Все записи
15:00  /  28.06.19

10129просмотров

Китай, или конец «Нового мирового порядка»

+T -
Поделиться:

Внизу я предлагаю прочитать интересную статью израильского журналиста Рана Адалиста о современном Китае. С точки зрения автора, Китай на наших глазах неминуемо становится мировым лидером, который в ближайшие десятилетия потеснит США. Но в отличие от Америки, считает Адалист, для Китая демократические ценности – пустой звук, и если эта страна возглавит глобальную экономику, то и идеологические и политические установки, определяющие сегодня мировой порядок, потерпят серьезные изменения. Сама идея демократии перестанет быть главенствующей, она отомрет, как отмерла идея (и практика) колоний, национального суверенитета, особенно после войны в Ираке, и многое прочее. У Китая, считает автор статьи, сейчас нет четкого врага, но есть цель: скроить мир под себя и статиь в нем официальным лидером, то есть оправдать само название Китая – срединное государство 中国 (zhōng guó). Срединность Китая будет не столько географической, сколько экономической и политической, еще – ментальной. Насколько эти прогнозы окажутся верными покажет время, но здесь самое интересное, на мой взгляд, состоит в том, что если проводимый Си Цзиньпином курс на глобальное доминирование действительно имеет место, то мы имеем дело с фундаментальной перестройкой самой китайской идеологии, знакомой нам из истории Китая, которой  в целом была чужда экспансия и экспорт своих ценностей.

Впрочем, здесь возможен другой вопрос: остается ли в этом запланированном «броске на мир» что-то от традиционного Китая или страна уже окончательно простилась со своим прошлым, оставив его исключительно профессиональным историкам, филологам и любителям старины? Не переписывает ли Китай американскую глобалистскую стратегию, разработанную в США после Второй мировой войны, своим языком, применяя ее к современным условиям с максимальной выгодой для себя? И что в той ситуации делать России? Наладить дружбу с Китаем, что уже много лет пытается сделать президент Путин. Но возможна ли такая дружба, если Россия окажется по ряду параметров слабее своего соседа? Мой ответ: нет. Китай не дружит с теми, кто слабее его он их подчиняет, собственно, как и США или Европа в прошлом. В политике не существует дружбы, в ней может быть только временное партнерство равных по силе стран при наличии взаимных интересов. Так или иначе, это крайне интересная тема для размышлений.

***

Жесткая диктатура внутри страны — и огромные инвестиции на внешние рынки. Режим, который одновременно и угнетает, и стимулирует. Четко определенная стратегия и безграничные ресурсы. Все это — составляющие стратегии, с помощью которой Китай покоряет мир, потому что он терпелив и конкурентоспособен; потому что движим ощущением собственной мировой миссии и помнит о временах унижения; потому что использует, как упадок Запада, так и слабость Третьего мира.

И хотя Китай, при нынешнем его режиме под руководством Си Цзиньпина, является самой большой угрозой для демократии в мире — есть еще надежда, что он изменится и станет движущей силой, влекущей за собой вперед остальные страны, как после Второй мировой войны это делали США.

Две Америки

За один только первый квартал 2019 года китайская экономика продемонстрировала рост, в годовом исчислении, в 6.4%. Объем производства увеличился на 8.5%, объем розничной торговли – на 8.5%.

За этими цифрами и экономическими данными таится держава, цель которой – мировая экспансия. И кажется, что нет сегодня ничего, способного оставить ее.

Тот, кто хочет понять, где оказался наш мир в начале 21 века, должен услышать Эрика Шмидта, главу совета директоров Googlе, который сказал: «Наиболее вероятно, что в будущем интернет будет разделен между Китаем и США».

Любой, кто понимает, что язык, возможность общения, доступность информации – это ключи к контролю, поймет, как будет выглядеть наше будущее, если одна из таких сетей станет доминантной. Китайские компании, все – контролируемые государством, равносильны американским, они также выпускают смартфоны и компьютеры по конкурентоспособным ценам. Все это дает им потенциал контролировать и мировые рынки, и информационные потоки на них.

«Китайский контроль» — это плохо. И хотя США все еще остаются мировыми лидерами практически по всем показателям, разрыв сокращается, потому что экономическая интеграция США и Китая все более усиливается, причем – в пользу Китая.

Как это происходит? Например, в минувшем январе – то есть в самый разгар объявленной Трампом торговый войны – Китай начал строительство автомобильного завода Tesla, компании Илана Маска.

