Все записи
22:16  /  27.05.19

459просмотров

Фимыны сказки Буратино Часть 2

+T -
Поделиться:

Пересмотрев все подарки, Фима почувствовал, что переполняющая его гордость требует публики и хвастовства. Поэтому довольно радостно воспринял просьбу дочери пойти во двор с Мишей, которому тоже требовалось внимание к его новым пистолетами и ковбойскому костюму.

Фиме надели «сомбреру», шоб не напекло, сунули в руку пару книг – «на всякий случай» и велели сменить тапки. Такой дискриминации он не ожидал, о чём заявил на всю лестничную площадку, но вовремя опомнился и стал подталкивать замешкавшегося Мишу к лестнице.

После вялых пререканий (Сара явно была не в форме), процессия из Миши в ковбойском костюме, Фимы в сомбреро и новых тапках с воткнутым в них кабелем на случай, если ноги замерзнут, и дочери с подушкой спустилась во двор.

Умостившись на кривеньком стуле, Фима демонстративно выставил вперед ноги в новых тапках.

Поза была не самая удобная, но шанс привлечь внимание был выше.

Заметив, что примененная тактика не приносит нужного эффекта, Фима громко поздоровался с дворником, который ответил ему приветствием через плечо. Каков нахал – даже не повернулся в его сторону! Фима вытянул еще дальше ноги, но и проходящая мимо Маня как-то вяло отреагировала на его «добрый день»: кивнула и ответила сухим «здрастедядяфима!».

- Да…, - Фима недовольно «крякнул». 

Такого неуважения к своему преклонному возрасту он от соседей не ожидал. Последняя надежда была на дедушку Сени, но и тут на многое рассчитывать не приходилось: старый, подслеповатый шлемазл на балконе

Пока Фима придумывал, как же ему привлечь внимание к своим тапкам, Миша уже активно хвастался пистолетиками перед Митькой и довольно «ловко» выменял один из них на рогатку, паука в банке и оглушенного ужа. 

Довольный своим гешефтом, «шо Буратино, обменявший азбуку на билет в театр», он прибежал к Фиме радостно тряся ужом перед дедом.

- Выкинь эту гАдость на помойку, Миша! Шо тебе жалко? Пистолеты, добытые твоей мамой в потом и кровью, надо жалеть! Какой кровью? Ейной, Миша, ейной! Или ты думашь, ее сердце вареньем обливается, когда она по командировкам ездит и тебя месяцами не видит?! 

День однозначно не клеился - как старая марка: ни обновку американскую никто не заметил, ни без нервов посидеть на солнышке не дали. 

Фима взял книжку с покосившегося стола – «Пиноккио». 

Хай будет уже эта «пинокия», - подумал он себе, - по картинкам про Буратино расскажу.