Все записи
13:44  /  20.04.20

10309просмотров

История о том, как мы вызывали скорую помощь в карантинной Италии (спойлер: лучше бы мы этого не делали)

+T -
Поделиться:

       

        Карантинный вечер. Дома почти тихо. Лишь слышен шум закипающего чайника, да работающий телевизор, негромко рассказывающий об очередных приключениях Ми-ми-мишек. Через двадцать минут я пойду купать ребенка. А пока прямо в чашке завариваю зеленый Эрл Грэй, достаю начатую неделю назад плитку горького шоколада и с книгой устраиваюсь на барном стуле за кухонным островом в предвкушении безмятежного чтения.

         Делаю первый глоток чая и вдруг замечаю, как мультипликационный Кеша замирает на экране в причудливой позе. «Ну нет, только не это. Ну же, работай же», - мысленно обращаюсь к интернет-модему, от которого теперь зависит допью я чай или нет. Но Кеша не оживал.

 - Мама, интернет завис, - прокричал из гостиной сын.

- Сейчас иду, - отвечаю ему, понимая, что чаепитие придется сворачивать.

- Пойду к папе в кабинет. Он починит, - тараторит сын и начинает торопливо подниматься по каменной лестнице.

         Дожевывая на ходу кусок шоколада, я бросилась за ним на второй этаж, но догнать так и не успела. Наверху Ефим споткнулся о последнюю ступеньку, упал и громко заплакал. Сквозь пронзительный плач, временами переходящий в визг, еле-еле прорывался баритон мужа, который требовал срочно найти перекись. Я мчусь на кухню и достаю огромный сундук с лекарствами.

- Так, вата, перекись, мирамистин. Сейчас все обработаем и спать-спать-спать. Боже, ну что же это такое? - бубню себе под нос, смачивая ватный диск прозрачной жидкостью, не представляя пока размер бедствия.

- Соня, - слышу мужа, который спустился в большую комнату с ребенком на руках, - давай, начинаем. Я его держу, а ты протирай.

Смотрю на разбитый подбородок сына и чувствую слабость в коленях.

- А ты сам-то видел - что там? – спрашиваю, перекрикивая рыдания.

- Нет. Обрабатывай, что стоишь?! – отрезал он.

- Я не могу. У него подбородок, как спелый арбуз лопнул. Надо зашивать!

- Не надо. Перекись прикладывай скорее!

- Что значит «не надо»? Ты врач? Нет. Помню - ты Бауманку, вроде, заканчивал.

- У меня, что, по-твоему, детства не было? Я вообще-то профессиональный спортсмен. Сама знаешь какие травмы были.

- Причем здесь твой перелом ноги в восемнадцать лет и разбитый подбородок трехлетнего сына?

- Ооо, всё! Хватит, пожалуйста. Да приложишь ты вату, наконец-то!

        Дрожащими руками прижимаю к ране ватный диск. Через пять секунд он становится полностью кровавым. Беру другой, смачиваю, опять прикладываю. Затем следующий, следующий и следующий. На дне пузырька остается совсем немного перекиси.

- Скорую надо вызывать, - бормочу я, чувствуя подкатывающую тошноту и холод по голове.

- Не надо скорую! Какая сейчас скорая в Италии? Она ничем не поможет. Только заразу принесут, – возражает муж.

- Там рана миллиметра четыре глубиной. Кровь хлещет.

- Я сам все сделаю. Успокойся!

- А ну да, сам. Помню, когда Ваня сломал палец в шестом классе, ты применил метод постукивания и убедил нас, что всё в порядке. Ребенок потом два дня посиневшей рукой контрольные писал, пока завуч мне не сказала: «Вы мальчику гипс-то собираетесь накладывать?»

- О господи, вспомнила! Хватит! Делай как хочешь.

- Звоню в скорую?

- Звони!

***

- Да, да, всё правильно. Адрес мой. Ребенку три года. Споткнулся на лестнице, упал, разбил подбородок, глубокая рана, много крови, остановить не можем, - произнесла я в трубку на одном дыхании.

- Ждите, – ответили на том конце провода и отключились.

- Ну как?

- Приедут сказали, - устало произнесла я.

