Все записи
13:24  /  22.04.19

500просмотров

Нотр-Дам и Алексей Навальный

+T -
Поделиться:

Без этого короткого поста можно было бы обойтись, если бы не выступление Алексея Навального о пожаре в Нотр-Даме Ссылка и реакции на это событие в России.

В своем выступлении Алексей Навальный всех отреагировавших на пожар назвал «дебилоидами», разделив этот класс людей на два подкласса: первые – это те, кто воспринял это событие с радостью, мол, «так им, французам, и надо...»; вторые – это те, кто принял пожар близко к сердцу настолько, что, как Герман Греф, посчитал необходимым начать сбор денег на восстановление памятника. О первых мы не говорим, да и сам Навальный о них только упомянул, но второй случай оказался интереснее.

Мнение Навального о втором подклассе «дебилоидов» таково: вместо того, чтобы восстанавливать церкви и памятники архитекутры у себя на родине, которые, по мнению политика, находятся в плохом состоянии (надо понимать, в отличие от французских), эти сердобольные идиоты собирают немалые средства, чтобы их отдать Собору, который находится в «очень богатой стране» и прямого отношения к России не имеет. К слову, здесь Навальный противоречит сам себе: в самом начале ролика он сказал о том, что Нотр-Дам – памятник мирового значения, и он принадлежит французам точно так же, как и россиянам.

Но это мелочь. В чем Алексей Навальный, безусловно, прав – это в том, что при всем восхищении Нотр-Дамом или подобными архитектурными памятниками истории, восстанавливать в первую очередь нужно свои. И если уж собирать огромные средства на такие мероприятия, то это стоит все же делать ради церквей и соборов, находящихся на территории России. Не забыл Навальный и пнуть Путина, который, равно как и он сам, считая Нотр-Дам объектом мирового значения, пообещал французам участие России в восстановлении Собора. Очевидно, что реакция российской власти – чисто политическая. Нотр-Дам – это не только один из самых известных памятников Средневековья, который давно вошел в список культурных архетипов человечества, но и, скажем так, политический топос. Иначе говоря, то, как некая страна, прежде всего в лице ее правящей власти, реагирует на это событие, говорит о том, как она относится к Франции и считает ли она ее страной, отошедшей в историю, т.е. сгоревшей политически. Как считает первый подкласс «дебилоидов».

Однако, что обидно, риторическая правота Навального резко контрастирует с линией его аргументации, которая попросту неверна. Политик в своем выступлении неоднократно назвал Францию «богатой страной», нарисовав лубочную картинку сидящих в кафе пенсионеров, пьющих чашечку кофе, наслаждаясь жизнью. Вопрос: есть ли такие пенсионеры во Франции? Конечно, есть. Однако, не говоря уже о Желтых жилетах, которые, вероятно, восстали по причине слишком роскошной жизни, теряя глаза и ломая себе челюсти в стычках с полицией, по сообщению еженедельника «Паризьен», который приводит официальную статистику, во Франции около 8% пенсионеров живут в бедности – что как-то плохо согласуется со статусом «очень богатой страны» Ссылка.

Далее Навальный переходит к памятникам архитектуры и культуры, говоря о том, что в России, кроме пары «парадных музеев», с этим обстоит дело «все очень, очень... плохо». У слушателя должно сложиться впечатление, что в «богатой Франции» с этим все обстоит гораздо лучше. Но обратимся к французским источникам. Например, на сайте Сената Ссылка можно прочитать, что еще в 2003 году, согласно данным «Управления по архитектуре и культурному наследию» (DAPA), 20% памятников архитектуры, которые попали в список, находятся в удручающем состоянии, а это 2800 памятников из 15000. Там же сообщается, что большинство мелких городов не располагают достаточными средствами для финансирования работ по ремонту этих объектов.

На сайте культурного наследия приводятся следующие цифры: 316 церквей находятся в состоянии запустения, 14 из которых расположены в Париже. В 2017 году сайт прибавил к этому списку еще 5 церквей. Там же сообщается, что в период с 2000-го по 2019-ый год во Франции были разрушены 44 церкви Ссылка. По сообщению Максима Кюменеля, генерального директора по Надзору за религиозным наследием, только в 2013 году было уничтожено 7 церквей. Каждый год продаются от 10 до 20 церквей при «полном общем безразличии» Ссылка. Причину директор по Надзору называет только одну: памятники религиозного культа содержать сегодня слишком дорого – в «очень богатой стране», по определению Алексея Навального.