Обоих — и Трампа, и Маска – считают немного сумасшедшими, но по-разному: один представляет старую Америку, сепаратистскую, другой – новую Америку, стремящуюся к глобализации…

Теория чисел

Не так давно китайцы считались народом, живущим толпой и массами же умиравшим, причем никто не считал живых и не считался с потерями. Мао Цзе Дун собрал их в нацию, но построил для этого идеологические стены, мешавшие развитию. Дэн Сяо Пин стал архитектором реформ, превратившим Китай в капиталистическую страну, готовую к накачиванию мускулов и к жертвенности – как и их соседи, японцы. Только если японцы свою силу и гордость демонстрировали через войны и стремление обрести ядерную бомбу, китайцы начали собирать деньги. Повсюду. Заодно реализуя амбициозные проекты. Они посадили космический корабль на темной стороне луны, и это не только технологический успех, но, в основном, еще один шаг на пути к признанию Китая мировой державой номер один. Они планируют уже полет на Марс – не потому, что им это действительно нужно, но потому, что они это могут. Так и павлин распускает хвост вовсе не для того, чтобы подметать пол, а чтобы показать, что он – альфа-самец.

В 1978 году 90% представителей «китайского миллиарда» жили за чертой бедности, зарабатывая около 2 долларов в месяц. Прошло три с половиной десятилетия, и почти все поднялись над этой чертой.

Их влечет вперед сумасшедшая энергия, лихорадочный пульс — приезжайте в Шанхай, чтобы почувствовать это! Я наблюдал из окна моего отеля, на высоком этаже, за стройплощадкой внизу, множеством рабочих напоминавшей муравейник. Они перемещались, суетились, беспрестанно въезжали бетономешалки, разгружались грузовики, и казалось, что здание, которое они строят, растет ввысь буквально на глазах!.. Этот ритм и делает Китай драконом – голодным, сильным, жестоким, но вежливым.

Си Цзиньпин, по решению китайской компартии, будет возглавлять эту страну без ограничения срока каденции. И он утверждает, ссылаясь на китайскую теорию цифр, что уже к 2025 году Китай станет обладать значительной мощью в областях, связанных с кибернетикой, компьютерами, искусственным интеллектом и автономным транспортом. К 2035 году он будет уже лидером во всем, что касается технологий, а к 2049 году – 100-летию революции Мао – Китай станет уже просто мировым лидером, гегемоном.

Армия нового типа

В 2015 году Си объявил о сокращении китайской армии на 300 тысяч человек. В ней сейчас – около 2 миллионов служащих, не считая резервистов и сотрудников прочих военизированных структур. Специалисты говорят, что это – часть большего плана по модернизации вооруженных сил. «Я превращу армию в силу мирового масштаба, способную воевать и побеждать», — заявил Си.

Эта цель — «армия-победительница» — сама по себе довольно пугающая. Если эти ребята начнут воевать так же, как строят – у мира будет проблема. В прошлом году 90-летие создания китайской армии отмечалось довольно скромно (ведь тигр не выпускает когти, пока не будет готов прыгнуть): в параде участвовало «всего» 12 тысяч солдат, 600 оружейных систем и 100 самолетов. «Мы должны создать армию более сильную, чем некогда существовала в истории!» — провозгласил Си. Оборонный бюджет Китая в 2018 году был увеличен на 8.1%, до 175 млрд. долларов. Он самый большой в мире, после США, хотя, по оценкам экспертов, реальные затраты Китая на военные нужды еще больше, и превышают 200 млрд. долларов в год.

Пока что у Китая нет цели, против которой могла быть применена военная сила – кроме Тайваня. Недавно обе стороны вели переговоры, конечная цель которых, по словам Си Цзиньпина, состоит в том, чтобы «объединить Китай и Тайвань». Он пригрозил, что «попытка Тайваня объявить полную независимость может привести к военному ответу». Чем опасен Тайвань? Демократией. Оттуда приезжают туристы, бизнесмены, деятели искусств, грозя заразить свободомыслием китайцев. И эксперты предрекают, что захват китайцами контроля над Тайванем становится неизбежным. Или, как называет это сам Си Цзиньпин, «исторической тенденцией».

Другой сосед Китая, которого пугает такая «тенденция» — это Япония. Их реакцией на имперские амбиции Китая стала закупка 100 самолетов F-35 – это сделано не только из-за северно-корейской угрозы.

