Все записи
15:11  /  28.04.20

3114просмотров

Предотвратить суицид: как не пропустить тревожные признаки в поведении подростков

+T -
Поделиться:

Колоссальный рост самоубийств среди подростков — один из парадоксов современности. Казалось бы, у наших детей есть все: дорогие гаджеты, модная одежда и возможность посещать другие страны. Но почему они так несчастны? Голодное послевоенное поколение смотрело в будущие с гораздо большим оптимизмам, нежели юноши и девушки в XXI веке.

Проблемы ребенка часто кажутся нам глупыми и надуманными. Но его эмоции и переживания нельзя недооценивать. Безответная влюбленность в хулигана, плохие отношения с учителем, ссора с одноклассниками — то, что для взрослого лишь небольшая житейская неурядица, в юных глазах видится как глобальная проблема, которая непременно испортит всю последующую жизнь.

Анна Леонтьева — известный журналист, радиоведущая и мама троих детей. Ее книга «Я верю, что тебе больно! Подростки в пограничных состояниях» — сложный опыт переживания тяжелейшей клинической депрессии дочери. Личная история автора дополнена советами и комментариями специалистов. Книгу Анны Леонтьевой будет полезно прочесть каждому родителю. Подростковая депрессия невероятно коварна и умеет мимикрировать. Иногда без советов психолога мамам и папам просто не разобраться, что же творится в душе их ребенка.

Отдельная глав посвщена тому, как не пропусть опасные «звоночки», сигнализирующие о том, что ребенок находится в подавленном состоянии.

Как не пропустить тревожные признаки

Психологи отмечают некоторые моменты в поведении подростков, которые могут считаться тревожными. Эти признаки не говорят непременно о том, что у ребенка есть суицидальные наклонности. Но они совершенно точно говорят о том, что вашему ребенку больно, — и это нельзя просто оставлять без внимания.

Длительное подавленное состояние

Для подростка совершенно естественно «закрываться в комнате» (условно или физически) — избегать общения, грустить, не отвечать на вопросы, не радоваться тому, чему он раньше радовался. Сюда же относится резкое изменение любого типичного поведения ребенка: например, был всегда собранным — стал абсолютно рассеянным, как будто «с пустой головой». Любил общаться — теперь избегает компаний.

Вопрос в длительности этого состояния и в том, насколько оно мешает ребенку жить в его обычном, нормальном для него режиме. И тут очень важен контакт ребенка и родителя.

Конечно, держать руку на пульсе — это не значит контролировать, «заливать» подростка своей тревожной заботой или врываться к нему в комнату с предложением поговорить по душам. Все эти действия, по категоричному кодексу правил подростка, подлежат немедленному осуждению, без всяких смягчающих обстоятельств. И надо быть готовым к тому, что мы услышим, пожалуй, самую распространенную подростковую фразу: «Закрой, пожалуйста, дверь!»

Но при этом очень важно не остаться по ту сторону двери в ситуации, когда наша помощь действительно необходима. В ситуации подавленного состояния с подростком нужно обязательно постараться — очень мягко, тактично и деликатно — поговорить. Если подавленное состояние, чрезмерная закрытость, замкнутость ребенка длятся больше двух недель — это повод обратиться к психологу.

Отсутствие инстинкта самосохранения

Дети часто чувствуют себя неуязвимыми: «Со мной никогда ничего не случится». Но при этом если в шесть-восемь лет они хотят быть пожарными, подводниками или пилотами — то лет в десять уже начинает проявляться инстинкт самосохранения: дети постепенно осознают, что самолет может разбиться, а в подводной лодке люди заперты на несколько месяцев. Этот инстинкт самосохранения присутствует даже у самых сорвиголов. Если же у подростка этот инстинкт как будто не проявляется, если он постоянно лезет туда, где слишком опасно, если он становится паркурщиком и зацепером — это серьезный признак, который нельзя оставлять без внимания и просто списывать на характер и темперамент.

Некоторые дети играют в очень опасные игры, а родители даже не знают, что их сын — зацепер на крыше электрички или игрок в «беги или умри» (когда подросток должен под съемку на телефон перебежать дорогу прямо перед быстро едущей машиной). Однако игры на грани жизни и смерти — это, как убеждены психологи, способ заглушить боль одиночества. <...>

Самоповреждающее поведение

Если подростки наносят себе порезы — на руки и ноги, иногда на живот, нередко очень аккуратно, симметрично, как будто затем, чтобы любоваться ими, — это очень серьезный признак тяжелого внутреннего состояния, когда человек склонен свои внутренние напряжения и эмоции выражать буквально — через тело. Иногда подростки описывают это так: «чтобы заглушить внутреннюю боль, мне нужно причинить себе боль физическую», «я хотел бы не быть — мне невыносимо, я не знаю, что со мной происходит». 

Порезы, кстати, чаще бывают у девочек. У мальчиков реакция на внутреннюю боль другая — они дерутся, выплескивают свою агрессию наружу. Девочкам же обычно транслируют установку, что драться нельзя, что девочка должна быть приличной, — поэтому они причиняют боль сами себе.

Порезы не всегда указывают на попытку самоубийства. Часто это исследование боли, исследование своего тела. Но порезы — это всегда повод обратиться к специалисту и выяснить, насколько ситуация опасна! <...>

Тail future

Когда мы говорим с ребенком о будущем, можно спросить у него: «Как ты представляешь свою жизнь, нашу жизнь через пять лет?» Один из признаков депрессии — это так называемое tail future — «укороченное будущее», когда у ребенка нет ощущения, что в этом будущем что-то есть.

