Все записи
12:45  /  22.01.19

611просмотров

Путешествие по северной Испании: часть 1, Кантабрийская

+T -
Поделиться:

На самом живописном из полотен, а именно на просторах карты мира, помимо экзотических и загадочных мест, существуют не менее прекрасные и удивительные уголки, которые не обрекают вас на многочасовые перелёты и профилактические прививки. Зачастую они находятся в относительной близости к местам, пользующимся долгоиграющей популярностью у туристов, и, как следствие, скрываются в тени своих успешных соседей. Взять, например, Испанию. Штампы пограничного контроля из этой страны являются, пожалуй, одними из самых распространённых татуировок на страницах загранпаспортов наших соотечественников. Иногда мне кажется, что близок час, когда русские родители начнут называть своих дочерей Барселоной, Валенсией и Марбельей. О Мадриде в качестве имени для сына говорить пока не приходится. Ведь там нет моря, а где нет моря — там русская душа томится. И ни Веласкес, ни Эль Греко, ни Гойя, ни уж тем более Сурбаран из музея Прадо не способны вывести Мадрид в лидирующий центр русского паломничества.

Но было бы несправедливо утверждать, что это только у наших соотечественников Испания сводится к побережьям Коста Брава, Коста Бланка или Коста дель Соль. Северная часть страны существует в статусе незаслуженно игнорируемой большинством иностранных туристов. Однако так было не всегда. В Средние века Сантьяго-де-Компостела, наравне с Римом и Иерусалимом, был важным магнитом, притягивающим паломников из Англии, Франции, Португалии и других регионов западного христианства. Земли Кантабрии, Астурии и Галисии были свидетелями того, как потоки пилигримов сбивали ноги в кровь, чтобы дойти до собора Святого Иакова и поклониться мощам апостола. Его именем назван этот паломнический путь (camino de Santiago). Он-то и помог определиться нам, в каком порядке делать остановки во время нашего зимнего путешествия (автомобильного, не пешего). Провинцию Галисию с её Сантьяго-де-Компостела и Ла Коруньей мы оставили для заключительного этапа. Начинать мы решили с Сантандера, столицы Кантабрии. Лидером ассоциаций, связанных с этим городом в восприятии испанцев, является одноимённый банк. Его вы встретите в любом испанском городе и узнаете по красному шрифту. Примечательно, что банком Santander с 1903 года управляют члены одной семьи по фамилии Ботин (показательный пример того, насколько развита в испанском обществе иерархия и преемственность). Патриарх семейства Эмилио Ботин до своей смерти в 2014 году соперничал с повелителем масс-маркета Амансио Ортега за звание самого влиятельного предпринимателя в Испании. Сейчас ответственность за счета вкладчиков распределена между 6 детьми Эмилио, кресло председателя директоров занимает его дочь Анна. Я бы, пожалуй, опустила эти не самые релевантные для моего путешествия факты, если бы не одна случайность. Из окна нашего номера открывалась незабываемая панорама: чарующий вид на бухту Сантандера с водой особого акварельного голубого с вкраплениями бирюзы оттенка и сказочный дом-замок.

Перед нашей первой прогулкой по городу я поинтересовалась на ресепшн — что это за архитектурный соблазн такой у нас под окнами и как можно с ним познакомиться поближе? Ответ, который я получила от консьержа, нанёс поражение моему любопытству. Дом принадлежит семье Ботин, это частная собственность, не предназначенная для посещения пытливыми туристами. Однако от разочарования меня удержала одна приятная деталь — любоваться на внешний облик дома Дома Ботин оказывается возможным только из приютившего нас отеля (Hotel Real).

При осмотре любого города я люблю находить сходства с другими уже знакомыми мне местами. Своей холмистостью и расположением домов вдоль пригорков Сантандер напомнил мне Сан-Франсиско.

Однако, когда я подошла к курортному району города, El Sardinero, я сразу вспомнила Сан-Себастьян, Биарриц и Ниццу. При этом, во внешности Сантандера есть свои уникальные черты. Первое, что бросается в глаза, — это причудливые фасады домов. Рядом с открытыми балкончиками — застеклённые деревянные, чаще всего белого цвета лоджии, как скворечники, приклеенные к граниту здания. Это miradores — характерный архитектурный штрих для северного климата, их же я потом запримечу и на зданиях в Ла Корунье.

Теперь о главном. Что делает Сантандер заслуживающим посещения? Ответ будет не самоочевидным, так как, на мой вкус, центр города, его сердцевина могут мало чем удивить путешественника, избалованного крупными испанскими городами, в которых древние кварталы соревнуются за внимание с элегантной застройкой конца 19–начала 20 веков. Остановиться в Сантандере — это, прежде всего, получить доступ к красоте его окраин и близлежащих городков.

Жемчужиной Сантандера по праву считается Дворец Магдалены (El Palacio de la Magdalena), построенный на одноимённом полуострове.

