Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:22  /  16.09.19

8546просмотров

Борис Корчевников: «Очень важно, какими руками ты прикасаешься к чужой истории»

+T -
Поделиться:

Борис Корчевников — актер, тележурналист, генеральный директор телеканала «Спас», один из самых успешных и узнаваемых ведущих на современном российском телевидении. Сегодня мы поговорим с Борисом о Церкви и ее критиках, о личной жизни, творческих планах и многом другом.

Вся страна вас знает как глубоко верующего человека. В каком возрасте вы пришли к Богу? Как это произошло? Расскажите о своем пути

Мне понравилась девушка. А ей нравилась святая Матрона. И она позвала меня съездить к ее мощам в Покровский монастырь. Мне был тогда 21 год. В Бога я вроде как верил, но на жизнь это почти никак не влияло. И что-то произошло там, даже не у мощей, а далеко еще в очереди. Это не было каким-то явлением, видением, но это был опыт настолько сильный и объективный, что я переживаю его до сих пор. Причем с той же силой, как и тогда, почти 15 лет назад. Опыт Бога. И какой-то правды. Обо всем. Обо мне самом в первую очередь. И я запомнил так явственно, ясно и просто, что эта правда открывается только здесь — в Церкви. А потом еще годы — знакомство и дружба с одним священником. Это  тоже важно — увидеть в священнике друга. Потом первое причастие и жизнь, которая начинает писаться начисто.

В голове большинства зрителей вы до сих пор ассоциируетесь с ток-шоу «Прямой эфир». Как вам кажется, подобные программы нужны людям? Можно ли быть глубоко верующим человеком — и каждый день следить за перипетиями жизни Гогена Солнцева и Прохора Шаляпина? Ваш уход из шоу связан с вашей верой?

Мой уход связан с началом работы на «Спасе» и запуском проекта «Судьба человека». Вера не может помешать всмотреться в судьбу или перипетии жизни кого бы то ни было, а только помочь, напротив, что-то открыть о человеке! Для меня здесь противоречия нет. Очень важно, какими руками ты прикасаешься к чужой истории. От твоих собственных рук и взгляда зависит больше, чем от этого человека. 

Вы долгое время работали на НТВ. На этом канале вышел ваш авторский фильм «Не верю!», где все нападки на Церковь в медиапространстве представлены как звенья спланированных информационных атак на РПЦ. Вам кажется, что это всегда так? Церковь в целом не дает поводов для объективной критики со стороны общественности? Как отличить спланированную атаку от реального народного недовольства?

Это был фильм о технологиях. Они универсальны. Можно про Церковь организовать вбросы, можно про человека, про компанию, про государство. На короткой дистанции это работает, на длинной нет — вранье само тает. С Церковью так не выходит, как ни пытаются столетиями, потому что Церковь — это мы с вами. Это слово ведь так и переводится  с греческого — «собрание людей». Церковь — это не организация, не партия. Это собрание бесконечно разных людей, так кого и за что в ней критиковать?

Критика Церкви — это всегда взгляд в себя. Церковь — это зеркало нас самих. Какие мы, такая и Церковь. Это может показаться парадоксом — ведь не все считают себя членами Церкви, но это ничего не меняет. Церковь все равно состоит из тех же людей, из общества, в котором она живет.

Как человеку, который искренне любит Церковь, бороться с недостатками в ней, если нельзя говорить о них публично, то есть выносить пресловутый «сор из избы»?

Я, честно говоря, в этой избе сора особенно не вижу. А вижу, наоборот, как нигде много людей по-настоящему классных. Жертвенных, способных на благородные мужественные поступки. Вижу уникальные семьи многодетных ответственных отцов, счастливых детей, очень часто успешное ведение дел, ясность в мозгах — ответственность за себя и родных: это все либо в семье воспитывается, либо из Евангелия берется. И вот в Церкви этого очень много на самом деле. Просто оно себя не выпячивает там. А что до недостатков Церкви, да и чьих-либо, то я бы охотнее боролся с недостатками в самом себе — тут проблем больше, мне кажется.

