1. Сексуальное насилие — это всего лишь секс

Мужчины насилуют, потому что не могут сдержать сексуальное желание. «Всем им нужно только одно, причем постоянно» — одна из расхожих идей, которую сразу предлагает «народная мудрость», когда речь заходит о недобровольном акте «любви» между мужчиной и женщиной. Говорят, что тестостерон — мужской половой гормон — оказывает такое мощное действие, что возникшее половое влечение мужчина вынужден удовлетворить немедленно. Он же ничего не может с собой поделать!

Конечно же, это клевета: ни тестостерон, ни игрек-хромосома не предрасполагают к совершению преступлений. На свете есть множество мужчин, чье половое влечение на высоте, однако они никогда никого не насиловали. Насилие никак не связано с уровнем гормонов. Зато всегда связано с вопросом власти.

Насильник всегда применяет власть и контроль, подчиняя себе другую личность на физическом, сексуальном и эмоциональном уровне. 

2. Сексуальные преступления совершаются только против молодых привлекательных женщин

По данным центра «Сестры» 10,1% переживших сексуальное насилие составляют дети младше 12 лет и женщины старше 40, которые, например, отправились в лес за грибами или зимним вечером вышли во двор вынести мусор, причем были соответственно одеты. Ведущую роль играет не красота и сексуальность, а беззащитность человека, выбранного насильником.

Это правило касается и инвалидов из психоневрологических интернатов, нередко испытывающих «интерес» к себе со стороны санитаров… Неужели кто-то скажет, что они «просто были красивы и соблазнительны»?

3. Женщины хотят, чтобы их изнасиловали, и ведут себя соответственно. Вся вина ложится на них

«Она сама хотела» — извечное оправдание насилия. Что только не приводится в доказательство этой сомнительной истины! «Она надела мини-юбку», «она слишком сильно накрасилась», «она призывно на меня посмотрела», «у нее было лицо женщины, которой не хватает секса», — неистощима фантазия тех, кто пытается доказать, будто они были всего лишь послушными орудиями чужой воли.

Длина юбки и количество косметики не имеют отношения к сексуальному насилию: оно совершается и там, где женщина имеет право выйти из дома, только полностью прикрывшись (например, в арабских странах)

4. Если женщина выпила, она сама отвечает за случившееся

Этот стереотип демонстрирует двойные стандарты в действии: если к насильнику, находившемуся под воздействием алкоголя, общественное мнение требует снисходительности («Он всего лишь был пьян!»), то женщину, пострадавшую в аналогичном состоянии, нагружает дополнительной виной… На самом деле «алкогольный фактор», конечно, не делает изнасилование не бывшим. Если степеньопьянения лишала ее возможности оказать сопротивление насильнику, случившееся квалифицируется как изнасилование человека, находящегося в беспомощном состоянии.

5. Сексуальное насилие совершается в опасных местах, в темное время суток. Не ходите поздно в одиночестве, и все будет в порядке 

На самом деле нет такого места, где вы были бы полностью защищены от сексуального насилия. В 20,5% случаев оно совершается в доме пострадавшего, в 10% — в доме насильника, в 16% — на улице, в 4% — в официальных учреждениях (школа, больница, офис). Причем пользующиеся дурной репутацией подъезды и автомобили представляются относительно безопасными местами: на их долю приходится всего лишь 6,9 и 4,3% случаев соответственно.

Время, место и обстоятельства преступления выбирает насильник.

6. Насильник — это «лицо кавказской национальности» или человек подозрительного поведения. Его нетрудно распознать

Как бы хорошо нам всем жилось, если бы насильники носили на груди таблички «Ко мне опасно приближаться»! На самом деле почти в половине случаев (45,6%) пострадавшие знали преступника и доверяли ему. В 15% случаев насилие совершали их родственники или партнеры. Что же касается пресловутых «лиц кавказской национальности», то, согласно той же статистике, они становятся насильниками всего в 4% случаев — реже, чем сотрудники правоохранительных органов.

7. Детей не насилуют. Они лгут, когда рассказывают о том, что пережили нечто подобное, под влиянием телевидения или разговоров взрослых

На самом деле истинный масштаб сексуальных преступлений против детей скрыт от нас. Как мы уже сказали, для насильника ведущую роль играет беззащитность объекта, и дети в этом смысле становятся очень привлекательной мишенью, ведь они еще понятия не имеют о сексуальности и связанных с ней действиях, их легко убедить, что странные поступки по отношению к ним — игра, или способ лечения, или наказание за то, что они плохо себя вели.

8. Сексуальное насилие возможно только по отношению к женщинам 

На самом деле мужчины тоже оказываются в беде — в армии, в тюрьме, в любых закрытых коллективах, откуда они не могут уйти по собственной воле, а иногда и в обычной будничной жизни. Причем насильники в подавляющем большинстве случаев гетеросексуальны, часто имеют семью, детей; не на них ложится позор от случившегося, а на переживших насилие, и, если последние признаются,их может ожидать социальная смерть — иногда, увы, не только социальная… 

Есть данные, согласно которым для мальчика риск пострадать от сексуального преступления выше, чем для девочки. Объясняется это тем, что мальчиков меньше опекают, им дают больше свободы, приветствуют их тягу к приключениям.

9. «Какое же это изнасилование, если она дважды побывала замужем / не девственница / „представительница древнейшей профессии“ / моя жена?» 

Закон не дает насильнику скидку в зависимости от образа жизни потерпевшей, рода ее занятий, морального облика, числа предшествовавших сексуальных контактов, близости отношений с ним и любых других обстоятельств.Насиловать нельзя никого; тот, кто сделал это, — преступник.

10. Женщины подают заявления об изнасиловании, когда недовольны сексом / обиделись на своего мужчину / хотят получить какие-то материальные блага, то есть из корысти

На самом деле женщине, которая заявила об изнасиловании, придется иметь дело с полицией, то есть она будет вынуждена обнародовать свою историю; на очной ставке и на суде ей придется встречаться с человеком, один вид которого может ее снова травмировать; ей придется, возможно, выдержать прессинг ближайшего окружения, которое ее осудит…В результате средств, которые она получит по суду, может только-только хватить на компенсацию психологических последствий изнасилования. Какая уж тут корысть?

Берегите себя и своих близких! И не смотрите плохих программ…