Посещение этого культурно-исторического объекта значилось в моей карте желаний задолго до того, как мы определили цели и задачи нашей поездки. А всё потому что когда-то я увлечённо смотрела сериал Гранд-отель (Gran Hotel) — успешный проект испанского телевидения, способный составить конкуренцию британскому Аббатству Даунтон. Вымышленный отель, в который в начале 20-го века приезжала на отдых испанская знать, где бурлили страсти, разжигались интриги и совершались преступления, позаимствовал свой внешний облик у Дворца Магделены в Сантандере. Забавно, что на электронную почту администрации этого изысканного особняка продолжают приходить письма не только из Испании, но и из других стран с просьбой забронировать номера. Однако отелем этот дворец в реальности никогда и не был. И здесь самое время совершить небольшой экскурс в историю.

В испанском царстве-государстве жили-были король Альфонсо XIII (прадед нынешнего короля-красавца Фелипе VI) и королева Виктория Евгения (английская принцесса). Как полагается всем коронованным особам, их основная резиденция находилась в Мадриде. Однако ведь и у королей бывает лето, и им тоже может хотеться на море. К водам какого же берега податься таким важным персонам? Власти города Сантандер оказались смышлёнее и расторопнее других. В те времена моду на туристические направления задавала именно королевская чета. Уж очень любила аристократия дышать королю с королевой в затылок. Ярким прецедентом может служить Биарриц, который превратился в излюбленный курорт французских crème de la crème после того, как Наполеон III распорядился построить там роскошную летнюю резиденцию для своей супруги императрицы Евгении (испанки кстати) — Villa Eugénie.

 

Предприимчивый муниципалитет города Сантандер предлагает дону Альфонсу и донье Виктории Евгении благолепный участок полуострова с райской флорой и головокружительными видами на Кантабрийское море (Бискайский залив). Строительство жемчужины северного побережья, дворца Магдалены, началось в 1909 году. Проект обещал быть новаторским. В нём по желанию супругов должны были в равной степени присутствовать французский (дань династии Бурбонов) и английский (шерше ля фам) стили.

Новоселье пришлось на лето 1913 года. Приезд королевской семьи стал крупным событием для провинции Кантабрии и послужил толчком к развитию инфраструктуры в Сантандере. Город в одночасье стал интересоваться теннисом, гольфом и парусным спортом. Чтобы увеселять не только августейших особ, но и преследующих их представителей европейской аристократии, в Сантандере построили величественное здание Casino, ставшее украшением курортного района Sardinero, и Hotel Real, который в 1927 году удостоился войти в 10-ку лучших отелей Европы по мнению журнала L’Illustration.

Альфонсо XIII c женой и детьми проводили летние месяцы в Магдалене на протяжении 17 лет… до 1930 года, когда королевской сказке приходит конец, и начинается период второй Республики. В новое для Испании время дворец прекратил называться королевской резиденцией и превратился в корпус Международного Летнего Университета Сантандера. Там царил академический дух, комнаты назывались аудиториями, а гостями были самые яркие представители испанских интеллектуальных кругов.

После восстановления монархии, дворец перешёл сыну Альфонсо XIII, графу Барселонскому, Хуану де Бурбон. И хотя в 1977 году власти Сантандера выкупили у дона Хуана территорию всего полуострова Магдалены, включая дворец, роскошный особняк не утратил связи и ассоциаций с представителями королевской семьи, по инициативе которых в 90-е годы была проведена его серьёзная реставрация.

Сейчас там проводятся ежегодные международные встречи и конгрессы, в числе гостей — лидеры стран Евросоюза.

В летние месяцы дворец превращается в международный университет. Пожалуй, самое приятное — это то, что в определённые дни внутрь могут попасть все желающие. Более того, если вы вдруг решите, что заслужили королевскую свадьбу, то администрация дворца поможет вам с её реализацией.

Во время нашего посещения этой достопримечательности больше всего меня поразила сама территория, на которой расположился дворец. Он имеет очень привилегированное соседство с парковой зоной и морем. Впечатления усиливала относительно пасмурная и ветреная погода. Со смотровой площадки открываются драматичные виды на бухту. С одной стороны — чудо архитектуры, за которую ответственен человек, с другой — творение самого строптивого и непредсказуемого скульптора — природы. Волны холодного Кантабрийского моря разбиваются о чёрные скалы (особенность этого побережья). А если повернуть голову налево и вглядеться вдаль, то можно различить маяк на выступе суши – Faro de Cabo Mayor.

Туда-то и стоит отправиться. Сантандер в дни нашего пребывания не радовал солнцем и безоблачным небом, но рядом с этим маяком понимаешь, что ему к лицу пасмурная погода — так сильнее захватывает дух и включается режим приключения.

Смотреть вниз и страшно, и заманчиво. Под тобой бушующее море и слоистые срезы мрачных скал. Сюда бы Эдгара По, вот уж точно его стихия!

После посещения таких мест особенно хочется уюта, его я предлагаю искать не в городе, а в сельской местности. Поэтому держим курс на посёлок под названием Santillana del Mar, который находится всего в 30 минутах езды от центра Сантандера. Испанцы называют этот населённый пункт одним из самых красивых в стране, но делают оговорку — это место тройной лжи. Потому что, вопреки своему названию, оно не является ни святым, ни равнинным, ни морским.