В вашем фильме на НТВ из уст протоиерея Всеволода Чаплина прозвучала такая фраза: «Место Церкви — везде, потому что везде есть место правде Божией». С этим многие могут не согласиться. Мы живем в секулярном мире. Как «утверждать правду Божию», уважая при этом свободу и границы других людей, которые эту правду не принимают? Должна ли Церковь быть «везде»?

Уверен, что везде надо быть человеком. И правда Божия — она про это, про способность быть человеком в любой ситуации. Им стоит быть везде, да.

Сегодня вы — генеральный директор телеканала «Спас». Одной из самых известных программ на «Спасе» является дискуссионное шоу, в котором атеисты спорят с верующими. Оно тоже называется «Не верю!». А недавно по мотивам передачи вышла еще и книга с таким же названием, которая стала очень популярной. Почему вы решили создать программу? Как вам кажется, в чем секрет ее популярности? Может быть, зритель и читатель соскучились по искреннему и трезвому слову о нас, которое порой можно услышать только из уст атеистов?.. 

Ну, искреннее и трезвое слово о нас можно услышать из уст человека абсолютно любого мировоззрения. Успех программы объясним просто: здесь ставятся самые главные вопросы: кто такой Бог, почему с нами все так и не иначе, как быть счастливым, и как быть, если думаешь, что Бога нет, и как Его найти, если даже искать не хочется, — это вопрос, который Константин Мацан, ведущий проекта, ставит в начале каждого выпуска.

Есть верующие или неверующие персоны, которых вы бы никогда не пригласили на шоу «Не верю!», какой бы яркой и убедительной ни была их позиция? Кого, наоборот, вы мечтаете увидеть в программе? 

Мне было бы скучно с человеком, который не способен сомневаться. Верующий пусть сомневается в вере, неверующий пусть поставит под сомнение свое неверие — тогда это начало процесса и взаимных открытий.

Случалось ли такое, что атеисты на шоу говорили так остро или так убедительно, что вам приходилось вырезать большие фрагменты или удалять целые эпизоды программы?  

Да, поначалу, когда мы только запускались и не могли нащупать формат и тональность разговора, несколько программ мы так и не решились выпустить в эфир. Просто и содержательно, и смыслово все буксовало. И мы боялись в самом начале убить проект.  А потом состоялось.

Вы — один из самых завидных холостяков на российском телевидении. Вы по-прежнему один? Почему так? 

Нет, я не один)

Какой должна быть ваша избранница и на какую девушку вы никогда не обратите внимания? Вы бы могли жениться на девушке неверующей, невоцерковленной?

Конечно. Я всю жизнь, и в своей семье тоже, в окружении скорее не очень воцерковленных людей. И нет проблем! Это учит меня в том числе не сживаться с штампованными формулировками и привычными понятиями. Потому что, когда заговариваешь о вере с тем, кто Бога не знает, всегда ищешь самые те слова, в том числе и для себя. Это интересно.

Вы хотели бы когда-нибудь продолжить вашу актерскую карьеру? Если да, то кого хотели бы сыграть, кто из героев литературы и кино вам близок?

Честно говоря, нет. Я много лет занимаюсь одной профессией, в которой очень счастлив, которая мне многое открыла. Я тележурналист.

В одном интервью вы сказали, что кумиром вашего детства был Никита Михалков. Это до сих пор так? Вам нравится то, что делает Никита Сергеевич сегодня, например его авторское шоу «Бесогон»? Есть ли человек, кого бы вы на данный момент могли назвать своим кумиром?

Да нет, кумиров больше нет. А Никиту Сергеевича как любил, так и люблю.

Поделитесь своими творческими планами или даже мечтами, которые бы хотелось исполнить в ближайшее время. 

Они очень конкретные — мы с командой уже два года почти круглосуточно час за часом выстраиваем «Спас». Почти сорок запущенных за это время проектов собственного производства. Но мы еще совсем не удовлетворены нашим утром и нашим ночным эфиром. А ведь утро и ночь — время, когда Бог может по-особому открываться человеку. Это то, о чем я думаю очень часто теперь, — как открывать Христа средствами телевидения и соцсетей. Я вижу, как у нашей команды и немалого числа коллег это получается. Поэтому в этом сезоне мы продолжим!