Все записи
17:38  /  3.04.19

1328просмотров

Кино в словах — как месяц ходить по Камчатке пешком

+T -
Поделиться:

История одной экспедиции.

Изначально, наша экспедиция называлась «Сильные Духом» — я поехала на край света к людям, которых не знала. По интернету нашла гида, сказала, что режиссер-документалист. Он написал: «Хочешь, приезжай и снимай кино, но будет снег и медведи».

Начиналось все прекрасно. Мы были первыми, кто открывал этот туристический сезон на Тихом океане шампанским. Пока мы обмывали предстоящее приключение, океан обмывал нас. В игре «догони меня волна» выиграл океан со счетом 12:1 — наш гид-камчадал уже 35 лет играл в эту игру.

Через пару дней экспедиции мы переименовали себя в «Сильные Брюхом», потому что пытались побыстрее съесть то, что было тяжело нести и нельзя было оставить.

Документальный фильм «Там, где спят драконы» в словах и трех частях.

Про медведей

Медведей было восемь. Нас — тринадцать. Но мы были всегда и сразу, а мишки раз в день или даже один раз — пять.

Первого медведя я проспала. Мы с Анечкой устали, потому что в этот день было пять перевалов и даже перевал, после которого гид Ваня снял с меня рюкзак и скинул с обрыва, тем самым мотивируя идти налегке и за ним. Отскакивая от снега и постепенно превращаясь в рыжую точку, рюкзак полетел вниз. Догнать я его смогла через три часа и пять километров.

После таких событий и макарон с кетчупом на ужин я не слышала, как весь лагерь орал МЕДВЕЕЕДЬ НУ ТОЧНО ЭТО МЕДВЕДЬ. Дядя Костя видел медведя прямо из кровати. Поставив палатку с видом на озеро, он просто расстегнул молнию и прямо в спальнике наблюдал за обалдевшим медведем, который бежал через полурастаявшее озеро — лишь бы подальше от нас. Ваня, сосед дяди Кости по палатке, не видя медведя, начал судорожно читать инструкцию ко всей пиротехнике для отпугивания медведя, которую нёс на себе уже три дня. И только когда медведь реально появился в поле зрения, все поняли, что никто не знает как пользоваться всеми этими фальшфейерами, газами и пугалками. Пока ребята читали трясущуюся в руках инструкцию, медведь убежал. 

Следующего медведя мы встретили, когда ломились через кусты резко вниз, так что я чувствовала себя белкой летягой, падающей прямо в лес. Я пыталась повиснуть на каждом дереве, прорвав себе накидку на рюкзак, штаны и губу. Медведь явно не ожидал, что сверху из кустов на него рухнут 13 туристов. Он сначала замер в шоке, а потом ломанулся в противоположную от нас сторону так стремительно, что я, будучи вечной замыкающей, видела только его попу метров в ста. Попа у медведя была белая.

После этих кустов были джунгли, тепловой удар, голова в ручье, соль под язык, непальские витамины и, наконец, волшебная таблетка, после которой я передумала умирать и ломанулась сразу за гидом. На диком приходе я увидела почти баталию. Мамка с медвежатами ела шишки прямо у нас на глазах, потому что был жуткий ветер нам в лицо, и в кедраче они нас не унюхали. Минут 10 мы тихонько наблюдали за медвежатами, пока они не почуяли что-то супер опасное и не ломанулись в кусты, за которыми прятались мы. Почуяли они явно не нас. Мы же, в свою очередь, ломанулись от них в другие кусты, а потом резко обратно к ним, потому что нам навстречу бежал очень большой, старый и худой медведь, который явно хотел сожрать медвежат. Пиротехника тихо мирно лежала где-то в глубине рюкзаков. И тогда мы вспомнили советы Гугла — сесть на плечи друг к другу, чтобы зрительно быть выше, и посылать медведя матом.

Было смешно. 

