Все записи
16:38  /  16.08.19

1805просмотров

Три года без каникул, сумасшедшая конкуренция и работа волонтером - всё о поступлении в британские медицинские школы. Личный опыт

+T -
Поделиться:

«Мам, ты не волнуйся. Я, конечно, понимаю, что вы готовили меня к другому, но я долго думал и решил поступать на медицину в Великобританию», - огорошил меня мой старший сын через год после переезда в Италию. 

«Ну как же так, – думала я, - ведь еще в Москве Зинаида Петровна, его учитель химии и биологии, буквально после первых уроков весомо мне заявила, что мальчику не стоит рассматривать направления, где могут понадобится глубокие знания по ее предметам. Для него было бы лучше сосредоточиться на гуманитарных дисциплинах». И тут как снег на голову!  

Рассчитывая, что это подростковое и временно, мы с мужем тут же кинулись его отговаривать в духе «сынок, опомнись, там сумасшедшая конкуренция,  квоты для международных студентов и тем более у тебя еще нет европейского паспорта». Но разве это доводы для пылкого юношеского максимализма? В итоге нам пришлось капитулировать и сын начал готовиться к поступлению. 

Оказывается, для того, чтобы поступить в британскую медицинскую школу мало быть просто хранителем знаний по биологии и без запинок рассказывать о всех стадиях пищеварения человека. Желательно иметь и другие увлечения. Причем совсем не обязательно, что они будут связаны с будущей профессией. И тут самое время вспомнить, как много лет назад вы изящно вальсировали на утреннике в детском саду в костюме зайчика, ловя на себе восторженные взгляды воспитателей. Или свой первый вокальный номер, когда со сцены школьного актового зала лился ваш бесконечный «Экстаз» «Ленинграда».  Вот теперь наступил подходящий момент для того, чтобы тряхнуть стариной, увлечься давно забытыми хобби посерьезнее и в дальнейшем рассказать о них в резюме для университета.

 У нас, к сожалению, с танцами и вокалом дело не пошло, поэтому мы оттачивали мастерство в шахматах и игре на гитаре, участвовали в олимпиадах, международных студенческих конференциях, спортивных соревнованиях, благотворительных праздниках и поездках. Чем бы дитя не тешилось, как говорится…  А если серьезно, то тяжелы будни будущих медиков. 

Представьте: завтра - итоговый тест по биологии, послезавтра - по математике, а еще надо закончить доклад о мировых миграционных потоках, о которых на выходных придется рассказывать на студенческой конференции в Голландии. И так три года.

О беззаботном летнем отдыхе сыну пришлось забыть на несколько лет. Теперь вместо аквапарков, байков и пляжей его ждали двухнедельные курсы по медицине и стажировка в госпитале в качестве санитара. Эти новые летние развлечения ему приходилось искать собственными силами,  включая все свои коммуникативные навыки. Исключением был последний год обучения, когда наша школа бесплатно предоставила ученикам места для практики в одном миланском госпитале. 

Чем богаче и разнообразнее будет опыт абитуриента, тем лучше. Но от одного вида летнего досуга нашему сыну все-таки пришлось отказаться. Речь шла о тридцатидневный экспедиции в Замбию, где он должен был учить местных детишек английскому языку. По его восторженным рассказам, как это делали одноклассники в прошлом году, мы поняли, что он уже мысленно рисует себе идеалистические картинки миссионерской жизни и представляет как держит на коленках симпатичных замбийских карапузов, терпеливо разучивая с ними английский алфавит. Признаюсь честно, тут мы просто легли костями. Это было единственный эпизод, когда нам пришлось сказать категоричное «нет», из-за опасения рецидива его детских болезней, которые могли бы произойти в тех климатических зонах. 

