Все записи
15:55  /  16.04.19

3679просмотров

Нотр-Дам, который мы потеряли

+T -
Поделиться:

 Я писала это два года назад, после своей первой поездки в Париж

...Солнечным майским утром я приземлилась в аэропорту Шарль де Голль. Итак, Париж. Неделя на покорение и разграбление. Я вышла из самолета и поехала по ленте на паспортный контроль. Вокруг, как всегда в больших международных аэропортах, кипела жизнь во всех ее формах и проявлениях, объявляли рейсы, куда-то неслись люди, и вдруг заиграла какая-то французская песенка.

И до моего сознания внезапно дошло, что да, я правда в Париже, я сделала это, после всего, что было в моей жизни, я все-таки выжила и даже смогла свозить себя в Париж, это было невероятно, правда, особенно если знать некоторые обстоятельства моей непростой биографии :) Франция была тогда чем-то прекрасным  и недосягаемым, не для простых смертных, чем-то, что можно просто любить издалека, даже не мечтая приблизиться.

В детстве я увлекалась французской литературой и историей; потом, уже в университете, изучала средние века с уклоном в литературу, была безумно увлечена французскими королевскими династиями - знала их всех до седьмого колена, как родных. Но тогда, в лихие 90-ые, даже в самых смелых мечтах я не могла представить, что правда когда-то смогу побывать во Франции.

20 лет спустя поездка в Париж перестала быть чем-то недосягаемым, но это же “город любви”, не хочу ехать одна, дождусь прекрасного принца. Годы шли, принц запаздывал, а тут как раз в Париж собрались мои хорошие друзья из Мюнхена и звали потусить вместе. Звезды сошлись. Купила билет, забронировала отель,  4 часа - и вот я в Париже.

До этой поездки я не осознавала, какой это уникальный город. У меня в голове был набор клише: ну, Эйфелева башня, ну, Монмартр, Лувр, Мона Лиза, Елисейские поля, Мулен Руж, художники в  беретах, банальности, штампы, багеты, круассаны, l’amour toujours, ну, макаронс.

Но когда я, наконец, его увидела...  

В свою первую ночь  в Париже, несмотря на ранний старт, жуткую усталость, холод, дождь, закрывающиеся глаза и отваливающиеся нижние конечности, я бродила под дождем по берегу Сены до поздней ночи, потрясенно крутила головой во все стороны, и не могла надышаться и насмотреться.

Я не думала, что смогу полюбить какой-то город больше, чем люблю Венецию, но Парижу удалось меня переубедить :). Да, как говорят многочисленные критики Парижа, город уже не торт, местами просто очень не торт, некоторые районы Парижа похожи на Йоханнесбург. Однажды я по неопытности имела неосторожность вылезти на поверхность на станции метро Сталинград в 17-ом округе. Эти воспоминания нескоро сотрутся из моей памяти.

Я была единственным белым и неугрожающе выглядящим человеком в радиусе ста метров. Наверное, у меня очень эффективные ангелы-хранители, потому что мне удалось быстро унести оттуда ноги, живой и здоровой. Наверное, как-то так выглядят сравнительно развитые районы Хартума или Могадишо. 

Однако, все зависит от восприятия. Если не соваться в Сaн-Дени и другие подобные места, то будет Париж Дюма, Мопассана, Бальзака, Золя,  Хемингуэя, Фитцджеральда, Сартра. Город, который воспели Азнавур и Ив Монтан.

Даже Эйфелева башня - весьма сомнительный, с эстетической точки зрения, памятник архитектуры - производит неизгладимое впечатление, когда видишь ее ночью в огнях с другого берега Сены… Le Marais, площадь Вогезов, все эти улочки вокруг Лувра, резиденция кардинала Ришелье, трактиры, где Атос с Д’Артаньяном распивали бутылочку славного анжуйского перед тем, как продырявить пару каналий - гвардейцев кардинала...

А второе, и, пожалуй, самое сильное в моей жизни потрясение  - когда я в тот первый вечер в поисках метро случайно (да, такое бывает :)) набрела на Нотр-Дам. Было темно, холодно и пусто, ни души на улице, я очень устала, замерзла и хотела поскорее в Uber, душ и спать.

И выйдя на площадь с какой-то узкой улочки у таверны  я вдруг поднимаю глаза и вижу ЕГО. Это не передать словами. Я стояла под дождем, онемев, обомлев и потеряв чувство времени. Не знаю, сколько я так простояла.

Реальность превзошла любые ожидания. Это невероятное здание, известное с детства по классам истории искусств в художественной школе, по фильмам, картинам и фотографиям, по книге Гюго, просто потрясает воображение. 

