Поколение детей с ключами на шее... Вы помните, как шипел карбид в лужах? А знаком ли вам вкус битума и зеленых абрикосов с дерева? Вам тоже до сих пор снятся школьные линейки и злые завучихи? А доводилось ли вам в детстве носить очки и по этой причине получать массу обидных прозвищ и постоянно попадать в курьезные ситуации?

В моей новой книге собраны веселые и грустные истории из жизни маленького южного городка в последние годы существования СССР

...У нас было два соседа – инвалида-колясочника, и для их удобства половину лестницы в  подъезде залили бетоном, чтобы сделать спуск для их колясок. Дядя Игорь, в отличие от всеми любимого дяди Коли, был неприятной личностью. Бывший милиционер, попавший в аварию, из-за которой его парализовало, постоянно затевал со всеми склоки, писал бесконечные кляузы во всевозможные инстанции и подстраивал соседям мелкие гадости.

В маленьком городке всё на виду, и все знали, что авария произошла, когда они с коллегами неслись по трассе, пьяные в дрова. Впрочем, им удалось замять скандал и обставить это, как несчастный случай. Дядя Игорь даже получал повышенную пенсию за инвалидность «при исполнении». Раз в год в День милиции его навешали коллеги с бутылкой коньяку и красными гвоздиками.

Поговаривали, что на самом деле он вовсе не парализованный, а лишь притворяется, чтобы не терять пенсию. Кто-то из соседей видел, что он может вполне резво передвигаться на костылях. Почему-то образ ходячего дяди Игоря наводил на нас, детей, парализующий страх. 

Взрослые его избегали, дети откровенно боялись. У него были сын и дочь, наши ровесники. Красивая голубоглазая брюнетка Лина и светловолосый богатырь Леша. Лины все сторонились – она была нелюдимая и со странностями. Весь дом слышал ее жуткие истерики. Лину с утра до ночи распекал отец, она визжала и заходилась в диких воплях, у них в квартире постоянно что-то падало, грохотало - слышно было и в подъезде, и во дворе. Бабушки на лавочке называли ее не по имени, а «эта истеричка». Говорили, что он бьет ее костылями и она потом подолгу не ходит в школу из-за синяков. 

Лешу же все любили за неизменную приветливость, открытую улыбку и готовность помочь - донести тяжелые сумки соседке, помочь с неподдающимся замком первоклашке, присмотреть за чьей-то коляской, пока мама сбегает в магазин.

Однажды на школьной линейке выяснилось ужасное: всеобщий любимец Леша обворовал отца-инвалида.

Лешу вывели из строя, и при всей школе завуч по воспитательной работе рассказала ужасную историю.

Коллеги принесли в подарок дяде Игорю на День милиции коробку шоколадных конфет. А Леша их украл и - подумать только! - съел в одиночку.

– Как тебе не стыдно, Леша! – укоряла его завучиха. - Украл конфеты у родного отца! У инвалида! А еще пионер!

Эту показательную порку устроили по требованию дяди Игоря, который позвонил в школу и настоял, чтобы сыну сделали выговор «перед лицом его товарищей». Зная скандальный характер бывшего милиционера, руководству школы не оставалось ничего другого, кроме как уважить его просьбу - он подстраховался и нажаловался еще и в странную организацию под названием гороно (городской отдел народного образования).  И не поленился написать злобный пасквиль о сыне в городскую газету. 

А через несколько недель мать Леши и Лины, странная и необъяснимо веселая тетя Зоя в вечных кудельках, мимоходом сказала женщинам на лавочке, что Лешку тогда опозорили почем зря, а он и правда был не виноват, нашлись конфеты-то. Коробка лежала на стопке газет, сверху положили новые, так ее и погребло. Надо ли говорить, что извинений Леша так и не дождался…

И он, и Лина унесли ноги из отчего дома сразу после окончания школы. Оба поступили в университет, получили хорошее образование. Сейчас Леша - успешный бизнесмен, Лина - талантливый дизайнер. У них счастливые семьи.

И оба помогают и поддерживают своих родителей – несмотря ни на что. Отправляют их в санатории, привозят корзины цветов на праздники, холят и лелеют самодура и садиста отца и странноватую маму в кудельках, которая не смогла их защитить от отцовского террора.

...Наверное, так и должно быть – несмотря ни на что? Наверное, это и есть безусловная любовь?

***

Эта и множество других историй – в моей новой книге

Девочка с ключом на шее