А если предположить, что через 30 лет войны будут вестись не нынешними допотопными средствами, а станут кибернетическими, с использованием искусственного интеллекта и ядерных бомб – то Китай готовится и к этому. Китай – ядерная держава, в дополнение к этому здесь работают и над клонированием, и над редактированием генетического кода.

Самая большая угроза для демократии 

Один китайский ученый, из Шеньдженя – это город на границе с Гонконгом – рассказал, что изменил генный код малышей, когда их родители проходили лечение от бесплодия – что обеспечило им защиту от СПИДа. В мире достигнут консенсус относительно вмешательства в генный код младенца до его рождения, ради избавления наследственных болезней. Но китайские ученые зашли дальше – их опыты ведут к созданию поколений людей «лучшего качества», и даже к созданию «лучших младенцев» только теми, кто может это себе позволить – и такой подход требует уже не только медицинского и научного, но всеобщего консенсуса.

Поскольку в Китае нет оппозиции и ничего не делается без одобрения властей, логично предположить, что эти работы – часть плана по созданию «лучшего китайца». Это — минное поле, которое требует международного правоприменения, но мир к такой конфронтации не готов. Международная реакция побудила китайское правительство, якобы, отказаться от данной программы, но в целом китайская непреклонность – чтобы не сказать, игнорирование того, что говорит Запад – никуда не исчезла.

Правозащитники называют Китай «страной трех Т»: Тибет, Тайвань, Тяньаньмэнь (в июне 1989 года власти устроили бойню на площади Таньаньмэнь, бросив на протестующих студентов воинские подразделения и танки. До тысячи человек были убиты, хотя есть и более высокие оценки. С попытками строить демократию в Китае тогда было покончено). Здесь у китайцев, практикующих Фалуньгун, вырезали внутренние органы. Чтобы стал понятен масштаб, речь идет о сотнях тысяч людей, которых бросили в лагеря. И органы извлекали не у погибших, а у молодых и здоровых, потому что они сочтены противниками режима.

Здесь однажды сын китайского миллиардера, исчезнувшего из страны, приехал навестить мать – их обоих сделали заложниками, чтобы заставить беглеца вернуться… Здесь интернет цензурируется, и китайцы разрабатывают механизм автоматического контроля. Например, в компании Beyondsoft 4000 работников просматривают содержимое миллионов публикаций, правя их и помечая «проблематичных» — и такая компания не одна. Здесь китайское правительство контролирует все без исключения компании, даже общественные, включая AliExpress, а также все средства связи, операторов медиа и социальных сетей.

Права человека и прочие подобные глупости – это для слабаков, не желающих покорять мир. Но когда планируют наступление, в общество внедряют культуру армейского подразделения и аналогичные механизмы контроля, и, главное – экономику выстраивают, как армию: определяют цели, создают ресурсы для их достижения, выстаивают строгую систему субординации и подчинения верховному командованию.

Их главный конкурент, США, строился после Второй мировой войны по другой модели, и невозможно сегодня представить ситуацию, когда бы у этой страны не было своих военных баз в 15-20 странах мира. А теперь китайцы хотят реализовать собственный «план Маршалла», который бы обеспечил им торговые возможности и влияние в мире. Они понимают, что экономика сильнее пушек, и, хотя для защиты своих экономических позиций им нужны военные, все же главной своей армией власти Китая сделали полтора миллиарда дисциплинированных граждан, золотовалютные резервы в своих банках и инвестиции по всему миру.

Тактика создания долгов

В отличие от крика «русские идут!» китайцы действительно приходят. Это – не угроза, а реальность. Они не сидят на заборе, угрожая – они строят. Дороги, мосты, тоннели, здания, порты. Китайские «солдаты» приходят, вооружившись инструментами, при поддержке бульдозеров, а за ними следуют менеджеры, архитекторы и экономисты.

По данным New York Times, в последнее десятилетие Китай финансировал 600 крупных проектов по всему миру. 41 газо- и нефтепровод, 203 моста, дороги и железнодорожных ветки, 199 электростанций на ядерном топливе, газе, угле, солнечной энергии… В 112 странах Китай участвует в различных проектах со стадии их разработки.

