Все записи
20:58  /  13.12.19

8660просмотров

Ø***би меня в рот, или Лиза в стране мужчин

+T -
Поделиться:

Мне наконец попалась ее книга. Ее – Лизы Питеркиной, книга – «Интимные подробности» (2011), где автор с откровенностью согрешившей и раскаявшейся монахини в исповеди приходскому священнику рассказывает читателю о самом сокровенном. Ее самое сокровенное – любовные переживания, метаморфозы психического и телесного, которые, конечно, случались с каждым, кто по-настоящему живой. Она говорит о себе: «Мне давно за тридцать. Я самостоятельная, успешная, удачливая <...> Я не искала отношений. Долгое время общалась с ним просто из любопытства – неглупый, интересный собеседник, тонкий психолог, да и просто молодой мачо... Не знаю, что означает имя Марат по-татарски. Для меня оно навсегда означает “любовь”».

Нет сомнений: здесь «я» не лирического героя, это ее собственное «я». Впрочем, какие могут быть границы между одним и вторым в наше-то время индустриального нарциссизма... Меня интересует другой вопрос: зачем ей такая откровенность, с которой она описывает свои эмоции, илюзорные победы и кажущиеся провалы? Откровенность, граничащая то ли с религиозным экстазом, то ли с качественной эротикой.

Лиза, «ты расчетливая сука или реально талантливый писатель?» – вопрос попавшего в ее эмоциональные сети мужика, который хочет больше, чем думает. Во-первых, какая разница? Во-вторых, одно другому не мешает. В-третьих, все, что сделано талантливо, имеет более или менее скрытый эротический подтекст. Так, если подумать, она могла бы сочинить еще что-то более экстравагантное, чем историю про молодого мачо, в которого влюбилась и после рассталась. Бросил он, она осталась. Кто-то скажет: банально как минет. Очередная умняшка-неваляшка захотела новых впечатлений с психологически менее опытным молодцом, который проиграет ей в начале, а потом «просто уйдет», как это принято в романах и фильмах категории «B».

Однако это не тот случай. Лиза – не Эммануэль, ну и не мадам Сент-Анж, известная своей максимой – завидуй, Паскаль!  – «на теле женщины нет ни одного места, куда бы не мог проникнуть мужской член». Впрочем, с последней наша автор-героиня наверняка бы согласилась. От Эммануэль Лизу отличает искреннее желание разобраться в диалектике, как говорил Энгельс, только не природы, а любви. Она не лжет, когда пишет: «я “болела” [любовью] два года, теперь пришло время заняться своим здоровьем – в одиночестве». Причем пишет она все это не стилем страдания, потому что Лиза Питеркина – это анти-Достоевский, ее стиль – выжить при любых условиях, даже если бы она влюбилась в i_$ussʼа, и он потом ее бросил. Но, кстати, мне кажется, что если бы Спаситель предложил Лизе зачать от него ребенка, она бы согласилась – не по причине своей глубокой религиозности и не ради спасения человеческого рода, хотя этот мотив в ее прозе тоже вычитывается, а скорее из-за духовного экстаза, который бы она могла испытать в этом случае. Но это только догадки.

От мадам Сент-Анж Лизу Питеркину отличает наличие сверх-цели. Мало сомнений в том, что Лиза разделяет точку зрения своей литературной предшественницы относительно женского тела, но при этом мадам Сент-Анж никогда не ставила для себя большей задачи, чем построить личную, телесную открытость миру при помощи секса с мужскими телами. Лиза идет дальше: экстатическая нагота, будь то в форме тела или эмоции, ее интересует еще и для того, чтобы понять подлинную суть любовного самопожертвования.

Почему одно существо готово отдать другому все, чтобы быть любимым? Лиза предлагает оставить все эти полупорнографические разговоры о том, что любовь делает обоих лучше, возвышеннее, чище и т.п. Питеркина не была бы по-настоящему талантливой сукой, если бы не ставила другой вопрос, который бы я сформулировал так: до каких пределов можно дойти, закидывая удовольствие в другое тело, словно уголь в паровозную топку?  И вот ответ, который следует из ее книги – до любого. Предел устанавливает отнюдь не тело, а разум – его, ее... Или, предел устанавливается, когда два тела находятся на слишком близком расстоянии друг от друга, и это превращается в некую константу. Удовольствие – это всегда дистанция. Лиза признается, она «с безграничным уважением относится к загадочным существам» под названием «мужчины». Умно, потому что «безграничное уважение» – это дистанция, и именно последняя, как я понимаю, позволяет ей считать себя искусной любовницей и мастером «орального кода», женского бусидо, ну или что-то в этом роде.  

Надеюсь, что Лиза когда-нибудь напишет свой «Золотой храм», предпочтя его «Запискам у изголовья». Она выбрала свою позицию и свой путь, она не боится об этом писать и говорить, чаще уходя в praxis. И если один или два спросят меня про Москву или Львов, зачем ты читаешь такие книги? Хочешь ли трахнуться с ней, дурак, на дистанции двух городов..? Отвечу: читаю, делая мир смелей, и дело совсем не в ней – во мне, уничтожившим скуку рая.

Комментировать Всего 15 комментариев

Аркадий, что же Вы делаете?! Божечки-кошечки! Ну как же ж так же ж? Вы вогнали меня в краску! Я смущена! 

Наверное, я развенчаю сейчас некий миф о творческой свободе и откровенности на грани и за гранью. Когда я проживала этот этап жизни, я не очень-то отдавала себе отчёт, что со мной происходит. Так происходило моё рождение как личности и как пишущего человека. А в родах, если уж честно, нет ничего красивого и эстетичного. В них много боли и крови. По сути, книга была написана кровью. Это была обратная сторона горевания. За этой нимфоманией скрывается ужас потери, попытка избежать одиночества, непереносимость постели, в которой не ночует любовь. 

2011 год едва отделяет меня от времени, когда я угасала физически, медленно уходила из жизни. И такая публичная откровенность - это был крик о помощи, потребность быть услышанной, замеченной. "Я живая, посмотрите,  всё ещё живая!" 

Теперь этот ужас позади... Всё, что осталось от того периода - это моё желание быть честной с читателями, быть искренней и оставаться собой. Боли больше нет. И мне очень хочется верить, что сейчас я создаю нечто более ценное, чем этот литературный стриптиз. 

Аркадий, Ваша публикация - потрясающая!!! И она так точно и тонко резонирует с теми вибрациями, которыми была написана моя книга. Для меня это прекрасное эхо далёких событий, которые сейчас кажутся неправдой. Я польщена тем, что это моё не самое прекрасное детище попало в поле Вашего зрения  и побудило Вас сделать эту публикацию!

Искренне, от всего сердца Вас благодарю! Сначала смеялась в голос от удивления и радости, а теперь почему-то хочется плакать... 

Эту реплику поддерживают: Гузель Махортова, Елена Проколова

Лиза, хотела написать, что это был Ваш способ справиться с болью утраты, предательством, необходимостью и невозможностью жить дальше, но Вы это сделали раньше.

Это был Путь не скатиться, не остаться в достоевщине, а взлететь из треугольника судьбы - жертва-преследователь-спасатель- на новый уровень. 

Про Вас можно говорить, что ловите хайп, иногда too much, но безусловно талантливы и ни разу не сука.

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина, Елена Проколова

Спасибо огромное, моя дорогая!!! Как я Вам рада, Гузель!!! Вы, как никто, не только чувствуете, но и знаете - в силу профессии психолога и психоаналитика. Всё так, как Вы написали. 

Я часто думаю про too much. Позволю себе поделиться с Вами своими мыслями. Помимо того, что это вопрос психоэмоционального здоровья, это ещё и вопрос осознанного выбора.

Безусловно, есть личные психологические границы, которые могут иметь здоровую или нездоровую форму. Они могут быть проницаемыми или вообще прозрачными, то есть, отсутствовать. И тогда у личности нет меры - уже too much или ещё немножно добавить перца в перцовку. 

Второй аспект проблемы - выбор. Можно осознавать своё нездоровье, но воспринимать его как ресурсное состояние. Ведь художник чаще всего творит травмой. Так получается, что я, становясь более здоровой и осознанной на фоне психотерапии, что-то утрачиваю как художник. И осознаю, что моё нездоровье позволяло мне расширять границы до такого предела, который казался недопустимым, но вызывал интерес. Именно эпатаж стал основой моего творчества, помог выкристаллизоваться бренду Лиза Питеркина и стать заметной. 

И если рассматривать too much с позиции творчества, а не с позиции психотерапии, то это мощное орудие самоактуализации. Важно только понимать, что границы допустимого у всех разные. И одному мои "художества" - уже too, а другому - есть ещё пространство до границы. 

Мои границы заметно сузились в процессе выздоровления. Это плюс. Я стала избегать дерзких творческих шагов. С моей точки зрения, это минус. Для Лизы Питеркиной - минус. Ведь она была соткана из недопустимого и желанного. Она говорила о том, что вызывает у многих резонанс, и так, как мало кто готов об этом говорить. Она делала то, что другие хотели, но не смели. И в этом была её сила. Пишу в третьем лице не потому, что у меня расщепление, а потому, что осознаю, что я - личность с другим именем и фамилией, которая выбирает псевдоним Лиза Питеркина для удовлетворения потребности в самоактуализации в качестве писателя. 

Вот такая исповедь... Благодарю, если дочитали до конца. :-) 

Эту реплику поддерживают: Гузель Махортова

Да. Травма - ресурс, особенно в творчестве. Мой психотерапевт раньше обращала внимание, что я идентифицируюсь с клиентами, потому что сама травматик. Сама себе напоминаю героя Джека Николсона из " Полёта над гнездом кукушки", решившего сбежать из психушки, чтобы наловить рыбы, как на фото заведующего психушкой.

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина, Елена Проколова

Ох, страшный фильм. Образ героя, которого сыграл Николсон - мощнейший. Офигеть у Вас проекция, Гузель! Восхищаюсь! 

Эту реплику поддерживают: Елена Проколова

Спасибо. Вот травмируюсь ещё больше, напишу роман " Ганибалл- 3" , попрошу написать отзыв).

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина, Елена Проколова

Хосспидя, Гузель! Отзыв к Вашей книге -  да легко! Хоть "Чужие - 125"! Или "Ганнибал среди чужих, чужой среди Ганнибалов". :-) 

Эту реплику поддерживают: Елена Проколова

Лиза,поздравляю, что пост о вашем творчетстве в числе самых популярных. По поводу too much как способа самоактуализации и творчества согласна. Но это не мой вариант, к сожалению или счастью. Из-за профессии и позиций членов семьи, которые попадают под удар. 

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Про "под удар" очень понимаю. Но на самом деле не так страшен чёрт, как его малютки. :-)))))) Когда я была секс-тренером и матерной поэтессой, с ужасом думала, что скажет мама, когда узнает. И ещё страшнее было за сына, который вырастет и нарвётся на осуждение в школе за то, что мать его такая-растакая. 

Это была одна из самых ужасных минут моей жизни, когда мама однажды сказала: "Я нашла сборник твоих стихов про секс с матом". Я думала, у меня сердце разорвётся. А мама вдруг, к моему удивлению, добавила: "Мне понравилось. Там нет ничего грязного". Это потрясение я никогда не забуду. 

И не забуду другое потрясение. Когда сын пришёл из школы и спросил: "А ты сможешь провести для моих одноклассников какой-нибудь семинар про отношения, когда мы станем старше? Они очень просят!" Вот этого я вообще не ожидала. Сыну было 11 лет тогда. 

Конечно, все семьи разные. И наверное я так смело выступила в качестве сомнительного деятеля литературы и прочих неоднозначных искусств, потому что чувствовала границы и понимала, что я хожу по грани, но не выхожу за грань. И первая моя книга так и называлась "На грани". И если бы я не дошла до грани или если бы перешла грань, моя творческая карьера могла бы быть совсем иной. 

Думаю, Вы тоже отлично чувствуете свои границы, поэтому мы обе делаем только то, что приемемо и допустимо. 

Благодаю за отклик! Очень сильно цепанул эмоционально!

Эту реплику поддерживают: Гузель Махортова

Лиза, рада, что мама и сын Вас поняли и поддержали. По моему глубокому убеждению не тот чист душой, кто прожил всю жизнь в стерильных условиях операционной хирургического корпуса, а тот , кто опустился на дно , в ад , но вышел чистым, обрёл новые качества стал Мастером своей жизни.

Меня читают и клиенты, из-за неоднозначной реакции удалила пост " Джокеру в каждом из нас". 

У каждого свой Путь и миссия, и каждый из нас несёт энергию, дополняющую, украшающую, ужасающую общую картину Замысла. 

Спасибо за эту энергию!

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Я очень дорожу общением с Вами! 

Согласна со всем сказанным) А больше и сказать нечего. Поздравляю Вас, Лиза!) Я очень счастлива знать Вас лично (думаю, можно сказать и так)

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Спаисибо, Леночка! Я тоже очень рада знакомству!

Я очень рад,что глубоко симпатичная мне Лиза дождалась рецензии и комментариев, которых она заслуживает - от людей, которых она уважает (и даже, кажется, почитает). Я только как литератор (прошу прощения за дерзость именования себя таковым) хочу заметить, что любой человек, взявшийся за нарратив от первого лица, даже если он не проводит границы между собою имярек и персонажем, именуемым так же, создает героя. Хочу обратить внимание, с какой безоглядной отвагой этот герой лепится на наших глазах. В этом смысле автор даже смелее своего персонажа. Вздохи и попытки как бы оправдания в ответах на комменты в счет не идут, так как, я уверен, речь не столько о психологии и здоровье, сколько о литературе. И в этой области, я полагаю, Лиза - подлинный создатель. Респект!

Виктор, спасибо огромное!!! Совершенно согласна с Вашей позицией! Действительно, я как писатель создаю образ. Безусловно, этот образ имеет реальную основу, но всё-таки это образ. И книга - художественное произведение, а не дневник. 

Благодарю Вас за высокую оценку моего творчества! Совершенно неожиданно это всё - и статья Аркадия, и ваши отклики... Но так приятно, Вы себе не представляете! Я столько проблем огребла и за эту книгу, и за авторскую ночную телепрограмму для взрослых с тем же названием! Обожемой!!! Всё было не напрасно!!! 

Эту реплику поддерживают: Гузель Махортова