Был теплый июньский день, с тополей облетал пух, морской бриз доносил тонкий аромат ирисов, пионов и отцветающей сирени, на фруктовых деревьях уже виднелись зеленые завязи будущих яблок, персиков, абрикосов и вишни, - начало щедрого южного лета. Мы с мамой куда-то шли. Мне было лет 6.

В нашем маленьком городке все со всеми знакомы, и мама то и дело останавливалась, чтобы поговорить с какой-нибудь своей  знакомой. Так мы и передвигались короткими перебежками - от тети Зины к тете Любе, и дальше в хорошем темпе минут десять, пока не встретили тетю Галю; вскоре на набережной мы наткнулись на тетю Ларису с близняшками Сашей и Пашей, а у фонтана прямо на нас вышла тетя Лида со своим пуделем Шпунтиком (в миру Шпунькой).

Пока мама обсуждала с тетеньками глобальные проблемы вроде рецепта яблочного пирога или того, где купить летние босоножки, я разглядывала деревья и проходящих людей, ковыряла землю носком сандалии, искала камешки, угольки и красивые стеклышки для “секретика”, прыгала на одной ноге по бордюру, стараясь сохранять равновесие, присаживалась на корточки, когда уставала, делала мостики для муравьев из сосновых иголок, собирала красивые голубые кипарисовые почки и пушистые шарики платанов.... Шпунька изводился не меньше меня, кружился юлой на месте, чесался, чихал и порывался убежать вместе со своим поводком.

Мне было очень тоскливо и я злилась на маму и этих бесконечных тетенек, которые постоянно попадались нам на пути. Наконец, мама наговорилась с тетей Лидой, обсудив все способы приготовления лечо, и мы пошли дальше по тенистой аллее.

Перед нами шла женщина, державшая за руку худенького смуглого мальчика со светлыми волосами. Она что-то сердито ему выговаривала, периодически дергая за руку. На нем была белая "бельевая" майка, короткие синие шорты и старые стоптанные сандалии. На затылке - белый вихор. Голова мальчика была понуро опущена, плечи вздрагивали, как будто он всхлипывал. Я прислушалась к их разговору.

- Я с тебя шкуру спущу! Как ты мог его потерять, дурья ты башка?

- Мама, я не знаю... Я больше не буду, мама!

- Чучело гороховое, ничего тебе поручить нельзя! За кефиром послала - даже этого не смог сделать, раззява! Рубль потерял! Целый рубль!

- Я найду! - с отчаянием в голосе проговорил мальчик.

- Ага, как же, найдешь! Ждет он тебя! - и она отвесила мальчику звонкий подзатыльник.

Я в ужасе остановилась и повернулась к маме. Она слушала их, нахмурившись. Посмотрела на меня, беспомощно пожала плечами, и мы пошли дальше.

- Я вот тут шел, никуда не сворачивал, - сбивчиво объяснял мальчик, сжавшись в ожидании новой затрещины. - Он должен быть где-нибудь здесь, под кустами!

- Под кустами, ишь! - она с силой тряхнула мальчика, схватив пятерней за плечо. - Я этот рубль у тебя из носа вытащу!

- Мама, как это она его вытащит из носа? - вполголоса спросила я свою маму. Я никогда раньше не слышала, чтобы так говорили. Мне представился чудесный фокус: потерянная вещь на самом деле не потерялась, и ее можно просто вытащить из носа, Мама еще больше нахмурилась и ничего мне не ответила.

- Я найду, честное слово, найду! - в голосе мальчика слышались слезы.

- Ууууу, бестолочь! Глаза бы мои тебя не видели! - она опять на него замахнулась.

Мы с мамой снова переглянулись. Мама достала из кошелька рубль, протянула мне с легким кивком в их сторону. Я поняла ее без слов.

Я забежала спереди и окликнула сердитую тетку:

- Извините, это не вы потеряли?