Еще одного мишку мы встретили на том же месте с орехами, что и мамку с медвежатами. Видимо, это была главная столовка, через которую мы гуляли три дня подряд туда-сюда. Мишка был маленький и очень красивый, и ему явно надо было вниз по склону, по которому мы поднимались. Обойти мишку было невозможно, пропустить тоже. Помог, опять же, Гугл.

После этого медведи нам мерещились везде, даже в следах зайцев, лис и волков. Мы слышали медведей в кукушках, думая, что они так маскируются — лишь бы нас сожрать. Медведи были в нас самих, выползающих за палаток ночью справить нужду. И когда я, в лунную и туманную ночь, увидела медведя-Славу, на четвереньках заползающего в свою палатку, я вспомнила все ругательства на всех языках мира, которые знала.

 

Написала в тетрадке:

«Идёшь по леднику и топишь в бутылке снег — вода получается с вулканическим пеплом.» 

Про болотники

Со мной все в порядке, я не билась головой об лед и не курила багульник, даже чай с ним не пила, но болотники — лучшая обувь на свете. Свои я даже забрала домой, летя с перевесом в 4 кг, лишь бы щеголять в них по Венеции.

Скажу честно, что в некоторые моменты мне хотелось стать кадром из фильма «Дикая» и выбросить их в горную речку/ горную расщелину или просто с горы, лишь бы найти их было невозможно. Но, думаю, что если бы я так поступила, то сандалии и армированный скотч быстро превратились бы в чьи-нибудь запасные нормальные ботиночки, и дальше я бы шла, замаливая грехи и кланяясь в пояс этому человеку каждый раз, как он оборачивается посмотреть не умерла ли я.

Поэтому хорошо, что я так не сделала и не обрекла ни себя, ни гида, ни еще одного героя нашей команды на вечные страдания. 

 

 

Так вот, почему болотники прекрасны:

Во-первых, эта обувь универсальна «по-Камчатски». Она подходит и летом и зимой, потому что Камчатка и есть кккккомбо из снега, солнца, пурги, дождей, ураганов и зарослей травы, которая выше тебя раза в два, как в джунглях Амазонки. И нет никакой разницы между температурой +2 и +32. В болотниках тебе будет тепло ВСЕГДА, если они вдруг неожиданно СУХИЕ, знай — это не надолго, ведь в них даже можно выращивать коноплю, потому что влага и тепло тебе обеспечены НАВЕЧНО.

Во-вторых, тебе будет тепло, даже если ты окунулся по плечи в снег или речку, потому что, опять же, твоя собственная нога и высушит болотники изнутри.

В болотниках ты можешь смело БРАТЬ АЗИМУТ И ИДТИ, не обращая внимания на такие мелочи, как брод, болото, грязь, снег, траву, мох, кусты, деревья, озера, камни и вулканические сыпучки. Ты можешь ПРОСТО ИДТИ — болотникам вся поверхность одинакова. Единственное, по чему я не пробовала ходить в болотниках — это асфальт. Но, слава богу, в Венеции нет асфальта.

Тут же и расскажу про броды, потому что вся их суть состояла в лотерее — «намочи трусы» или «принеси на берег литры воды в болотниках». Сначала ты наблюдаешь за остальными, мол, чужие ошибки помогут тебе избежать своих. Внимательно смотришь, что Ваня, второй Ваня, Костик, Леша, Ира, Марина и Сенька перешли брод, трусы не намочив. Ты радуешься и смело идешь к ним, забывая о том, что все они выше тебя головы на две, а значит и болотники у них выше. И то, что им не залило в трусы, абсолютно не значит, что и тебе никуда не зальет. Более того, ты не учишься даже на своих ошибках, каждый раз думая, что именно в этот брод тебе повезет.

Я проиграла 9 раз.

После каждой неудавшейся попытки, я доходила до берега и выжимала из себя 6 литров воды. Тогда же, сжалившиеся надо мной мальчики, отдавали мне свои последние сухие штаны/носки, и я была счастлива. 

