Все записи
00:07  /  14.04.19

271просмотр

Фимыны сказки Колобок Часть 3

+T -
Поделиться:

 

Миша, умный, но чаще не очень, мальчик четырёх лет принялся пинать пыль ногой в сандалике. Дедушкина сказка уже битый час не подходила к концу, солнце поднялось достаточно высоко и светило прямо на дохлого голубя. 

Миша радовался, что хоть успел его палкой ткнуть, а вот понюхать, воняет он уже или нет, видимо, не доведется.

Он грустно посмотрел на голубя, на рыжего облезлого кота, который направился в сторону его утренней находки, и на деда.

Тяжело вздохнул:

- Ну, шо там дальше с этим Колобком было?

- Ты, Миша, наглый не по годам поц, - раздраженно сказал Фима, - я в твоем возрасте рад был, шо со мной взрослые вообще разговаривают, а ты вообще без уважения к старшим!

Фима покачал головой. Еще раз посмотрел на стол: ну не может быть, чтоб он ни по одной мухе сейчас не попал. Раздосадованный, снова шлёпнул мухобойкой по краю стола, уже без всякой надежды прихлопнуть хоть одну «пЭрнатую», и, к своей радости, увидел, как что-то шлёпнулось в пыль. Муха, подумал он и, довольный собой, продолжил рассказывать сказку.

- После Зайца Колобку повстречался Волк. Знаешь, похож он на Ваську-пьянчужку из соседнего двора. Там, где крыса твоя. Он такой, напугать может, но не больше. С ним и Сёма справится. Запиликает ему на своем инструмЭнте и сбежит, пока Васька в себя от этой какофонии придет. Нет там не какой каки, то так говориться, когда звуки неприятные (нет, не как при моих газах) получаются. 

Фима нервно завертелся на подушке. Хотел было позвать Сару, чтоб сообщить ей о том, какого ей внука родила ее дочь, но передумал.

- Колобок этот, хоть и булочка из пыли намешанная, а тоже что-то отвратительно Волку напел, шо тот и думать забыл, шо сожрать его хотел. Плюнул в дыру между зубов, как Васька плюет, и решил, хай катится эта крикливая, пыльная булка дальше. 

А дальше встретился ему Медведь. Знаешь, такой, на нашего дворника Ибрагима похож. Как и он целыми днями без дела по лесу слоняется… нет, дворник наш не по лесу – по двору, конечно, туда-сюда ходит, как будто он занятой! А сам думает, шоб ему стырить. Вот на прошлой неделе бельё у соседей с веревки пропало: хорошие вещи были, хоть и штопаные. Но, это точно шото житомирское или бердичевское – сносу им никакого, сразу видно - «качЭство». Шас так не делают. Хто-то таки бельишко это да прикарманил. И это точно Ибрагим. Не нашей веры он, хоть и тоже, говорят, обрезанный! 

Так и Медведь тот, то в улье у пчел мёд возьмет. Малину оборвет всю, в деревне овец или коров задерет и всё ему с рук сходит. Кто ж с ним тягаться то будет. И с дворником никто – у него свисток! Почти милиционЭр – сам кого хошь в кутузку сдаст.

Ты с ним, Миша, ухо востро держи, а то и метлой схлопотать можно!

Ну, да ладно, идем дальше. Докатился этот Колобок до Медведя. А тому всё равно, шо Колобок уже в пыли обвалялся, Заяц с Волком на него слюни пускали. Ему лишь бы схватить, что плохо лежит. Хватает он, значит, Колобка (Ибрагим так вчера Митьку схватил, когда он курить за «мусоркой» вздумал) и давай его пугать, шо съест. Вот рот разинул, воздуха набрал и давай в свисток свистеть! В какой свисток? В свой, дворнический, Миша, шо тут не понятного! У него же мусор весть погорит, если Митька спичку там бросит! Ах, ты про Медведя знать хочешь – там всё просто! Сбежал Митька от него… Какой Митька?  Из десятой квартиры, который! Не было такого в сказке, и я всё выдумываю! Миша, твоя наглость не понятно от кого перешла тебе по наследству. Господи, слышала б это моя покойная мама – она б тебе уши то надрала! А от Медведя Колобок убежал. Спел ему опять дурным голосом и смылся в подворотню докуривать.

Миша еще раз грустно глянул на деда, потом на голубя. Точно уже должен вонять. Попытался сделать пару шагов в сторону, так, будто ноги разминает. Присел, потихоньку подобрал, выброшенную часом ранее, палку. Прищурился. Хитро улыбнулся чему-то своему и собрался потихоньку, бочком, «профланировать» в сторону «мёртвой птицы». 

Фима же в это время потянулся за мухобойкой.

 В этот самый момент во двор вошла пышногрудая женщина лет тридцати с рыже-красными волосами, уложенными в «улей». Цокая сбитыми каблуками, она пересекла двор и скрылась в подъезде.