- Пойду перекурю пока, – бросил муж и вышел на веранду.

***

       В вечерней тишине пустынных улиц послышалась сирена скорой помощи. «Надо же, как быстро», - почему-то я была уверена, что это к нам. И, действительно, через некоторое время раздался звонок и муж, затушив недокуренную сигарету, пошел к воротам встречать бригаду санитаров. 

- Добрый вечер, – почти хором, войдя в дом, произнесли два медбрата и медсестра и прямиком направились в гостиную в уличной обуви. Потоптавшись на ковре, они расселись по диванам. С застывшим в глазах ужасом я смотрела на их ботинки и представляла как молекулы коронавируса врассыпную разбегаются по дому. Затем перевела взгляд на супруга, который поглядывал на меня с легкой ехидцей типа: «А чего ты ожидала? Я ведь предупреждал». «И вправду, на что я рассчитывала? Ведь не первый год в Италии живу».

           Муж завязал на лице медицинскую маску, которую нам выдали приехавшие «медики», взял на руки сына и сел с ним на диван. Старший из санитаров приступил к осмотру. 

- Вижу, вижу. Да уж, ситуация так себе. По-хорошему, надо шить, - начал он. – Но вы же понимаете - в эти дни в госпиталь лучше не соваться. 

- Мы-то понимаем. И? — с нетерпением спросила я.

- Сейчас обработаем, - ответил мужчина и принялся что-то искать в медицинском чемоданчике.

         Достав оттуда самый обыкновенный пластырь, он пытался приклеить на него самую обыкновенную марлю, смоченную самым обыкновенным дезинфектором. Ничего не получалось - кусок ткани никак не хотел прилипать. Испуганными глазами ребенок наблюдал за этим действом, видимо, не в силах поверить, что эта липкая и объемная конструкция через пару минут окажется на его подбородке. 

- Может помочь? – аккуратно поинтересовалась я.

- Не торопитесь, синьора, - нервно отрезал он и через пару минут добавил. - Так, ладно, возьмите бинт, держите на ране, а я сверху наложу пластырь. 

           Дело двигалось медленно: ребенок кричал, вырывался и крутил головой из стороны в сторону. Медику явно не хватало не только сноровки, но и решительности. Уж очень неловкими были его движения. Складывалось впечатление, что он впервые приехал на детский вызов. Поэтому, когда окончательно потерявший терпение муж, забрал у него отрезанный кусок пластыря и, прицелившись, одним движением заклеил рану, было заметно, что доктор выдохнул с облегчением. Теперь всё внимание было приковано к супругу – его ловкостью восхищались по-итальянски долго и громко. Закончив принимать комплименты, он обратился ко мне: «Спроси - есть ли у них с собой стягивающий лейкопластырь или медицинский клей?

- Нет, - последовал короткий ответ на итальянском.

- Другого и не ожидал. Невероятно – приезжать на вызов с флаконом перекиси и тряпками, - негодовал муж.

           Итальянец же, не поняв ничего из сказанного, продолжал: «Но это правильная идея. Обязательно купите это завтра в аптеке».

- Как это завтра? А сейчас нам что делать? Ложиться спать с дыркой на лице? – возмутилась я.

- Ну если не поедете в больницу, то, в принципе, да. Осталось только оформить бумаги. Заполнив бланк и поставив подписи, они направились к выходу. 

- Не устаю «восхищаться» итальянской медициной! – произнес муж, закрывая за ними дверь. - Ну что, довольна? 

- Нет, – чувствуя, что совершила глупость, ответила я. – Как ты и говорил – ты бы справился сам. Прости. 

- Ладно, проехали. Ищи адрес ночной аптеки, распечатывай и заполняй пропуск на выход из дома и подготовь для меня маску с перчатками.

         Специальные пластыри, которые привез муж к полуночи, оказались бесполезны - крови было так много, что они не клеились.  Кое-как остановив её остатками перекиси, мы уложили Ефима спать. И дома опять стало почти тихо. Переведя дух, мы достали начатую бутылку коньяка, отрезали по дольке лимона и устроились за кухонным островом, чтобы попробовать насладиться редким затишьем.

Мой фейсбук:

https://www.facebook.com/sofia.berezovskaya.3