Я прислонилась спиной к стене таверны напротив, смотрела на него во все глаза, и, кажется, даже плакала, переполнившись чувством благодарности уж не знаю кому - мирозданию, богу, судьбе, родителям, себе, или всем вместе - за то что я жива, здорова, сравнительно solvent и смогла это сделать - привезти себя в Париж  и увидеть Нотр-Дам своими глазами.

Дождь лил и лил, я совсем промокла я не чувствовала ног,  но не могла заставить себя уйти. Уйти и перестать смотреть на этот молчаливый, строгий, совершенный, невыразимо, пронзительно прекрасный Нотр-Дам, одиноко стоящий на пустой в это время суток площади? Уйти и лечь спать сейчас, когда он -  только мой, без толп туристов с селфи-палками, я могу стоять, смотреть во все глаза, впитывать его величие, видеть тени французских королей, большинство из которых венчались и были коронованы здесь, и, может быть, где-то рядом легкой тенью проскользнет Эсмеральда со своей козочкой...

Я стояла и не могла отвести от него глаз, промокла до нитки - мой зонт сломался в первый же час в Париже на мосту Берси от дикого порыва ветра (так что зонт мой увидел Париж и умер :).

Когда я, наконец, окоченевшими пальцами смогла вызвать Uber, было уже заполночь. Я так замерзла, что непроизвольным движением пальцев по сенсорному экрану нечаянно вызвала себе два разных такси (увидела потом по списанным деньгам).

Но я всего этого не замечала - у меня произошел какой-то катарсис, сброс всего, что было в моей жизни до этого момента.

Я видела Нотр-Дам. Он затмил все виденное и пережитое до этого момента. Я буду помнить это всегда, до последнего вздоха

Прошло 2 года.

Я снова спонтанно выбралась в Париж две недели назад, в конце марта. Там был по работе мой друг из Америки, а у меня выдалось несколько свободных дней и удачно нашлись недорогие билеты.

Ровно две недели назад я сидела на площади у Нотр-Дама. Был солнечный, невероятно теплый для начала апреля après-midi, расцвела сакура, все было залито золотым солнечным светом, я ждала друга, присев на камень у входа в Нотр-Дам, и впитывала в себя эту невероятную атмосферу, которую невозможно описать и передать словами, это надо чувствовать.

Весь этот свет и воздух, бескрайнее голубое небо Парижа, сияние, исходящее от отражающей небо Сены... 

Прошло две недели, и вечером 15 апреля в Нотр-Даме загорелся пожар.

Неземной красоты уникальные витражи - это были самые большие витражные розы в Европе.  

Крыша, шпиль, часы - символ собора. Деревянный орган*, гаргулии на крыше, готические завитки.  

Беспощадный равнодушный огонь уничтожил все.

В тот вечер я была на спорте. Взяв в руки телефон, я увидела кучу сообщений от друзей-парижан, которые начали бомбардировать меня душераздирающими видео, фото и ссылками на новости.

Нотр-Дам загорелся около 7 часов вечера. Если в этой невероятной трагедии вообще можно найти хоть что-то положительное, так это то, что пожар начался через 6 минут после ухода последнего посетителя. Слава богу, что обошлось без человеческих жертв, но все равно это трагедия глобального масштаба. Нотр-Дам горел один, никого не забрав с собой.

А мы ничего, совсем ничего не могли сделать, только в ужасе смотрели все вместе, всем миром в прямом эфире на то, как он уходит, и плакали от боли и бессилия... Ощущение "конца времен", похожее на то, что мир пережил 11 сентября 2001 года

Друзья-французы, смотревшие прямую трансляцию тушения пожара, слушали комментаторов и в телеграфном стиле передавали, что стены собора состоят большей частью из известняка, который при нагревании превращается в оксид кальция, то есть в негашеную известь. При контакте с водой получается гашеная известь со всеми вытекающими. Также по ТВ говорили, что время тушения пожара температура в Северной башне достигала 700 градусов и вода моментально испарялась

Как всегда, во время глобальных катастроф активизируются диванные войска, которые лучше всех знают, как тушить пожары, разбирать завалы после землятресений, воевать с ISIS, выруливать на падающих самолетах. Каждый суслик, как известно, агроном. Сусликам вторят приверженцы теории заговора. Подожгли-де алжирские гастербайтеры по приказу главного имама всея Ирана, который второй племянник Бин Ладена и сейчас мстит за Каддафи и порабощенных полинезийцев. Кто-то увидел "руку Путина", кто-то  - знамение Господне в страстную неделю накануне католической Пасхи... 

