Все записи
22:56  /  15.01.21

907просмотров

Искупались в Лигурийском море, покатались на лыжах в Доломитах, а теперь можно и на грязи под Венецию

+T -
Поделиться:

Мое знакомство с Италией началось с крошечного курортного городка Абано-Терме, расположенного в шестидесяти километрах от Венеции. Тогда, пятнадцать лет назад, это местечко с целебными термальными источниками считалось итальянской глубинкой, еще не распробованной русским человеком. 

После той первой поездки я стала возвращаться в Италию «за водой и грязью» каждый год. Благодаря чему избежала операции на позвоночнике, а сын гормональной терапии при астме.

По количеству термальных источников этой стране нет равных. На Апеннинах их насчитывается около четырехсот. Получается, что в среднем на каждую тысячу километров территории страны приходится одна купальня. Так что, путешествуя по Италии на машине и купаясь каждый день в новом термальном озере или бассейне, есть шанс к концу тура вылечиться от всего на свете и «родиться заново».

Традицию ходить в термы итальянцы переняли у древних римлян, которые первыми начали строить бани вокруг теплых родников и использовать их не только для того, чтобы помыться, но и, чтобы приятно провести время в кругу друзей. Плата за вход была символическая, поэтому позволить себе принять ванну мог любой житель Древнего Рима. 

Само слово «терме» переводится с греческого как «тепло» и обозначает подземные воды с температурой выше двадцати градусов по Цельсию. Об их оздоровительном эффекте говорили ещё римские медики Цельсий и Плиний. Они даже пытались объяснить каким образом тот или иной химический состав воды влияет на различные болезни. Но, к сожалению, им этого осуществить не удалось. Научный рывок в этом был сделан лишь в средние века. С этого момента, после нескольких веков «застоя», термы вновь стали оживать и превращаться в центры светской жизни и отдыха.  

После Второй Мировой Войны гидро- и грязе- терапия были включены в национальную санитарную систему Италии, как дополнительный вид лечения. 

На термальных курортах, расположенных в самых симпатичных уголках страны, принимают ванны, оборачиваются грязью, делают ингаляции и массажи - в общем, всё то, что относится к бальнеотерапии.

Путешествие в Абано-Терме было для меня ознакомительным. Мне хотелось разузнать - как живет европейский санаторий на склонах Эуганских холмов?

Конец февраля – самое спокойное туристическое время Италии. Сезон местных пенсионеров.

Абано-Терме оказался небольшим поселением, утопающим в клубах белого пара, поднимающегося из многочисленных термальных ванн гостиничных комплексов. Эти целебные облака, состоящие из всего полезного, что есть в таблице Менделеева, виднелись уже за пару километров при подъезде к городу и придавали воздуху курорта сладковато-терпкий аромат. Вдыхая его, ты сразу понимал, что приехал лечиться. 

Мой отель, кремового цвета в стиле позднего классицизма с фонтаном из белого мрамора перед главным входом, располагался в центре городка. К ресепшну вела ярко-бордовая ковровая дорожка с цветочным орнаментом, а на мраморной столешнице стойки администратора красовались вазоны из прозрачного стекла с пышными белыми гортензиями.   

В приоткрытую дверь, находящуюся в глубине помпезного холла, можно было разглядеть столы, покрытые белыми скатертями и стулья с огромными бантами на спинках. Глядя на это вычурное убранство мне почему-то вспомнились 90-ые годы, а вместе с ними и московский ресторан «Прага» ещё до его реставрации. 

Потолок моего гостиничного номера с просторной террасой в сад украшали лепные гипсовые завитушки и массивная люстра венецианского стекла.

Курортная жизнь закрутилась в одночасье. 

Утро начиналось с завтрака в «Праге», которая оживала довольно рано, как, впрочем, и вся жизнь в гостинице. К шести утра в неё начинали стекаться постояльцы, одетые в одинаковые белые махровые халаты и тряпичные тапочки. Тоже белые. На светлом фоне выделялись лишь лица «пациентов» - пунцовые, разморенные, довольные, как результат первых утренних лечебных процедур. 

Вместе с ними и я, тоже вся в белом, ждала пока официант на серебряном подносе принесет мне в белой фарфоровой чашке капучино с белой пенкой, в который я бросала кусочек белого сахара. А затем, едва размешав его, я аккуратно стучала ложечкой по белой скорлупе вареного яичка. 

Белый цвет ослеплял. От него кружилась голова. Временами даже было ощущение, что я «пролетаю» над «Гнездом кукушки» и потихонечку схожу с ума от лечебных грязей. И я совсем не удивилась бы, если бы такое случилось.

Чего только стоил её аромат. Каждый день на тридцать минут меня принимала в свои объятия теплая серая жижа с землистым запахом. Кстати, глину для лечебных обертываний в Абано Терме добывают на местном озере под названием Лиспида. Затем в течение шестидесяти дают ей дозреть в специальных ёмкостях под воздействием термальной воды прямо в отеле. 

После грязевой аппликации в течение пятнадцати минут я погружалась в термальную ванну с резким запахом йода, от которого, с непривычки, первые дни перехватывало дыхание. Ну и апофеозом всему служила ингаляционная комната, где я втягивала ноздрями йод-бромные испарения с ароматом подпорченных яиц. 

После таких «экзекуций» хотелось не на завтрак в белый ресторан в белом халате и тапочках, а на свежий воздух. Но он был далеко. Ехать надо было аж до Венеции. 

Однако к четвертому дню пребывания я стала замечать, что запахи мне уже не так противны, как это было вначале. А еще через три дня даже начала находить в них приятные нотки, напоминающие детство на съемной даче под Звенигородом, где мы всем семейством к концу дачного сезона копали в огороде картошку. 

Если не зацикливаться на подобной специфике, от которой все равно деваться было некуда, эффект от обертываний был потрясающий – я летала. И это главное.

К вечеру постояльцы гостиницы, скинув с себя белые халаты и надев самое лучшее, что привезли в чемоданах, спускались на ужин: мужчины в пиджаках, а женщины на каблуках. Зал с белыми столами наполнялся яркими красками, негромким смехом, стуком столовых приборов и все это под ненавязчивые звуки фортепиано, доносившиеся из лобби-бара, расположенного по соседству. Веселье, если это так можно назвать, длилось обычно до полуночи. 

Затем всё постепенно затихало. Уморившиеся «пациенты» расходились по номерам, бармены собирали с барной стойки бокалы после дижестива, официанты выставляли на посудный столик ровными рядами белые фарфоровые чашки, в которых на следующее утро им предстояло разносить капучино с белой воздушной пенкой для людей в белых халатах. 

Так прошла первая, самая спокойная поездка на термы. Другие ознаменовались небольшими приключениями. Но о них в другой раз. 

Как относитесь к лечению водами и грязью? Пробовали? Помогало?