Однако грустил он недолго - через два с половиной месяца закончил курсы по подготовке волонтеров итальянского Красного Креста и по выходным в супермаркетах участвовал в акциях в поддержку малоимущим семьям. А параллельно с этим проводил свою предвыборную кампанию по выборам президента школы, которые в итоге выиграл и зубрил материал для дополнительных теоретических медицинских тестов, также необходимых для поступления. 

Что касается проходного балла на медицину в британские вузы, то он приблизительно везде одинаковый и для окончивших школу по программе International Baccalaureate начинается с тридцати шести. Речь в данном случае идет практически о круглых отличниках. Те школьники, которые рассчитывают получить на экзаменах не ниже этого значения, до середины октября последнего года обучения в школе должны подать документы в колледжи. Да, вы правильно поняли - впереди еще учебный год, выпускные экзамены, а будущий медик уже должен податься в университеты. 

К этому же времени хорошо бы подготовить и personal statement, в котором необходимо на красивом английском рассказать о себе и о причинах, которые повлияли на выбор профессии. И сделать это так, чтобы профессор, читающий резюме подумал бы: «Да, этот как раз тот парень, который нам нужен!»  

Начитавшись английских газет, в которых маститые профессора Imperial College и St.Andrews University давали рекомендации будущим абитуриентам, стало понятно, что банальные варианты наподобие «я всю жизнь мечтал о работе врача» или «помню своего деда – военного хирурга и хочу продолжить династию» не несут в себе никакой силы убеждения. 

Для приемной комиссии это не новость, там большинство таких «с детства мечтающих». Так что в поисках неординарности и яркости изложения сыну пришлось основательно поломать голову. Попробуйте в семнадцать лет похвалить себя на четыре тысячи знаков.  Не так то это и просто. Вот и у него ушло на это около двух месяцев.

Но все же сам о себе плохо не напишешь. Совсем другое дело когда о тебе пишут учителя. Их рекомендательные письма, содержание которых студенту узнать не суждено, тоже обязательная часть пакета документов для университетов. Так что приклеенная когда-то к парте жвачка или тайком выкуренная в школьном туалете сигаретка могут выйти боком, даже если об этом, как кажется, уже все забыли. 

К тому же преподаватели не только дают характеристики, но и выставляют предварительные баллы, на основании которых школьники подают документы. Это такой субъективный учительский прогноз, который нужно оправдать на экзаменах. Просто подходишь к каждому преподавателю и спрашиваешь: «Мистер, как вы думаете, на какой балл по вашему мнению, я сдам ваш предмет  через полгода?» И он: «Нууууу, думаю…..», - и дальше возможны самые разные варианты, в дальнейшем, конечно же, подкреплённые официальной бумагой.

Наш вариант получился совсем неплох: сорок три балла из сорока пяти. Кембридж с Оксфордом, я думаю, по нам тоскуют. Эх, зря сын не включил их в свой выбор. Обживался бы сейчас в студенческих комнатенках XIII века, обедал под портретами великих, книги бы изучал, которые читал еще Ньютон.  Ну чем, скажите, плохо? Но жизнь распорядилась по-другому.

В итоге, загрузив готовые документы на общенациональный британский портал в четыре университета на медицину и в пятый, для подстраховки, на биохимию, он стал готовится к  следующему ответственному этапу - собеседованию. Существуют даже специальные курсы, где учат отвечать на каверзные вопросы интервьюеров. Ведь любое неосторожно сказанное слово, может стоить студенту условного места. 

 А на электронной страничке тех, кого миновала счастливая участь быть приглашенным на личную беседу в медицинскую школу, появится незамысловатая надпись: «Ваша подача не имела успеха». Именно такое объявление прислали и нашему сыну, несмотря на отличные результаты и полученный опыт. Но он не стал посыпать голову пеплом, а взвесив все «за» и «против» принял предложение от факультета биохимии. 

Так что не сбылись предсказания Зинаиды Петровны и через четыре года, закончив один из лучших университетов Великобритании, наш сын станет химиком. Но мне почему-то кажется, что это не конец его длинной дороги в медицину.