 

 

Еще у нас была лотерея «дырявые болотники», в которую играли все, но выиграли только Анечка и дядя Леша. Причем каким-то чудом дядя Леша умудрился на второй день подарить свой приз другому участнику и продолжить игру, попытавшись не продырявить и эту пару сапог. Анечка шла 12 дней без пяток.

Болотники еще универсальны тем, что ими можно лупить по заднице (а это очень больно), их можно использовать в качестве развлечения — попытаться высушить над костром и даже не сжечь (у меня не получилось), из полусухих болотников можно пить, как в Грузии из рога изобилия (правда, в мои вмещалось литров 6), на них можно спать и жарить колбасу, потому что раскаленная резина жарит все и даже тебя, а также за болотниками можно прятаться, если их поставить смирно, а самой лечь — так меня чуть не забыли на привале.

В общем, итог один: я люблю болотники. Особенно на расстоянии, сидя в кроссовках/туфельках/мокасинах/балетках/домашних тапках и вспоминая их с нежностью.

Написала в тетрадке:

«Когда опускаешь в уху головешку — она начинает бурлить.»

Про спирт

Спирта у нас было 4 литра, плюс 3 литра коньяка, которые мы выпили по дороге на место старта, плюс заныканный Ромой коньяк себе на день рождения, о котором мы узнали в сам день рождения, о котором мы тоже не знали.

Изначально спирт был для растираний, на случай порезов, травм и обезболивания. Поэтому в первый день спирт мы не пили. Литр разведенного водой с сахаром спирта гид Ваня даже сгоряча оставил на первой стоянке в домике, о чем потом горевали все и даже он. Вроде как забыли.

На второй день у нас было три перевала и борщ на ужин. А какой борщ без спирта? Мы начали пить. Пить было необходимо еще и потому, что спирт весил очень много, и чем меньше его было, тем легче становились наши рюкзаки. А что только не сделаешь, лишь бы идти налегке. На утро мы поняли, что лучше нести спирт на себе, чем идти с ним внутри. С этого дня мы жили на постоянном аспирине. 

А еще, ежедневно мы совершали «утренний намаз» кремом от солнца, потому что палило оно нещадно, пытаясь сжечь нас еще и снаружи.

На девять дней у нас осталось 2 литра спирта. Трогать его было нельзя. Но на следующий день у Ромы случился день рождения, а у нас с утра случился коньяк, так что потом мы решили никуда не идти и всю дневку ловили рыбу, варили торт и уху и строили баню. А какая уха с баней без спирта? День рождения же у человека, все таки.

А на шестой день похода у нас случился необыкновенный вид. За такой вид даже гид Ваня согласился выпить. Причем разводить спирт уже не было смысла, и мы просто бросили туда три барбариски — получилось вкусно. Никто не помнит, как после литра «за красивый вид» Костик достал последний литр «за экватор» — мы играли в самого смешного крокодила на свете, пели самые душевные песни и медитировали на самый красивый закат в наших жизнях. Я даже сгоряча согласилась подняться на вулкан, хотя за день до этого умирала и шла только с одной мыслью, что останусь в лагере и буду спать. 

После того, как у нас окончательно и бесповоротно закончился спирт, мы поднялись на потухший вулкан Бакенинг, купались в кипятке Тимоновских источников, боролись с кустами и самими собой. Но это все было с нами уже без спирта. И с того альплагеря до деревни Сокоч Корякского района Камчатского края мы мечтали о коньяке и пиве, шампанском и красном вине. Так что нам было куда возвращаться и идти.

Написала в тетрадке:

«У меня слезла кожа с подушечек пальцев, обожженных льдом и снегом.

Сошли губы — почерневшие от солнца.

В горах сошла лавина — мы слышали ее ночью, и тогда нам снилась Африка.

На следующий день мы шли по этой лавине, карабкаясь по кускам льда, как по деревьям.»