Все записи
09:31  /  9.06.20

797просмотров

Селфи вместо Self: Пол и характер в эпоху нового фашизма

+T -
Поделиться:

Недавно мы записали передачу под названием "Восстание серости", мы – Дмитрий Орлов, создатель канала Digital Russia, Александр Агеев, гендиректор Института экономических стратегий, и я. Разговор начался с суда над американским продюсером Харви Вайнштейном, которому дали 23 года за сексуальные домогательства. Мой тезис, который оспаривал Дима, состоял в следующем: беспрецедентная суровость приговора Вайштейну объясняется давлением серой массы, т.н. "общественного мнения", которое влияет даже на Фемиду. Если вычесть возможные внутренние разборки хозяев американской киноиндустрии, когда кому-то понадобилось переехать Харви, то сама возможность осудить человека считай на пожизненный срок, человека вне сомнений талантливого, появилась только в наше время – скотократии (от др.-греч. skotos – "темнота"). Оговорюсь: у меня нет никаких особых симпатий к Харви и я считаю его действия в отношении женщин непристойными. Но речь шла о другом – если мы называем себя цивилизованным обществом, и наш западный мир отличается от Северной Кореи, то немыслимо сажать на двадцать лет человека, который по факту никого реально не изнасиловал и не убил.

Сразу возникает вопрос: почему Харви получил 23 года, а сотни священников-педофилов остаются на свободе? Или children lives matter less? Итальянский журналист Эмилиано Фиттипальди в книге "Вожделение" (Lussuria, 2017) приводит документы, что уже в первые три года понтификата папы Франциска в адрес Конгрегации доктрины веры было направлено около четырехсот жалоб о сексуальном насилии над детьми. Епископы изучили эти жалобы и пришли к выводу, что это правда. Несмотря на попытки Бенедикта XVI, которые он предпринял в свое время, расследовать подобные случаи, в период с 2005 по 2015 год сексуальное насилие над детьми увеличилось вдвое, но об этом никто не говорит. Святые отцы продолжают жить, трудиться и проповедовать культуру греха (в тех же США таких случаев не один и не два...).

Когда Фиттипальди встретился с одной из жертв и спросил его, почему он долгое время молчал, тот ответил: потому что священник мне сказал "тсссс, я согрешил, но и ты согрешил". Кому-то это может показаться абсурдом и выдумкой, но это ни то и ни другое. Это правда. Во Франции у меня есть близкий друг, наполовину испанец, который с детства посещал церковь. О домогательствах священника, которые он пережил будучи ребенком, он решился рассказать своей матери только через тридцать лет, незадолго до ее смерти.

Джордж Пелл, австралийский кардинал, назначенный папой Франциском, третье лицо в Ватикане после самого папы и Пьетро Паролина, заместителя секретаря по отношениям с государствами, который покрывал священников-педофилов, покупая молчание у семей пострадавших. Разумеется, подобное происходит и в РПЦ (например, дело якутского иеромонаха отца Мелетия). Ни один из святых отцов, включая тех, по чьей вине жертвы кончали жизнь самоубийством, насколько мне известно, не получил сколько-нибудь серьезные сроки. Видимо, за всех сидит один Харви.

Недавно гей- и трансгендер сообщества обвинили писательницу Джоан Роулинг за ее сексизм или, как лучше сказать, сексофилию. Словом, "мама" Гарри Поттера высказалась за сохранение биологического пола и привычных различий, поддержав исследовательницу из лондонского think tankʼа Майю Форстатер, которая потеряла работу из-за своего высказывания в Твиттере о том, что "трангендерная женщина не является женщиной, и пол менять невозможно". Поддержка уволенной миссис Форстатер вызвала скандал, и Роулинг пришлось даже нанять адвоката.

В 2007 году Cold Spring Harbor Lab в США лишила должностей и всех почетных званий Джеймса Уотсона, первооткрывателя ДНК, лауреата Нобелевской премии из-за его высказываний о неравных интеллектуальных способностях различных рас, которые тот сделал в документальном фильме компании PBS, а также из-за его интервью газете SundayTimes, в котором биолог засомневался в умственных способностях африканцев. К моменту этих заявлений Уотсону было 90 лет. Разумеется, подобные суждения могут кому-то сильно не понравиться, однако никто не мешает выступить с их критикой в любых медиа. Но в США решили проблему иначе, ровно так, как бы поступили в бывшем СССР: лишили всех званий и должностей. Если бы Уотсон на тот момент работал, наверняка бы его выгнали с работы, как Форстатер сегодня. Хорошо, правда, что не отняли пенсию.

Происходящие в США волнения после убийства чернокожего парня по имени Джордж Флойд тоже во многом трансчеловечны в том плане, что они направлены не на восстановление справедливости, а на создание следующей версии коллективной вины, очередной upgrade христианской догмы, теперь на улице. Белых заставляют становиться на колени перед черными, это делает как полиция, так и обыкновенные граждане, не имеющие, понятно, никакого отношения к произошедшему. Разумеется, коп из Миннеаролиса Дерек Шовен, задушивший лежавшего на земле и в наручниках Флойда, поступил как бандит. Президент Трамп публично осудил его действия и потребовал правосудия. Но вся интрига не в Шовене, он наверняка не единственный садист в американской полиции, а в реакции медиа. Требовать у всех белых вставать на колени, то есть коллективно отвечать за одного, напоминает опять же советские методы наказания, когда тот же чудный маршал Жуков, приказывавший расстреливать всю семью тех, кого сочли предателем. 4 июня президент университета Миннеаполиса (штат Миннесота) Скотт Хэгэн учредил стипендию им. Джорджа Флойда в размере  $52 тыс., Хэгэн призвал президентов всех университетов в Америке сделать то же самое. То есть: в американском университете (пока в одном) учредии премию имени уголовника, который, среди прочего, в 2009 совершил групповое вооруженное ограбление частного дома.

Кто-то скажет, что все эти эпизоды не связаны между собой. Но они связаны, более того – это элементы одной и той же стратегии, нового планетарного фашизма (планетарного в смысле западного мира), цель которого вполне прозрачна – путем как бы политически корректной цензуры, а по сути медиа-ГЕСТАПО, взять полный контроль не только над социальной, но биополитикой. За сексуальные домогательства посадить одного Харви, трахать детей можно, если тихо и во взаимном с ними грехе; можно и нужно уволить с работы человека за поддержку естественного пола, учредить стипендию для студентов имени уголовника и т.п. Мы живем в мире, где больше не существует личного мнения, настоящего правосудия, а биологические различия стерты социальным террором. Управлять людьми без мнения и без пола, вернее, с одним общим мнением и полом значительно легче.

Трансчеловек не только не сопротивляется фашизму, он его вожделеет, поскольку именно фашизм отвечает его глубинной установке на отсутствие своего, личного, индивидуального. Сегодня селфи заменило self.