Все записи
20:53  /  27.01.20

2571просмотр

Стальные нервы, здоровые суставы и постоянный апгрейд – здорово, когда у тебя трое детей!

+T -
Поделиться:

Почти полночь. Периодически проваливаясь в сон, я читаю младшему Оле-Лукойе, держа одной рукой томик Андерсена. Другой в это же время отвечаю на смс дочери, строчащей мне из соседней комнаты, а в промежутках между главами сказки шепотом записываю аудиосообщения для старшего сына с подробной инструкцией по приготовлению рагу из свинины с картошкой. Когда все угомонятся, я, наконец-то, приму горизонтальное положение, накроюсь одеялом, сложу на груди руки и перед тем как уснуть успею подумать: «Здорово, что у меня трое детей. Если бы не они, то может быть к своим сорока годам я бы уже превратилась в унылую тетку с юридическим образованием, плохо работающими суставами, расшатанными нервами и кучей бредовых мыслей о личностном росте, которые периодически скидывала бы на разных тренингах под названием «Как сохранить молодость?» или «Научись говорить «нет». 

 

Но, к счастью, вместо этого я каждый день на протяжении полугода, забыв на пару часов обо всех делах, слушаю увлекательные рассказы старшего сына о биомолекулах. А ворвавшегося же в неподходящий момент своим телефонным звонком бухгалтера, тихим голосом прошу позвонить попозже, чтобы не дай бог Ванька не подумал, что я что-то упустила из его монолога. Скоро будут экзамены и затем начнется генетика. Даже страшно подумать, что меня ждет! Ведь я только-только разобралась с этими чёртовыми молекулами! 

 

А перспектива! Вы понимаете о чем я, правда? Так вот, к сорока годам я не только научилась её чувствовать, но в редких случаях могу даже передать на бумагу, а еще поняла как правильно накладывать тени и создавать объем. Параллельно с этим я открыла для себя мир простых карандашей, которыми раньше писала лишь списки покупок. Теперь, небрежно бросив  дочери «Дай мне, пожалуйста, вооон тот В6, тут нужно немножечко поправить штриховку», я чувствую на себе ее уважительный взгляд. Приятно же! 

 

А как я люблю наши с ней «субботники». Это когда, быстренько субботним утром состряпав борщ-индейку-сырники, весь оставшийся день мы посвящаем искусству. У дочки даже есть специальный блокнотик сиреневого цвета, в котором она отмечает выставки, на которых нам удалось побывать. Нас уже узнают практически все миланские музейные смотрители, а школьный учитель по искусству,  встречая меня в коридоре, каждый раз спрашивает буду ли я записываться вместе с Евдокией на очередной мастер-класс по живописи. 

 

Да я бы, честно говоря, с удовольствием. Но курсы проходят вечерами, а в это время у меня начинается фитнесс. Вы подумали про тренажерный зал? Ну что вы!  Нет, конечно. Это наша с младшим сыном домашняя гимнастика, под названием «партизаны», для которой никакого специального оборудования не требуется: обеденный стол и стулья, между ножками которых мы с ним ползаем по-пластунски после ужина, играя в шпионов. Честно скажу, упражнение не из легких. Радует лишь тот факт, что возможный коксартроз отложен еще, как минимум, лет на десять. 

 

Здорово, что у меня трое детей, которым удается поддерживаться мой тонус на высоком уровне. Знаете, порой не знаешь чем может закончиться обычный ужин. То один сосиской подавится. Да так, что в приемном покое доктор, сурово глядя на тебя исподлобья скажет: «Мамаша, вы вообще учили ребенка жевать. Он у вас как удав – пищу целиком заглатывает. Сосиска пищевод перекрыла. До утра полежит, если не пройдет - будем резать». «Доктор, а без этого можно обойтись», - спрашиваешь ты боязливо. «Будем думать. Может и обойдется», - отвечает тот уже с улыбкой, и ты с облегчением выдыхаешь.  

 

То другой запихнет в нос сухофрукты, которые по идее должен был съесть на десерт. И тоже госпиталь, хирургический стол, ножницы, зажим, и вот уже на салфеточке тот самый фруктовый салат. 

 

А как бодрит пубертат. Вы даже себе не представляете! Я искренне сочувствую родителям, чьи дети в этом возрасте позднее обычного возвращаются домой. Мне самой пока не удалось этого испытать. И как это - стоять каждый вечер у окна, вглядываясь в темноту, в ожидании своего ребенка, я не знаю. Зато знаю что чувствуешь, когда получаешь в ночной час сообщение от дочери, адресованное явно не тебе, примерно такого содержания: «Бегу. Буду через 3 минуты. Где всегда». В эти минуты ты ощущаешь, как одна за другой клетки твоей нервной системы начинают стремительно гибнуть. Позже твоя единственная дочь, вернувшаяся под утро, искреннее  признается, что не хотела таких потерь. Именно поэтому в течение нескольких недель она и уходила из дома в ночь городских улиц на цыпочках, чтобы, не дай бог, не нарушить глубокий родительский сон. Утрату нервных клеток ты сразу же попытаешься компенсировать, выпив за полчаса с мужем бутылку конька, вспоминая в эти тридцать минут свою не менее, а может быть и более бурную юность.

 

Ну а вообще это всё – просто жизнь с тремя детьми, рядом с которыми моя нервная система стала железной, суставы остаются подвижными, а бредовым мыслям  некогда лезть в мою голову.