Все записи
20:26  /  10.10.19

2114просмотров

Страшный суд с Гретой Тунберг. Психопатология современной политики

+T -
Поделиться:

Сегодня говорить и писать о том, что мы живем в мире безверия, в мире без Бога, в мире, потерявшем свои религиозные основы, стало чем-то вроде правила хорошего тона, особенно в интеллектуальной среде. Подобные утверждения — сильное преувеличение. Сегодняшний человек едва ли менее религиозен и вряд ли более защищен от массовых психозов, чем, например, люди в Средние века. Последнее доказательство этому — внезапное появление на мировой арене шведской школьницы Греты Тунберг, которая недавно выступила с гневной речью на саммите ООН по климату в Нью-Йорке.

В своем выступлении Грета обвинила старшее поколение в безразличии к экологическим проблемам, в том, что оно толкает мир к катастрофе, упомянула об отнятом детстве, пообещав не простить старшим их плохое поведение. В целом все это звучит как обычные слова стандартного экоактивиста, которые могут кому-то понравиться, кого-то от них может стошнить. Однако в случае с Тунберг дело обстоит иначе.

Первое, и самое главное — ее манера речи. Девочка начала свое выступление с истерического заявления: «мы следим за вами...», что сразу же погружает аудиторию в атмосферу «1984» Джорджа Оруэлла. Это можно было бы объяснить детской эмоциональностью, если бы не тот факт, что она читала свою речь по бумажке. Скорее всего текст был сочинен не ею или же Грете кто-то сильно помог в его написании. Если это так, то очевидно: авторы текста решили поставить моноспектакль на тему религиозного экстаза и страха перед грядущим Страшным судом, что часто использовалось многими известными проповедниками Средневековья, выступавшими перед своей паствой. Известный Бертольд Регенсбургский, обличавший роскошь и богатство, обещал скорый конец света, если люди не встанут на путь немедленного покаяния. Бертольд, как и множество его последователей, поучал, что мир погряз во грехе, и Страшный суд грядет, а вместе с ним и адские муки настигнут всех, кто не покаялся. В начале XV века Бернардино Сьенский, пообещав на одной из проповедей показать дьявола, предложил своим слушателям посмотреть друг на друга.

Я вполне допускаю, что сама Грета, ребенок с синдромом Аспергера (напомню, что сам Ханс Аспергер называл открытое им нарушение «аутистической психопатией»), искренна в своих почти истерических видениях конца света из-за порчи климата. По своему психотипу она принадлежит к известным в Европе девам-воительницам вроде шестнадцатилетней Эммы, графини Норфолкской, которая в 1075 году с оружием в руках защищала Норфолкский замок, или графини Терезы Португальской, в 1112 году оттеснившей мавров и отстоявшей город Коимбру, за что заслужила благодарность от папы Пасхалия II. Да и в самой Швеции, мы помним, были свои воительницы за веру, такие, например, как Екатерина Вадстенская или Рагнхильда Шведская. Но разница в том, что все эти женщины прошлого воевали с конкретным врагом или совершали конкретные благие дела во имя христианской веры. Кроме того, те же Екатерина и Рагнхильда имели вполне приличное по тем временам образование. Грета, еще не закончив среднюю школу, как отметил ее компатриот, профессор Стокгольмского университета палеогеолог Нильс-Аксель Мёрнер, в одночасье превратилась в лучшего астронома, океанолога и климатолога Швеции. Таких научных скоростей и высот не знал даже Трофим Лысенко, гений-агроном сталинской эпохи.  

С обвинением взрослых, укравших детство у Тунберг, сценаристы этого спектакля явно перестарались. Девочка из благополучной шведской семьи, мать – оперная певица, отец – актер (едва ли с ней плохо обращались в ее семье), сообщающая миру о своем украденном детстве, может вызвать только усмешку или справедливую неприязнь у тех ее сверстников, кто на самом деле не имел детства. Пусть она, скажем, поговорит с детьми в России, чьи ранние годы прошли в детском доме или чьи родители были вынуждены работать на трех работах для выживания, или же с французскими детьми из фермерских семей, чьи отцы покончили с собой, будучи задавленными налогами, не нашедшие выхода из своего положения.

Грета Тунберг, экологическая «мать Тереза», призывает не летать на самолетах. В Нью-Йорк она добралась на лодке, но чтобы этот вояж стал возможным, взрослые дяди и тети совершили не один перелет и в общем потратили на все это дело сорок тысяч долларов. Город Нью-Йорк, как и любой мегаполис, здание ООН, иная техноинфраструктура, которая позволяет Грете резонировать в медиа, тоже портит климат. Предположительно, ей должны были это объяснить. Ну а если серьезно, то все эти бесконечные эко-стенания не более, чем очередной политический тренд. Серьезным климатологам и специалистам по истории Земли хорошо известно, что климатические флуктуации были всегда. Отравления мирового океана и атмосферы происходили неоднократно за сотни миллионов лет до появления человека, и на данный момент ситуация с климатом и океаном далеко не самая страшная. Это, разумеется, не означает, что мы должны полностью расслабиться и ничего не делать в этом направлении. 

Логично предположить: для того, чтобы проект экологической матери Терезы развивался, потребуется еще немало инвестиций, в том числе самолетных рейсов. Но суть в другом. Проект «Грета Тунберг» – это попытка срежиссировать современную религиозную истерию в политической форме, истерию, напоминающую панический страх людей перед концом света на излете Средних веков. Креативным в этом спектакле нужно признать выбор детского лица в качестве проповедника Страшного суда. Действительно, как можно заподозрить ребенка, да еще и с синдромом Аспергера, в лицемерии и неискренности? Однако дело не в конкретном ребенке и ее психологических проблемах, а в самом сценарии. В очередной раз нам хотят внушить глобальную вину, заставить каяться и просить прощения за самое наше существование. Проще говоря, очередное политическое фуфло должно ударить по и без того хрупкой психической структуре современного человека, не оставив ему никаких возможностей сопротивляться.