Все записи
23:12  /  1.06.19

487просмотров

Фимыны сказки Буратино Часть 4

+T -
Поделиться:

Этот Карабас-Барабас, если в гениологии покопаться, то вполне мог из литовских ветвей брацлавских быть, так по фамилии если брать. Он, Миша, один единственный из всех этих шлемазлов эффективный менеджер! Озлоблен чуток, но это объяснимо: оседлость, погромы пролетарские в семейном анамнезе. В целом, симпатичный персонаж. 

Дает буратине нашей денег под честное слово – тот насочинял чего-то про потайную дверцу в коморке папы Карло. Не знаю, Миша, получишь ли ты денег от соседей, если будешь им рассказывать, шо у нас в квартире за занавеской кладовочка небольшая есть, но от бабушки по попе так точно.

И главное, Мишенька, никому и никогда… мне можно, бабушке нет, не рассказывай и не показывай, шо у тебя легкие деньги есть. Почему? Потому шо отберут, Миша, и глазом не моргнут. Как Митька твой пистолетик. Шо? Ты его на ужа поменял и банку с пауком! Я тебя умоляю, не делай мне, Миша, смешно! Тут хохмы и близко нет, мальчик.  

Тут навстречу буратине выходят два хитрожопых мерзавца. Да, Миша, слово неприличное, но как иначе охарактеризовать тебе этих двух ашкенази, я не знаю. Лиса Алиса и Кот Базилио – такие себе представители незащищенных слоем населения, вечно делающие долги и в промежутках собирающие бутылки у нас во дворе у мусорника…

Тут Фима отвлекся, вытянул свою тонкую шею поверх Мишиной головы и стал критически рассматривать двух бомжей, копошащихся возле мусорных баков.

- Как они? – испуганно спросил Миша и кивнул в сторону бродяг.

- Как они, - кивнул головой Фима и осторожно повторил, - как они…

- Разве они из ашкенази? – Миша недоверчиво посмотрел на деда.

- Эти? Нет! А те, вероятнее всего, - протянул Фима и стал крутить головой в сомбреро в поисках дворника Ибрагима, которого, как назло, в этот самый момент нигде и не было.

Набрав больше воздуха в грудь, Фима покашлял так громко, как мог себе это позволить в данной ситуации. Но, похоже, его кашель услышал только Миша, а до баков он не долетел.

К счастью, в окне третьего этажа показалась голова Мани в бигуди (когда она их успела накрутить – только ж мимо шла?):

- А ну, плюгавый, и ты, рыжий, шо вы тут на нашенской помойке забыли? Расписание не выучили до сих пор - машина сегодня мусор утром забирала! Увезла уже протухшие котлеты, а бутылки мы сами сдали! Идите от сюдава, в другой двор – у нас тут чисто! 

И добавила, обращаясь уже к Фиме:

- Ишь какие санитары леса выискались, да, дядя Фима! Сидит уважаемый человек из трудовой интеллигенции перед ними, книжку дитю на свежем воздухе читает по буквам заграничным, - Фима удивленно вздернул брови, не понимая, как та разглядела «заграничные буквы», а Маня продолжала орать из окна, - им же хоть бы хны. Кышь, сказала, а то полицию позову.

Бомжи, подхватив одинокий мусорный пакет, который недавно был выброшен Ноной Марковной из 23 квартиры, потащили его из двора, позванивая сумкой с бутылками. 

Манина голова в бигуди исчезла в квартире, а, гордый от полученного звания «уважаемого человека», продолжил: 

- Ничего им, Миша, не перепадет из того пакета. Так, по мелочам и то не факт. И у буратины они мелочь выудили, на том с ним и расстались, оставив его болтаться на дереве вверх ногами.