В Эквадоре они вложили миллиарды в строительство плотины, которая спасет местную энергетику – в обмен на право разрабатывать нефтяные месторождения. В Камбодже Китай финансирует, строит и обслуживает семь плотин, которые обеспечивают половину потребления электроэнергии в стране. Шри-Ланка заимствовала у него 1,5 миллиарда долларов на 99 лет для строительства электростанции, а Замбия попросила 100 миллионов на строительство футбольного стадиона на 50 000 мест. И так далее, по всему свету.

Так реализуется китайский план завоевания мира. Этому миру нужно все больше аккумуляторов, для сотовых телефонов и автомобилей? Значит, Китай инвестирует в Австралию, где сосредоточено до половины мировых запасов лития, который используется в этих батареях. А Папуа-Новая Гвинея? Помните фильм об этом маленьком острове в Тихом Океане, с полуголыми людьми, которые охотились на обезьян, стреляя в них стрелами с отравленными наконечниками? Так сегодня в их столице есть спортивный центр, построенный китайцами. В нем тренировались спортсмены, приглашенные Китаем перед Олимпийскими играми. Си Цзиньпин побывал там в ноябре прошлого года. «Новая глава в дружбе между нашими народами», — сказал Гулливер лилипутам.

Дороги, стадионы, заводы по переработке рыбы… Все острова в этом регионе Тихого океана должны Китаю деньги за проекты, которые он для них построил. В США боятся, что в будущем Китай будет использовать эти порты для своих боевых кораблей. Как уже произошло с Джибути — государством на границе с Эритреей и Эфиопией, месторасположение которой считается стратегически важным. Сюда Китай также инвестировал, а потом получил возможность открыть тут свою военную базу.

«Один пояс и один путь»

Разные китайские инвестиции соединяет стратегия «Один пояс и один путь». Она напоминает дорожную стратегию римлян, которые строили дороги и мосты, чтобы их легионы могли перемещаться по всему средиземноморскому региону. Эта программа была сформулирована в 2013 году, и с тех пор Китай подписал более 2000 сделок с финансированием, примерно, в триллион долларов, с проектами почти в половине стран мира. В которые потом они собираются вложить еще 7 триллионов!

Транспортные артерии каждой страны и ее инфраструктурные потребности рассматриваются Китаем, как часть всемирного транспортного континуума. Правда, это открывает новые возможности не только для экономики Китая, но и для всех них.

В рамках программы «Один пояс и один путь» Китай инвестирует, например, миллион долларов в пакистанский порт, включая создание в нем промзоны для китайских компаний. Ожидается, что тут будут производить и новые боевые самолеты – пакистанцы хотят обновить свой парк, состоящий из старых американских F-16. Новый порт свяжет с Западным Китаем сеть автомобильных и железных дорог, протяженностью 3200 км. И портом, и промышленной зоной будет управлять китайская государственная компания, срок аренды – более 40 лет. Китай инвестировал и в другие проекты в этой стране, так что сегодня Пакистан должен ему уже 23 миллиарда долларов, а по ходу реализации программы «Один пояс и один путь» его долг Китаю достигнет 62 миллиардов, а если считать вместе с процентами – то 90 млрд. долларов.

Заодно Китай забрал порт в Шри-Ланке, в аренду на 99 лет. А еще – 20% побережья Камбоджи, тоже на 99 лет. И один из Мальдивских островов, на 50 лет. Могли ли их правительства отказать? Едва ли. Китай использует страсть мелких правителей к крупным проектам, и они подписывают договора, не обращая внимания на то, что написано мелким шрифтом. Но это не гранты, а кредиты, которые надо возвращать с процентами. Шри-Ланка не смогла отдать долги, и «расплатилась» территорией порта. Мальдивские острова должны Китаю 1.5 млрд. долларов, вряд ли смогут вернуть – это треть их ВВП — так что и там есть угроза утраты независимости, как минимум экономической.

Состязание сверхдержав – восточной и западной – ведется посредством инфраструктур и валют, на море и суше, в воздухе и в космосе, в ней задействованы космические спутники и все ресурсы кибервойны. В этом году Китай опубликовал план создания зоны хай-тека между Гонконгом, Шеньдженем, Гуанчжоу и Макао. Стоимость проекта – около триллиона долларов, а конкурировать эта новая зона призвана с американской Силиконовой долиной.

«Ах, так?!» – возмутился Дональд Трамп, и объявил торговую войну против Китая. Взвинтил пошлины на китайские товары до 250 млрд. долларов, но китайцы ответили пошлинами на сельхозпродукцию. Скорее всего, —  говорят по этому поводу эксперты, в какой-то момент стороны урегулируют конфликт – причем так, что Китай продолжит свою экспансию в мире, в соответствии с их программой.