В комментариях к постам российских СМИ тут же активизировалось сразу несколько категорий кликуш, троллей и просто моральных уродов - любителей поплясать на пепелище. “Доигрались”, “так им и надо”, “понапускали Мухаммедов, вот результат”, “теперь на его месте мечеть построят” , “так им и надо за содомию и бездуховность” - это еще самые мягкие и политкорректные комментарии из всего виденного. Нет, конечно, было много сочувственных комментариев в рунете, и большинству людей все-таки свойственно нормальное восприятие - да, глобальная катастрофа, практически исчез памятник всемирного значения, но какой же все-так разительный контраст по сравнению с реакцией читателей иностранных СМИ…

Я проплакала полночи, обмениваясь новостями и глядя на ужасные фото и видео от друзей - парижан (и не только). Заснула около 4 часов утра. Утром, лишь открыв глаза, я первым делом начала читать новости. И снова не могла сдержать слез. 

Единственный раз я так плакала по причине, не касающейся меня лично, когда умер Шарль Азнавур.

Хочется, чтобы это был дурной сон. Мозг просто отказывается воспринимать сгоревший Нотр-Дам, как реальность. Собор пережил Столетнюю войну, Жакерию, Фронду, Ришелье и Мазарини, всех Бурбонов, шесть революций, две мировые войны… 200 лет строительства сгорело за 5 часов.

Большинство французских королей короновались именно в Нотр-Дам де Пари. Там хранились главные символы Парижа - мощи Святой Женевьевы, Сен-Дени и фрагмент венка Иисуса Христа, которые были в сгоревшем шпиле. Их переместили оттуда на время реставрации. Потеря этих реликвий была бы беспрецедентной - это святыни не только Парижа и Франции, но и всего христианского мира. Не говоря уже о венце Иисуса Христа, для которого построили Сент-Шапель, а еще часть креста Иисуса Христа и гвоздь из него. Как стало известно сегодня, 16 апреля, реликвии из Нотр-Дама перевезли в Лувр, где останутся до завершения реставрации.

Да, остались стены, да, его восстановят, да, получится талантливый новострой, который, надеюсь, не будет выглядеть, как лубочная картонная Венеция в Лас Вегасе. Дело даже не в особой красоте Нотр-Дама, а в энергетике и тех эмоциях, которые он нес, во влиянии, которое он оказал на литературу, музыку, историю, искусство...  

Но Париж справится.  Останется шрам, но время лечит все. 

Семейство Пино, одно из богатейших в стране, объявило о пожертвовании в 100 млн евро. Другая состоятельная семья - Арно - добавила 200 млн евро. По предварительным оценкам, стоимость восстановения составит несколько миллиардов евро, точную оценку пока сделать невозможно. 

По мнению французского лесопромышленника Сильвена Шарлуа  (Sylvain Charlois), на восстановление деревянных конструкций стропил потребуется 3000 куб.м. древесины дуба. Формирование запасов может занять несколько лет ( Le Monde)

Объявлен сбор средств, и люди со всего мира с радостью помогут восстановить легенду. И это тоже будет очень мощная энергетика. Отстроили заново Нюрнберг и Дрезден, отстроят и Нотр-Дам. И мы все, кто болел и переживал за него в эту жуткую ночь, кто со слезами радости вчитывался в новости о том что пожару не удалось разрушить собор дотла, мы окажем посильную помощь и вложим в новый собор частицу своего сердца.

И для будущих поколений, лет так через 500, это станет частью истории собора. 

А еще я подумала о том, что нельзя, ну вот нельзя откладывать жизнь "на завтра". Никто не знает, что будет с нами и с миром даже через час. Нотр-Дам стоял около тысячи лет, и казалось, что он будет стоят вечно... Даже в самом страшном апокалиптическом сценарии сложно было представить, что его вдруг может не стать.

Все еще трудно осознать масштаб потери, но какое же все-таки счастье, что я успела и увидела, и эти воспоминания теперь со мной навсегда. Денег никогда не бывает достаточно - во всяком случае, в моей реальности :) Туфли сносятся, машина превратится в металлолом, а апрельский Нотр-Дам, залитый солнечным светом в розовом кружеве цветущей сакуры будет со мной, сколько живу.

Не откладывайте на завтра. Барселона, Лиссабон, Амстердам, Лондон, Рим, Вена Париж, Венеция, Брюгге, Зальцбург, Будапешт, Гавана, Рио, Токио, Сидней, Бангкок, Дели - езжайте, смотрите, пробуйте, впитывайте эмоции, запасайтесь воспоминаниями. We only live once

Updated

И да, вива французским пожарным, на головы которых лили ушаты помоев на протяжении всех этих страшных часов  все, кому не лень, начиная от Трампа и заканчивая диванными экспертами, которые лучше всех знают, как качать воду из Сены и тушить пожары с самолетов. 

Кому, как не им, было важно спасти то, что можно спасти.  Герои. 

Фото:

Philippe Wojazer  Reuters, Pixabay

_______

*как выяснилось позже, орган удалось спасти. Он залит водой, но не потерян