Она в первый момент в недоумении уставилась на меня, перевела взгляд на мою руку, в которой был зажат бумажный рубль, и ее напряженное красное лицо сразу же разгладилось и расплылось в умильной улыбке..

- Да, наш. Вот хорошая девочка, вот умничка! - заговорила она с приторной ласковостью, которая вряд ли кого-то могла ввести в заблуждение.

Мальчик, стоявший с опущенной головой, бросил на меня быстрый взгляд и снова понуро уставился в землю.

- Вот спасибочки вам, вот хорошо-то как, что люди порядочные! - снова запела тетка, теперь уже моей маме. - А то послала эту бестолочь за хлебом и кефиром, а он потерял, а мне что эти деньги, с неба падают? - как бы оправдываясь, жалобно заговорила она. Впрочем, этот тон плохо вязался со свирепым выражением ее лица. - Одна его рощу, хожу на больных ногах на работу, все для него, для Женечки, а он - болван и растяпа! - она сурово посмотрела на белобрысую Женину макушку.

Он, не поднимая глаз, чуть слышно прошелестел:

- Это не наш рубль. Наш был железный.

Мама схватила меня за руку и буквально уволокла в переулок, и оттуда - в другой, подальше от этой тенистой улицы с тополиным пухом на обочине, ленивыми голубями и всхлипывающим мальчиком. Я так и не узнала, чем закончилась эта душераздирающая сцена.

Мы долго шли молча. Наконец, я спросила:

- Мам, а рубль - это очень много?

- Ну, как тебе сказать. Чтобы тебе было понятно - это пять стаканчиков “Пломбира”.

- Много! - решительно сказала я. - Но тебе ведь не жалко, что мы им его отдали? Может, она перестанет его ругать?

- Боюсь, что не перестанет, - со вздохом ответила мама.

- Ну, тогда Женька вырастет и сам ее будет шпынять, да? Чтобы она поняла?

- Да, наверное, так и будет. Но и это тоже неправильно, - сказала мама задумчиво.

- А как правильно, мам? Что бы ты сделала, если бы я потеряла рубль?

- Ну, я бы точно не стала тебя лупить. Конечно, нужно быть внимательнее, взрослым нелегко достаются деньги. Может, это был их последний рубль. Но все равно так нельзя…

- И мы все-таки хорошо сделали, что отдали его им, правда? Хоть эта тетка и злая, но Женя, наверное, не такой? - Я подумала и добавила: - Ты можешь пять раз не покупать мне мороженое.

Мама рассмеялась:

- Я рада, что ты все правильно понимаешь. Давай пойдем в парк, покатаемся на "колесе обозрения" и съедим по мороженому, - с немного наигранной веселостью сказала она.

...Я еще долго думала об этой истории. И сейчас, когда я сама уже давно взрослая и у меня двое детей, я все равно не могу понять Женькину маму. Я не знаю, не могу судить, насколько тяжелой была ее жизнь и как ей доставались деньги, но до сих пор сжимается сердце, когда я вспоминаю худенькие Женькины плечики, вздрагивающие от рыданий. И это ее тошнотворное "вытащу через нос".

И я никогда - никогда! не ругаю своих детей за потерянные вещи. Потому что ни одна вещь на свете не этого стоит.

Глава из книги "Девочка с ключом на шее"

___

Вы помните, как шипел карбид в лужах? А знаком ли вам вкус битума и зеленых абрикосов с дерева? Вам тоже до сих пор снятся школьные линейки, экзамен по алгебре и злые завучихи? А доводилось ли вам носить очки в детстве и по этой причине получить массу обидных прозвищ? В книге собраны веселые и грустные истории из жизни автора, выросшей в маленьком южном городке в последние годы существования ссср

Купить книгу и поностальгировать о том светлом, безвозвратно ушедшем времени можно по ссылке

Мой телеграм-канал

Больше историй здесь и в Инстаграм