Сотрудник редакции
Все записи
15:23  /  6.11.19

9931просмотр

Приговоренные к году в армии. Почему срочную службу давно пора отменить

+T -
Поделиться:

В нашей стране уже мало кого удивляет, когда солдат-срочник совершает самоубийство или самосуд в своей части из-за издевательств и насилия со стороны сослуживцев. Вот и на этот раз, когда после массового убийства в Забайкалье сквозь официальные формулировки про «нервный срыв» и «личные обстоятельства» просочилась информация о дедовщине, люди привычно обеспокоились, еще раз посетовали на армейские реалии, но в руководстве страны так никто и не сказал самое важное — срочную службу пора упразднять

Слово «дедовщина» — зачастую одно из первых, с которым сталкивается мальчик в России, когда речь заходит о его будущем. Забыть это сложно — мало какой ребенок упустит из внимания информацию, что в определенном возрасте он должен попасть в место, где над ним будут издеваться.

Это обстоятельство заставляет с ранних лет расставлять приоритеты: надо быть либо сильным, чтобы все это пережить, либо умным, чтобы поступить в университет и получить отсрочку, а там — если повезет — аспирантура и звание кандидата наук, освобождающее от армии. Другой спасительный берег — 27-летие — с этого возраста в армию не берут, а прежде нужно лишь не пересекаться с сотрудниками военкомата.

Есть и другие, но доступные не каждому способы избежать службы: отправиться на альтернативную службу (но она съест не 12, а от 18 до 22 месяцев), кому-то повезет поступить на военную кафедру или попросту купить военник (увы, недешевое удовольствие для очень многих призывников).

Становясь старше, российский подросток каждый год слышит о новых смертях или избиениях (только в 2019 году сразу несколько нашумевших случаев: помимо расстрела в Забайкалье, этой же осенью обнаружили травмы на теле погибшего срочника в Козельске, другой громкий случай произошел весной на Дальнем Востоке, предыдущий — зимой под Воронежем). Поэтому молодой человек довольно быстро понимает, что это хотя и порицаемая, но обыденность — и с этой дикостью нужно мириться. В этом «помогает» школа: уже там дети сталкиваются с насилием и издевательствами между собой; тогда же появляются те, кто с упоением на переменах смотрят видеоролики с избиениями «духов» (их будущая роль в армии примерно понятна), и те, кто надеется не пройти медкомиссию.

Соответственно, в старших классах многие завидуют негодным к службе, в университете хвастаются возможностью «по знакомству» откосить, а в аспирантуре — всерьез учатся и стараются защититься, но, как можно догадаться, часто вовсе не ради научных достижений.

Государство, в свою очередь, орудует нехитрой концепцией: «срочная служба — священный долг перед Родиной», а кто не хочет его исполнять — предатели и трусы. 

Естественно, такая пафосная архаика проигрывает столкновение с реальностью. Во-первых, молодежь отлично видит, что те, кто не служил — обычные люди, зачастую успешные; служившие — такие же, только потерявшие год, а некоторые еще и пережили что-то, о чем рассказывать не хотят.

Во-вторых, тезис про «предателей и трусов» вызывает недоумение, ведь долг защиты своей страны в случае угрозы, как правило, людям понятен и вряд ли вызывает вопросы хотя бы у десятой части уклонистов. 

В-третьих, многие хорошо знают, что в мире есть вполне успешные развитые страны, где срочной службы нет вообще. Отсюда рождается закономерный вопрос: что это за «священный долг» такой, если очевидно, что он вовсе не обязателен?

Все это формирует мнение о срочной службе как о театре абсурда. Только представьте: в стране работает целая система, цель которой — загнать человека туда, где он скорее всего впустую потеряет время (а в некоторых случаях — здоровье или жизнь), а отказаться от этого нельзя. При этом государство так рьяно хочет истребовать «священный долг», что ведет себя как неугомонный коллектор.

Оно буквально преследует — уклонистов, например, отлавливают с помощью казаков; прессует — время от времени всплывают законопроекты, цель которых — выкрутить руки, осложнить жизнь молодым людям, желающим сохранить год своей жизни (например, в Госдуме первое чтение прошел законопроект, обязывающий призывников приходить в военкомат без повестки, а в феврале 2019 года президент подписал закон, требующий от призывников вставать на воинский учет по месту пребывания).

Кто-то возразит: мол, для каких-то слоев населения в России (молодежь из поселков, где работать и развиваться негде), армия — социальный лифт, возможность устроить свою жизнь. Так никто не спорит, пожалуйста — дайте им возможность идти на срочную службу, но зачем силком тащить туда всех тех, кому это не нужно? Дайте призывнику право выбора! 

Кажется, чиновники думают, будто большинство призывников искренне хотят идти в армию, а «косит» меньшинство (то самое, «предатели и трусы»). Пора бы им открыть глаза: почти все срочники с удовольствием отказались бы от службы, будь такая возможность. Можно даже сделать это выгодным для казны: в России когда-то легально откупались от армии — в сущности, этим уже занимаются нынешние организации, помогающие получить военный билет в обход службы, но сейчас эти деньги уходят мимо государства.

Сегодня мы имеем бессмысленную и жестокую практику отторжения года у большинства мужчин, которая осложняет жизнь многим из них, порой доводя до крайностей. В России ежегодно из школ выходят тысячи выпускников с огромным потенциалом экономической активности, которые могли бы идти работать, развивать свое дело, устраивать жизнь, но вместо этого они идут отсиживать в университете свою отсрочку. Они занимают места в аспирантуре, которая интересна только корочкой кандидата наук, или многие годы бегают от собственного государства, видя, что патриотизм в России подменяется профанацией.

Когда же власти осознают, что это пора прекращать?

Фото в анонсе: Александр Авилов/Агентство городских новостей «Москва»