Первое, что я ощутила, выйдя из машины, в Сантильяна дель Мар — это бодрящий воздух деревни. Оглядевшись по сторонам, поняла, почему к этому посёлку у испанцев такое трепетное отношение. Время обходит такие места стороной.

Вместо шума автомобильных двигателей — мычание коров, блеяние овец, пение петуха, вместо выхлопных газов — запах скошенной травы, навоза, разжигаемого камина и стряпни. Под ногами — булыжная мостовая. Перед глазами — причудливые домики, построенные в типичном для Кантабрии стиле montañés. Наверное, летом здесь много желающих отключиться от городского хаоса. А вот в январе мне кажется, что город играет с нами в прятки, на улицах ни души.

Верным признаком того, что цивилизация ещё не успела надругаться над этим укромным уголком — отсутствие ярких, уродующих вывесок. Местная незатейливая продукция рекламируется на однотипных чёрных табличках с белым шрифтом. В этом доме вы найдёте кантабрийский сыр, а за углом — свежий сидр. Главная гастрономическая прелесть ждала нас в здании, больше напоминающем дом знатного рыцаря.

Это «Пекарня Casa Quevedo». Каково было моё удивление, когда, зайдя внутрь, я действительно увидела рыцарские доспехи, но не они обещали праздник.

Перед нами был прилавок в лучших традициях сельского продуктового маркетинга: чистые перевёрнутые стаканы, кувшин с парным молоком, аккуратно накрытый белоснежной салфеткой, и коробки с чем-то непременно вкусным.

Проснувшееся от деревенского воздуха лёгкое чувство голода было утолено фирменным лакомством этого заведения — sobaos (разновидность бисквита) и quesadas (что-то вроде сырной запеканки). Оказалось, что пекарня существует с 1954 года, в ней сохраняются семейные традиции, поэтому и выглядит она соответствующе. Вот такие маленькие открытия “на ходу” я ценю больше всего в моих путешествиях. Ни один заранее забронированный ресторан, собравший звёзды Мишлена, не способен затмить незамысловатые, но верные своим корням простонародные места.

Другой, не менее памятной радостью от нашей поездки в Кантабрию стало посещение ещё одного небольшого городка — Comillas (30–40 минут езды от Сантандера).

Его слава вышла за пределы родной провинции Кантабрия. Причина? С одной стороны, велик соблазн поскорее упомянуть имя Антонио Гауди, причастного к тому, что это место стали называть “колыбелью модерна”. С другой, было бы правильнее сказать несколько слов о человеке, который способствовал этому в финансовом плане, тем более что он принадлежал к характерной для той поры группе людей — indianos. Так назывались испанцы, которые, сколотив состояние в испанских колониях в Латинской Америке в XIX веке, возвращались на родину. Им было свойственно отмечать своё возросшее благосостояние постройкой роскошных вилл, часто выполненных в экзотическом стиле. Одним из таких испанских нуворишей был уроженец Комильяс — Максимо Диас де Кихано. Успешно завершив свою адвокатскую миссию на Кубе, он вернулся в свой родной город очень богатым человеком. Для разработки дизайн-проекта своего нового особняка он, по рекомендации крупного каталонского архитектора Жоана Мартореля, приглашает его молодого ученика Антонио Гауди, за плечами которого пока только один крупный проект — дом Висенс в Барселоне (открыт для посещения c 2017 года). Результатом союза денег Диаса де Кихано и воображения Гауди становится дом El Capricho (Причуда). Сложно представить себе более подходящее имя для этой архитектурной “причуды” начинающего архитектора. Первое впечатление от Эль Капричо — словно ты смотришь на сказочный пряничный домик.

 Когда начинаешь всматриваться в детали, удивляешься смелости автора этого творения. Во внешней отделке Гауди играет с материалом, цветом и текстурами — матовый красный кирпич он разбавляет вкраплениями глянцевой керамической плитки с узорами весёлых подсолнухов и зелёных листьев.

Строительство дома заняло около двух лет, с 1883 по 1885. Когда смотришь на причудливые башенки, словно собранные из конструктора Lego, сложно поверить, что это было сделано в конце XIX века.

Однако слава города Комильяс не ограничивается одним из ранних проектов Гауди. Справедливости ради, надо заметить, что в конце XIX века местная элита активно занималась облагораживанием города, ведь сам король Альфонсо XII со своей семьёй гостил здесь летними месяцами у своего друга, маркиза де Комильяс, Антонио Лопеса. За архитектуру и ландшафт в Комильяс были ответственны самые значимые архитекторы того времени. Один грандиозный Папский Университет чего стоит!

Его главным архитектором был великий каталонец Жоан Марторель. За его внутреннюю отделку отвечал соперник Гауди — Луис Доменек-и-Монтанер.

С возвышенности, на которой расположен университет, открываются чудесные виды на компактный городок Комильяс.

Я стояла спиной к краснокирпичному гигантскому зданию, импозантно раскинувшему свои могучие крылья, смотрела вниз на скромное обаяние провинциальной Испании и думала о том, сколько сокровищ скрыто там, где мы их и не ждём.