Однако в разговоре о будущем все зависит от ваших сложившихся отношений. Если ребенок почувствует, что это не диалог, а попытка что-то ему навязать (в формате: «Ну что, будешь лодырем или сантехником — или делом наконец займешься?») — он закроется. Попробуйте поговорить с ним о том, что его правда волнует, постарайтесь услышать его мнение и его желания, даже если они покажутся совсем «несерьезными».

Желание поговорить с психологом

Иногда внешне у ребенка все неплохо — учится нормально, с друзьями общается, аппетит хороший. И вдруг он говорит о том, что хотел бы «с кем-нибудь поговорить, например, с психологом». Как ни странно, иногда родители считают это за блажь, моду и тому подобное. Иногда такое желание ребенка может напрячь родителей, особенно если они сами не очень доверяют психологам — мол, только время и деньги тратить, сами разберемся. Но, внимание, это очень важно! Если ребенок хочет поговорить с психологом, то бежать к психологу нужно в ту же секунду, не откладывая. Если он дошел до той точки, что уже понимает необходимость помощи, — нельзя, категорически нельзя отвечать: «А ты уверен? Так все же нормально. Ты же прекрасно учишься…» 

Его осознанная потребность в помощи означает, что он прошел и пережил уже не одну стадию своей внутренней боли и его ресурсы на исходе!

Избегание контакта глазами

Один из признаков, что внутри ребенка какая-то серьезная боль, — он не может разговаривать, глядя в глаза. Конечно, есть исключения, но в целом обычно те подростки, которые легко общаются, легко разговаривают, — имеют теплые отношения с родителями. Потому что их родители тоже легко и охотно с ними разговаривают. Один из критериев, насколько депрессивен подросток, — это то, насколько долго он вообще может  находиться в контакте.

Есть совсем крайний случай — подростки, которые совершенно не могут выдерживать контакта глазами. Если спросить: «Почему ты не смотришь на меня?», он отвечает: «Я не привык смотреть на людей. Мне неприятно смотреть на людей. Я не хочу смотреть на людей». Это тревожный признак.

Один из психологов рассказывал, что к нему ходила девочка, которая начинала сразу плакать, если во время разговора он смотрел ей в глаза. Это говорило о том, что внутри нее — чудовищная боль. И открыться она могла только тому, кому могла бы эту боль доверить, тому, кто мог бы хоть как-то эту боль разделить.

Анорексия и другие нарушения пищевого поведения

Многие психологи причисляют анорексию к суицидальному поведению. На самом деле за нарушением пищевого поведения всегда стоит какая-то глубинная проблема и внутренняя боль подростка, и это — его крик о помощи и попытка получить то, чего ему не хватает. Это манипулятивное поведение, за которым стоит неспособность получать любовь другими способами. Подросток как бы видимой проблемой пытается привлечь внимание к невидимой боли. И ведь действительно, когда начинаются нарушения пищевого поведения, родители наконец понимают, что «что-то не так». Однако чаще всего они пытаются решать проблему внешне — всеми способами ребенка накормить. Но страдающему анорексией нужна в первую очередь не пища, а внимание и любовь. <...>

Ребенок косвенно или открыто говорит о желании расстаться с жизнью

Как правило, так подросток неосознанно проверяет, будут ли его отговаривать, успеют ли спасти? Ни в коем случае не стоит недооценивать такие слова и уж тем более делать какие-либо опрометчивые комментарии. Ведь таким образом подросток на самом деле показывает вам, что ждет вашей помощи и внимания. Не найдя их, он может оставить всякие надежды на понимание и довести задуманное до конца.

Ребенок начинает активно раздавать свои вещи 

Это очень плохой признак, уже, если можно так сказать, классический пример того, что что-то в его психике развивается не так, это повод срочно обратиться к специалисту. Это уже, как правило, запущенная стадия процесса, который мы не заметили вовремя.

Родительская интуиция

Есть признаки очень сложно объяснимые. Иногда в разговоре с ребенком родитель может не только эмоционально, но даже физически ощутить, что что-то происходит, буквально кожей почувствовать, насколько ребенку плохо. Это работает, если эта чувствительность есть и, конечно, если с ребенком есть связь. И эти ощущения тоже нельзя игнорировать.

Они, кстати, бывают не только у родителей, но и у психологов. «Для опытных психологов чувствовать пациента кожей — это почти профессиональная деформация, — говорит психотерапевт Константин  Владимиров. — Пациент может улыбаться или смеяться, но когда я заглядываю в глаза, я вижу его неблагополучие по тому, что со мной происходит. Он смеется — а мне грустно. Я физически чувствую, что под этим смехом… Тогда я понимаю: „Стоп! То, что ты рассказываешь, не имеет сейчас значения! Тебя беспокоит что-то гораздо большее, но ты про это почему-то молчишь“. Когда я это озвучиваю — как правило, пациент плачет…»

Такая чувствительность родителя по отношению к ребенку вырабатывается в семье, когда все общаются, разговаривают, взаимодействуют. Если родители открыты перед детьми и могут поделиться своими переживаниями и тревогами, то и дети готовы будут рассказать о своих. Этому можно учиться — и тогда родитель получает доступ к тому, что не имеет формы.

К сожалению, родители не всегда могут быть проницательными, мудрыми и всевидящими. Иногда они замечают беду, когда она уже вошла в семью. 

Специалисты, работающие с подростками, например, употребляющими наркотики или страдающими анорексией, говорят, что, как правило, имеют дело с последствиями, а то и с побочными эффектами последствий. Сама же проблема может расти постепенно и незаметно, как опухоль в организме. А может возникнуть внезапно и ярко, как реакция на событие — потерю близкого, несчастную любовь, провал в какой-то сфере.

Но иногда проблему можно вычислить по некоторым признакам. В любом случае все это требует чрезвычайно серьезного отношения, напряжения душевных родительских сил и во многих случаях участия хорошего психотерапевта и/или психиатра.