В этой ситуации многим кажется, что поражение США в битве за мировую гегемонию неизбежно. Грэхем Элисон, профессор из Кембриджа, напоминает, что история человечества полна примеров, когда страна, доминирующая в мире или в регионе, подвергалась угрозе со стороны нового, растущего государства. В докладе американского госконтролера за 2018 год (он опубликован только частично, по цензурным соображениям) Китай назван главной политической и военной угрозой для США, потому что ничто не сдерживает ее роста как регионального и мирового лидера. На втором месте, по степени угрозы для США — Россия, и лишь затем идут Иран и Северная Корея.

Амбиции нынешнего руководства в Китае ясны: «трахни их всех, забери у них все — но не убивай их». Надежда лишь на то, что в будущем произойдет еще одна революция в Китае, которая поставит на первое место личное счастье людей, а не манию величия нынешнего руководства. Надежда на это есть – по очень многим приметам видно, что китайцев привлекает современный западный образ жизни. Возможно, когда-то и они захотят жить также.

Комментировать Всего 10 комментариев
Про юань и Дао

Да, серьёзная публикация! Аркадий, спасибо огромное! Насладилась чтением. В последнее время много слышу от бизнесменов и аналитиков об экономическом противостоянии США и Китая. Мне как обывателю тёрки больших дядек в общем-то не столь интересны. Но как самостоятельной женщине, заботящейся о своих доходах, всё чаще приходит мысль об укрепении юаня и перспективах хранения денег в этой валюте. Чем дракон ни шутит! :-))))

А вообще я много думала о том, почему и как мой китайский наставник, Мастер Дао, оказался в России. Случайно выяснилось, что у него вообще-то экономическое образование, и в Москве он оказался как стажёр, работающий над кандидатской диссертацией. То есть, Мастер Дао изучал российскую экономику. И при этом часто повторял, что России очень нужна мощная философия, поэтому китайское знание нужно здесь продвигать с особым пристрастием. Как бы ни продвинули нас китайские мастера в нужном Китаю направлении... Конечно, это ирония. Но в каждой шутке есть доля шутки, остальное - правда. 

Лиза, привет! Да, мне тоже эта статья показалась интересной, и я ее запостил со своим скромным предисловием. Не думаю, правда, что все так критично и что мы все скоро окажемся в пасти дракона... У Китая масса сложностей, он рулит, но по мощностям это еще не США. Но меня больше беспокоит не Китай, а Россия - и то, что ей "очень нужна мощная философия" - абсолютная истина! Мощная философия вообще нужна всему миру, потому что ее нет нигде. Вот я пытаюсь как-то с этим работать, но общая ситуация настолько "нефилософичная", что порой кажется - все усилия напрасны. Но надо же что-то делать, нельзя же сидеть сложа руки и смотреть, как все идет на ***

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Я тоже много об этом думаю. Есть ощущение, что как только у этой страны зарождается мощная идеология, обязательно начинается её разрушение. Идеологи каждого последующего учения агрессивно уничтожают предшествующие опоры.

Князь Владимир навязал христиантство, уничтожив идолов. Другой Владимир уничтожил христианство, навязав своих идолов. При нынешнем Владимире культ становится агрессивным, а духовность утрачивается. Идеология размывается, как акварель по сырому, вера во что бы то ни было утрачивается. Нет той опоры, которая бы выдержала тяжесть накопленных в социуме проблем. 

Возможно, мой наставник уже обрусел и утратил прочную связь с Китаем. Но он уверен, что у его соотечественников такая опора есть. Древняя философия настолько прочна, что маленькие дети с первых лет жизни постигают смысл понятия инь-ян. Не потому, что их грузят не детской информацией, а потому что это часть разговорного языка их родителей и реальность их детской жизни. Тысячелетия не смогли разрушить древние устои. 

Я не знаю, какая новая опора вызовет доверие поколения, утратившего веру и философию. Но и идея моего наставника, что китайская философия здесь приживётся, мне тоже не близка. 

Я пыталась найти точки пересечения древнекитайского и древнеславянского знаний. Их наверняка очень много. Даже у «инь» и «ян» есть эквиваленты  - «ёмь» и «яр». Но это только осколки. Целостного монолитного знания нет. Собирать коллаж из того, что рассеяно по разным культурам? Складывать картину из бисера, как в романе Гессе? И кто станет тем проводником, за которым пойдут миллионы? 

