Все записи
17:45  /  18.06.19

386просмотров

Фимыны сказки Буратино Часть 5

+T -
Поделиться:

Миша заерзал на коленях у деда. Он вдруг вспомнил, что на столе лежит уж и надо проверить, не уполз ли пришёл ли он в себя и не уполз. Потому, как если уполз, не вернуть ему свой пистолетик.

Хотя, кажется, пистолетик и так не вернуть, а вот уж мог бы с ним и остаться.

Фимыны ноги затекли, и он был рад, что внук решил слезть с него на время. Вытягивая поочередно левую и правую ногу вперед, как бы разминая их, Фима довольно рассматривал свои тапки. Провод болтался, вилка разъема утопала в пыли.

В это время на балконе появилась Сара, как всегда, с замызганным полотенцем на руке, «шо тот официант из ресторана»:

- Фима, - закричала она, - тебя, шо-таки током шибануло? Я же говорила выдерни шнур из тапок! Не? Ноги разминаешь! 

После этих слов на балконе появилась дочь:

- Мишенька, ты не замерз? Ты не голоден? Ты шо с дедушкой в больницу играешь? Сказку читаете? А банка для анализов зачем? Там паук и ты хочешь в банку ужа положить, шоб не уполз? 

А дальше Фиме:

- Папа, а Вы куда-таки смотрите и ногами дрыгайте, будто из-под Вас велотренажер уехал? Ноги засидели – понятно! А шо ребенок гадость всякую в банки сует Вас не обходит? Шо значит, он только начал, и Вы не успели?

Переглянувшись, обе женщины стали орать:

- Миша, брось того ужа уже скорее в банку и иди срочно домой мыть руки! Шо значит, еще не нагулялся и у тебя еще дело есть?

После этих слов обе скрылись в квартире. Спустя пару минут из подъезда вышла Сара с чистым пушистым полотенцем в одной руке и мылом в другой.

За ней следовала дочь с тазом теплой воды.

Таз поставили на покосившийся стол.

Пока Сара мыла Мише, шею, руки, ноги и уши, Мишина мама, схватив двумя пальцами банку с ужом и пауком и, зачем-то зажав нос, понесла ее к мусорнику.

Сара, закончив мыть Мишу, помыла - «на всякий случай» - руки и шею Фиме, вытерла ему влажным полотенцем под носом. 

Удовлетворенные результатом, женщины скрылись в подъезде.

Миша грустно посмотрел в сторону мусорных баков, а Фима, вытирая под носом обтрёпанным рукавом сказал:

- Так оно и с буратиной было. Висел он на дереве, никого не трогал, а тут его Артемон обнаружил и своей хозяйке наябедничал, шо хто-то висит не по правилам.

И потом, здрасте вас среди ночи, приходит Мальвина – расфуфыренная шикса, блондинка, хоть и с голубыми волосами и давай мыть всех подряд и жизни учить: «жако, голодно? Чем занят? Почему ноги дергаются?» А они, Миша, конечно, дергаются – попробуй повиси на дереве вниз головой, там и не только ноги задергаются.

Буратина наша, Миша, терпеть к себе такого отношения не стал, да и как жить с куклой, которая тебя не понимает. Напроказничал и сбежал. 

Обзавелся новым знакомством. 

Неплохой человек ему попался, трудяга – поставщик пиявок для аптек. Дуримар. А уже через него, косвенно, конечно, задружил с черепахой Тортилой. Но, думаю, шо это черепах был, Миша, уж больно он мне нашего старенького раву Авраама Тортиле напоминает. Были у него связи с одним американским фондом «Голден кей» или как-то так он назывался. Помог Авраам тогда твоему папе открыть религиозно-просветительский центр – лекции и занятия проводить, а потом и в газете колонку свою вести. 

Да, так вот эта черепаха, Миша, рассказала про золотой ключик, который от потайной двери в коморке папы Карло, буратина наша его папе своему и отнес.

Открыли они дверь, а там театр. 

Стали они жить припеваючи, занимаясь нужным и хорошим делом – просветительским, надеюсь.

А пуделю Артемону стерилизацию сделали и отправили в аэропорт, вынюхивать и облаивать понаехавших по фальшивым документам, помогать полиции разных сомнительных личностей выявлять.

Фима закрыл книжку, хотел было положить ее на стол, но сомбреро, которое до этого его не беспокоило, вдруг стало съезжать на лоб и потом стремительно, под тяжестью перекосившихся полей, соскользило к носу и закрыло  полностью лицо.

Миша, уловив момент, пока дед борется с шляпой, рванул к мусорному баку. 

Банка с пришедшим, наконец в себя, ужом, но уже без паука, стояла у одного из мусорников!

В это же время во дворе показалась тётя Фима, тащащая за ухо Митьку. Подведя его к Мише, она только и сказала: «ну!» - и Митька протянул пластмассовый пистолетик. «Извините» - кинула она в сторону Фимы «борющегося» с сомбреро, и так же за ухо, вывела Митьку из двора.

Миша был счастлив: пистолет, банка, уж.

Жалко только было, что куда-то пропал паук…