Все записи
12:36  /  21.01.20

1488просмотров

Сдать IB экзамены и остаться в живых

+T -
Поделиться:

«Всё. Я сделал это! Меня до шестого июля не кантовать», - заявил сын, ввалившись домой после последнего IB экзамена. - Ну наконец-то закончился этот «увлекательный ад» с бессонными ночами под названием International Baccalaureate», - радостно продолжал он, запихивая в себя на ходу бутерброд с сыром. - Как же я рад, что впереди спокойная университетская жизнь». «Разве?» - удивилась я. «Да, мам, говорят, с IB ничто не может сравниться», - подытожил Ванька, удаляясь в свою комнату с тарелкой горячих панин. Знаете , так оно и оказалось. 

Хотя пару лет назад я думала: «Ну что такое — шесть предметов на два года? Мы вон в России по пятнадцать в одиннадцатом классе осваивали и ничего». Но в итоге оказалось, что по столь небольшому количеству дисциплин нужно будет сдать больше 20 экзаменов, к которым допускают только тех, кто отработал определенное количество часов на социально-спортивно-креативных мероприятиях.

«Увлекательный ад», если говорить формулировками моего сына, то есть обучение по программе IB, начинается с выбора предметов из списка, предоставленного школой. К этому моменту желательно определиться с будущей профессией или хотя бы с направлением и четко представлять какие дисциплины будет запрашивать университет для поступления.

Всего студенту нужно выбрать шесть предметов, три из которых он будет изучать  на углубленном и три - на стандартном уровне. В них обязательно входят два языка по выбору и математика, разбитая по уровням сложности. Помимо этого всем IB-ишникам читают курс по теории познания, изучение которой они завершают экзаменационным сочинением. А так же по одному из выбранных предметов пишут огромную исследовательскую работу на четыре тысячи слов. 

Об остальных предметах, которые никак не касаются будущей профессии, можно с легким сердцем забыть, оставив физику тем, кому она нужнее. Нас, как поступающих на медицинский факультет, интересовала химия с биологией, которые сын взял на углублённом уровне. 

В начале учебного года он получил на руки индивидуальное расписание и с восторгом констатировал, что теперь у него будет свободный график. «Слушай, мам, вот это кайф. Три раза в неделю я могу уходить из школы сразу после ланча. Смотри, в эти дни у меня всего по три урока. Подпиши бумагу, что не возражаешь, если я буду появляться дома раньше обычного», - попросил Ваня, подсовывая мне школьный бланк с ручкой. Заявление я, конечно, подписала, сын приступил к IB и, действительно, стал больше времени проводить дома, но при этом совершенно выпав из семейной и социально-культурной жизни на целых два года. Времени ему стало катастрофически не хватать, несмотря на освободившиеся часы. Кино, дискотеки, бары, девочки-мальчики – всё ушло на второй план до лучших, так сказать, времён.

Нет, никто в школе от него не требовал бесконечной зубрежки определений, не мучил ежедневными подготовками к тестам и контрольным. Напротив, многие формулы и правила вообще не нужно было запоминать (главное их нужно было понимать и применять), а на математике можно было пользоваться калькулятором. Так для чего же дали столько свободы? Как оказалось для самого сложного – для мыслительного процесса. Самая главная изюминка, по мнению сына, заключалась в том, что параллельно с изучением теории на уроках, он в перманентном режиме должен был собирать, анализировать, вычленять, обобщать и выражать в письменном, а порой и в устном виде информацию для написания развернутого эссе по каждому предмету, которое являлось обязательной частью экзаменов. 

Нужно было написать шесть работ, темы для которых необходимо было придумать самостоятельно и по возможности такие, которые еще не рассматривались студентами за все годы существования IB. По научным дисциплинам, как например у Вани, необходимо было провести эксперимент, предварительно обосновав  чем он может быть полезен обществу, а затем проанализировать полученные результаты, доказать их закономерность и описать как их можно было бы еще улучшить. Всё это требовалось уложить в строгие дедлайны, нарушить которые значило бы провалить эту часть экзаменов. В общем, весь первый год и летние каникулы перед выпускным классом сын пытался придумать хоть что-то, о чем еще не говорил научный мир, чтобы строго к марту второго года обучения успеть закончить всю письменную часть. 

Придумав темы, в начале учебного года Иван приступил к экспериментам. Дело двигалось туго. Если по химии образование углекислого газа под влиянием глюкозы не заставило себя долго ждать, и мы могли наблюдать за этим в режиме реального времени, то вот по биологии нут, слегка присыпанный медью, ну никак не хотел прорастать. В минуты отчаяния меня даже посещали мысли самой прорастить его где-нибудь тайком на балконе, чтобы потом его подменить. Но сын, видимо почувствовав возможную интервенцию, быстренько унес все свои склянки в школьную лабораторию. К январю, слава богу, дело сдвинулось с мертвой точки и к сроку работа была загружена на специальный портал. 

Завершив письменную часть по всем предметам, сын выдохнул и подумал, что можно немного расслабиться. Но не тут то было. О ужас! Комитет IB, выборочно проверив несколько работ, решил, что наш преподаватель по химии не следовал критериям и завысил баллы. Автоматически оценки снизили всему потоку, в том числе и Ваньке. Мы, конечно, погоревали, но что делать, такие правила. 

К счастью эти работы составляют приблизительно двадцать процентов от общей оценки по каждому предмету. Так что оставалась надежда компенсировать потерянные баллы за счет оставшихся восьмидесяти непосредственно на выпускных экзаменах. Их в нашем майском экзаменационном регламенте насчитывалось восемнадцать, включая устную часть по языкам, в режиме по два-три в день, то есть три-четыре по каждой дисциплине в зависимости от уровня изучения предмета. 

Безусловно к этим испытаниям студенты готовятся все два года, в течение которых несколько раз сдают предварительные экзамены. Полученные за них баллы, которые невозможно исправить ни при каких условиях,  являются полугодовыми оценками школьников. Поэтому, желательно, чтобы они тоже были на хорошем уровне на случай, если вдруг университет запросит их у школы. 

И красивым завершением IB процесса является  красиво написанный personal statement (резюме) на красивом английском, в котором изо всех сил, но очень интеллигентно, нужно себя расхвалить, рассказав о своих навыках, умениях и достижениях, причем не только в учебе. В общем, в ненавязчивой форме попытаться убедить воображаемую приемную комиссию в том, что ты настоящий клад для их университета. Поверьте, это задача не из простых и по своей сложности сопоставима с написанием тех же эссе по предметам.  

В итоге в мае прошлого года «сделав это» для нашего сына закончился «увлекательный ад» под названием International Baccalaureate. До шестого июля, даты, когда выходят результаты экзаменов, мы с мужем, как и обещали, Ивана не кантовали, дав ему забыться, отоспаться и нагуляться с друзьями. Ну а после дня икс началась уже совсем другая история.