Все записи
12:20  /  5.12.19

506просмотров

Филология в двух словах

+T -
Поделиться:

Понятно, что все слова любого языка можно поставить в синонимиальный ряд. Нужно только между словами поставить суждение, определяющее смысл, в котором два исходных слова представляют собой одно и тоже. 

Далее совсем не сложно понять, что значение слов определяется со стороны суждений, а те со стороны мотивов деятельности... Еще немного пошевелить извилинами и откроем главное в природе. Что объекты действительности осуществляются со стороны их отношений, и до того никаких объектов не существует. В противном случае, непостижимость (чума головного мозга) и коллапс, коротко говоря.

Так нет же, основания филологии (языкознание) опускают в некую историю неких обезьян, конечно, для обращения факта жизни в механическую экзотику. Якобы, все в мире случайно, из дерьма... Далее легко утверждать все что угодно и прямо по голове, и за это ничего не будет... И это привлекательно, свобода... от разума и совести (как говорил великий Мао, "нужно чтобы сюда входило и отсюда выходило"). И при этом голова, дополнительный орган для удовольствия.

Вот и весь ребус современной культуры, использующей чаяния народной простоты...

Жизнь же, даже на уровне ее простейших форм, осуществляется только решением ситуационных задач. Неадекваты коллапсируют. То есть природа, не бог, не прощает идиотов, будь их целая культура. Среди людей, это любители родины и загробной жизни, безысходная тарабарщина, не имеющая стороны развития. Притом, что любой жест жизни, любой и каждый ее факт, содержится целью, смыслом, чем и отличается от аммиачного пара, например.

И человеческая жизнь, в отличие от животных, начинается с выбора суда, судей (сначала суждения, исходящие из мотивов деятельности), а не власти (явления дикой природы). Суд, единственное, что может противостоять дикой природе и идиотизму. И Сначала суд, потом закон... то есть прецедентное основание права. Если наоборот, то это угробление разума, смысла человеческой деятельности и опрощение мотивирующего основания жизни до животного синдрома голода и страха.

Кстати, Исходя из явления гештальта в определении оснований психики и рассудка, можно утверждать, что на самом деле никто никогда ни во что не верит (...). Это было бы раздвоение личности с соответствующим исходом (как у той собаки Павлова из школьного учебника по биологии). И в действительности на этом месте (на месте декларации веры, "я верую") вранье, мимикрия паразита.

  • Причинно-следственная связь (это конструкция из отношений действительных объектов и событий) основывает сам факт жизни, сознания. Эта конструкция может быть большой или малой, отображая степень адекватности жизни. При этом недостаточная вменяемость оставляет мотивы деятельности на уровне животной простоты, но с соответствующими животными амбициями и энергичностью (более короткая и потому более энергичная реакция жизни...). При этом, оставаясь в сфере человеческой деятельности, в сфере более длительных реакций жизни, такой человек обращается в соц. паразита.
  • С другой стороны, абсурд идей веры, лидера и подавляющего большинства, вынуждает опрощение мотивирующего основания жизни (вынуждает, ибо самопротиворечивость глубокомысленной тарабарщины вызавает растерянность и боль). Именно эта растерянность и боль является причиной жестокости радикалов. Невменяемость усугубляется пропорционально степени вовлеченности в идею веры.

Таким образом, вера в бога, например, оказывается, и кнутом, и загоном для скота, и атомной бомбой. Ибо это уже не стадо животных, а стадо идиотов, больных, и от боли мечтающих о массовом истреблении...