Едва ли китайская философия, при всем уважении, подойдет нашей ситуации - слишком большие различия, в первую очередь в чувственности и миропонимании. Между нами много общего, и это я понял, когда прочитал "Сон в красном тереме" - самый блестящий китайский роман. Вы читали? Если нет - очень советую. Но при этом философия никогда не будет первой скрипкой в России, здесь правит литература, которой мы мыслим и чувствуем.

Что касается ситуации сегодня, то нынешний Владимр здесь борльшой роли не играет. Это общая ситуация в мире, и все что мы можем сделать, это продолжать думать и сопротивляться. Все меняется, и мы скоро окажемся в новой эпохе.

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Разделяю Вашу точку зрения. Хотя полагаю, что совпадения не случайны, но они - просто маркеры, сигналы. О ситуации в мире мне сложно судить, я не смогла жить за рубежом, поэтому остаюсь потребителем чужих проекций, а не наблюдателем, включённым в процесс. Зато всё больше осознаю включённость здесь, в России. И предчувствие скорых перемен меня возбуждает. 

Мы очень счастливые люди, как мне кажется. Хотя и существует китайское выражение  «не дай вам Бог жить в эпоху перемен», но оказаться свидетелем квантового скачка в развитии технологий - это круто. Даст Бог, увидим квантовый скачок в идеологии. Всё к тому и идёт. 

Тогда просто поверьте мне на слово. Тут, на снобе со мной любили спорить о Западе люди, которые этот Запад знают из переводных романов и фильмов. А я жил и продолжаю там жить более 20 лет. Они мне доказывали, насколько там все замечательно в сравнении со "здесь". Как Вы понимаете, кроме насмешливой улыбки это ничего вызвать не может.

Эпоха перемен интересна. В ней что-то можно делать, так что такие времена для активных личностей. Но мы ее не только ждем, мы ее и делаем, приближаем. Значит, она наступит!

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Не случайно говорят, что хорошо там, где нас нет. Но и это - не мудрость. Мудрость, как мне кажется, в том, что понятий «хорошо» и «плохо» в объективной картине мира вообще не существует. У любого явления есть полярные качества, остальное - дело субъективного выбора, основанного на индивидуальных предпочтениях и личных психологических границах. 

А к процессу перемен, думаю, имеет отношение каждый автор, искренне пишущий о своих переживаниях. В текстах, адресованных широкому кругу читателей, эмоциональность привлекательнее рациональности, потому что эмоции - движущий механизм биологической энергии. То есть, в качественных текстах - много жизненных сил. Мне как автору хотелось бы делать именно этот вклад в процесс эволюции общества. И корона мне на голову не давит. ))) 

Вы правы, все начинается и кончается энергией - энергией сознания. Все остальное - примечание, как сказал один великий талмудист. Эмоции и эмоциональная сфера крайне важны, не менее, если не более так называемого разума и рациональности (статус которой далеко не ясен). Так что трудитесь на этой ниве, думаю, это самое интересное, что мы сегодня можем делать. Лиза, секс без границ, когда происходит бешеный обмен энергиями, лучше всякой короны... И лучше всякой короны на голове - прическа, мимо которой нельзя пройти...

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Поскольку это публикация про Китай, то позволю себе продолжить тему секса. Тем более, что речь зашла об эмоциях и энергии. Как секс-тренер в прошлом я верю в энергетическую мощь интимной близости. А как ученица мастера Дао понимаю интимную близость предельно широко, не только как физический, физиологический акт, а как метафизический. «Секс без границ» - это многообразие форм метафизической близости. И тут опять энергия (эмоции) первична, физиология вторична. В триаде цзин - ци - шень в центре находится ци. Мне эта китайская идея очень нравится. 

«Секс без границ» - это многообразие форм метафизической близости.  - Да, Лиза, в том числе и метафизической! Секс имеет ту удивительную особенность, что включает в себя практически все аспекты, моменты, жесты, звуки, запахи и многое проч. в свое поле. И благодаря этому возникает (или нет) настоящее желание. Секс также во многом бессознательное, и тут Фрейд абсолютно прав. Мы никогда не узнаем, почему конкретный "он" западает на конкретную "нее", почему именно она стала для него всем (пусть даже на какое-то время). Вы это видели

https://www.youtube.com/watch?v=RZQvXmRtlYA

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина