Все записи
16:34  /  11.02.20

2252просмотра

В сердце тьмы. Дело «Сети», или что происходит с Россией?

+T -
Поделиться:

Их одинадцать, фигурантов по делу «Сети», которое вел Приволжский окружной военный суд (в здании Пензенского областного суда), и вчера был оглашен приговор: Дмитрий Пчелинцев получил 18 лет строго режима, Илья Шакурский – 16 лет, Андрей Чернов – 14 лет, Максим Иванкин – 13 лет, Михаил Кульков –10; Василий Куксов и Арман Сагынбаев по 9 и 6 лет общего режма соответственно. Все фигуранты обвинялись по статье «экстремизм»; по сообщению СМИ, их обвиняли в подготовке к террористическим актам во время международного футбольного матча и президентских выборов 2018 года. По версии обвинения, террористическая «Сеть» должна была объединить боевые группы, ставящие свое целью насильственное изменение конституционного строя, захват оружейных складов, атаки на органы власти и т.п.

По сообщениям СМИ, обвиняемые сначала не признавали свою вину, но позже поменяли свои показания – под пытками, которые, по словам Пчелинцева, Шакурского и Сагынбаева, происходили в старом копусе СИЗО-1 г. Пензы. Дмитрий Пчелинцев: «мне замотали руки за спиной, я был в одних трусах, примотали ноги к лавочке скотчем». Далее, как рассказывает Пчелинцев, один из сотрудников зачистил ножом провода и примотал их к большим пальцам ног. Как он говорит, вопросов ему никто не задавал, начали крутить динамо-машинку. «Они просто фактически убивали меня там... В итоге меня бросили на пол, начали стягивать трусы для того, чтобы подстегнуть к гениталиям провода».

Теперь вопрос: как такое возможно в стране, которая одним из своих главных приоритетов ставит возрождение национальной идеи? Все обвиняемые – не серийные убийцы, не педофилы и не «Тоньки-пулеметчицы», убивавшие своих соотечественников. Кажется, подобные методы не применяли даже к Андрею Чикатило или той же Антонине Макаровой. Применение пыток к согражданам свой страны – шорткат к уничтожению системы власти, какой бы прочной она ни казалась.

Наша историческая память, что бы кто ни говорил, еще далеко не оправилась от феномена 1937-го, когда несколькими годами ранее были разрешены пытки заключенных, так называемые «допросы с пристрастием», и когда стонами и болью пытаемых можно было заполнить ближний космос – тогда все они пропали во тьме лубянских подвалов. Мы знаем, что происходило с заключенными в нацистских лагерях, чилийских или аргентинских тюрьмах времен «Грязной войны» в конце 1970-х гг., или то, что совсем недавно делали американские солдаты с заключенными в Абу-Грейбе... История любой государственной власти – это и история пыток своих сограждан, и часто тех, кто этого никак не заслуживает. К сожалению, это же касается и России. Когда рухнул СССР, к радости или несчастю многих, больше всего мы хотели построить новое общество, где никакая силовая структура никогда не могла бы впредь пытать и совершать насилие над людьми.

Возвращение подобной практики в нынешней России, не говоря об огромных сроках для фигурантов «Сети», может иметь эпидемические последствия. Обоюдный страх – народа перед властью и власти перед народом – будет только усиливаться, разрушая и без того не самый прочный сегодня баланс между государством и гражданским обществом. Этот страх обладает той особенностью, что он нерекурсивен. Проще говоря, он не может пройти сам по себе, как проходит страх голода или даже войны. Однажды вступив на этот путь, государство будет вынуждено идти дальше и вселять в народ ужас перед силовыми и правохранительными институциями, то есть – перед собой. Люди будут вынуждены уйти во внутреннюю иммиграцию, как это уже часто было в России, и, затаив ненависть к государству, ждать любого удобного случая, чтобы выпустить свой гнев наружу. Чем это заканчивается – тоже хорошо известно из недавней истории.

Такие обоюдный страх и ненависть – губительный и максимально неэффективный режим, в котором только может существовать страна. Все, что он может произвести  – это всеобщую никчемность, безразличие, гражданскую бездарность и очередное отставание страны по всем показателям, и в первую очередь – отставание психологическое. Боящиеся своего государства люди никогда не смогут стать лидерами в мире, ни по одному направлению. Каким образом в такой ситуации осуществлять проекты национального масштаба, которые вроде должны вывести страну в авангард завтрашнего дня?

Нет ничего более унизительного для государства, чем допущение пыток своих граждан, и нет ничего более унизительного для граждан, чем находиться под защитой такого государства. Если пытки фигурантов по делу «Сети» имели место, а в этом едва ли кто-то сомневается, – Оксана Маркеева, адвокат Пчелинцева, заявляла о необходимости расследования, – это означает, что процесс получился в лучших традициях сталинского правосудия. Тогда он требует немедленного вмешательства верховной власти и наказания тех, кто такое допустил, соответственно – пересмотра дела. Пока еще не пройден «горизонт события», точка невозврата, власти очень стоит показать, что она не боится своего народа, а тем более кучки пацанов – заболевших, видимо, социальными идеями позапрошлого века. Сильная власть только та, которая не повторяет худшее в своей истории.