Все записи
14:29  /  10.07.19

8856просмотров

Сестры - заложницы судебной системы. Комментарий бывшего сотрудника прокуратуры

+T -
Поделиться:

27 июля 2018 года в доме номер 56 на Алтуфьевском шоссе в Москве произошло убийство. Сестры Крестина (19) Ангелина (18) и Мария (17) вызвали полицию и признались в убийстве своего отца, Михаила Хачатуряна 57 лет.

Следствием и судебно-медицинской экспертизой установлено, что девочки жили в условиях многолетнего непрекращающегося физического, психо-эмоционального и сексуального насилия

Следствие длилось 11 месяцев. 14 июня 2019 года следственный комитет  предъявил сестрам окончательное обвинение по этому делу. Статья 105 ч. 2 УК «Убийство группой лиц по предварительному сговору». От 8 до 20 лет лишения свободы. 

В переквалификации дела в “превышение самообороны” был отказано

Несмотря на то, что мотив преступления, по словам адвоката Крестины Алексея Липцера, изменился — официально он звучит как «личная неприязнь, обусловленная причинением их отцом на протяжении длительного периода времени своим дочерям физических и психических страданий», — квалификация осталась прежней.

Дело сестер Хачатурян может стать прецедентом, расширяющим понятие «необходимая самооборона» в условиях продолжительного домашнего притеснения и угнетения личности 

И невзирая на все истязания, насилие и мучения, которые довелось им пережить за свою маленькую жизнь, три девочки-погодки, с рождения жившие в аду, пойдут под суд, как особо опасные преступницы.

Сестры отказались от любого наследства. Никакой корысти в их действиях не было - лишь инстинкт самосохранения. Желание избавиться от мучителя, превратившего их жизнь в ад.

Комментарий по “делу сестер” предоставил Александр Шахов, юрист, психолог, руководитель Центра психологической помощи

Александр - юрист.  Он работал в органах прокуратуры, в том числе на должностях следователя, следователя по особо важным делам, заместителя прокурора, прокурора города и первого заместителя руководителя следственного управления в одном из федеральных округов. 10 лет назад он получил образование психолога и сейчас работает по этой специальности.

Александр дал оценку юридической и психологической составляющих этого дела, проанализировав данные из открытых источников. 

С точки зрения юриста

При изучении обстоятельств дела становится ясно (и следствие это признало), что убийство, которое совершили девушки выглядит, как самооборона. 

В классическом понимании самооборона - это причинение вреда нападающему в тот момент, когда он совершает активные противоправные действия в отношении потерпевшего лица или в отношении других лиц. 

Есть пределы необходимой обороны и это самая главная вещь, которую надо определить юристам, нет ли превышения пределов необходимой обороны, потому что если они превышены, деяние квалифицируется либо как превышение пределов необходимой самообороны, либо как умышленное убийство. 

Если вас, к примеру, избили, и обидчик ушел и спит у себя в комнате, вы взяли нож, пришли и убили его из мести, то в данном случае это будет превышение пределов  необходимой самообороны. 

 В начале у следствия, похоже, была именно такая версия, потому что наличие большого количества колото-резаных ран (от 35-45), использование различных орудий причинения вреда (молоток, тупые орудия) говорят о том, что нападавшие действовали слаженно, и это свидетельствует о некоем умысле. Из тех источников, которые есть в моем распоряжении, узнал, что убитый Хачатурян спал в своей комнате, нападения фактически не было. И сестры могли договориться, преднамеренно и предумышленно совершить убийство. 

Но! В толковании пленума Верховного суда есть пояснение, что необходимая оборона может признаваться в ситуациях, когда для подозреваемого лица (подсудимого)  был неясен момент окончания, и в случае если истязания носят продолжительный системный характер, то для лица может быть неясен момент, что нападение окончено. 

В данном случае похоже, что так и было. Если издевательства имели место, а похоже, что следствие их установило, потому что у всех трех обвиняемых сестер были обнаружены психические расстройства: одну из них признали невменяемой, у двух посттравматическое расстройство, то это свидетельствует о том, что была длительная психотравмирующая ситуация, это подтверждается показаниями очевидцев, свидетелей, близких. 

Сам покойный накануне вышел из психоневрологического диспансера - очевидно, что проблемы с головой, говоря бытовым языком, у него были. Оценивая обстоятельства дела, следствие должно было прийти к выводу, что действия убитого Хачатурян должны признаваться, как издевательства, длительная психотравмирующая ситуация, окончание которой для сестер не была очевидной. 

С юридической точки зрения сестры Хачатурян имеют право на признание своих действий необходимой обороной и освобождением от уголовной ответственности. 

Как человек, работавший в Прокуратуре, могу сказать о некоторых подводных камнях этого дела, и почему именно прокуратура не спешит признать сестер невиновными. 

Проблема заключается в аресте. Дело в том, что произошло жестокое групповое убийство, и следствию нужно было реагировать, срочно найти подозреваемых. Это работа следователей и работников органов уголовного розыска. 

Подозреваемые были найдены и признались в совершении преступления. Однако, мотивация и обстоятельства преступления -  это процесс выяснения в ходе следствия, и он не может быть быстрым. 

Нужно проведение экспертиз, психоневрологических в том числе, криминалистических, биологических, судебно-медицинских экспертиз трупа. То есть это довольно долгий процесс. 

Сама экспертиза длится не меньше месяца и может занимать еще больше времени, есть очереди в экспертных учреждениях. Конечно, нужно время. 

До установления обстоятельств преступления подозреваемые вынужденно содержатся под стражей. 

Потом наступил сложный момент: обстоятельства дела говорят о том, что у обвиняемых есть причины, оправдывающие. Следствие и прокуратура вынуждены прекратить уголовное дело и отпустить подозреваемых, а это значит, что они должны признать, что арест произошел незаконно, аресту подверглись по сути невиновные люди, но на момент задержания это было не ясно. 

И в прокуратуре, а также следственном комитете до сих пор существует эта старая советская система учета и статистики. 

Если прокурор в своем регионе допустил факт необоснованного ареста, за это очень жестоко наказывают, за этим следит Генеральная  Прокуратура, Следственный комитет, Суд по правам человека, который обращает внимание на то, что в данном государстве производятся незаконные аресты. 

Оправдание после незаконного ареста является самым серьезным показателем ненадлежащего исполнения обязанностей. За это даже снимают с должности прокуроров городов. 

Прокуратура и Следственный комитет в данном случае просто боятся признать, что действительно сестры Хачатурян подлежат освобождению в связи с тем, что в их действиях, похоже, усматриваются признаки необходимой обороны. 

Обычно Прокуратура и Следственный комитет передают ответственность суду. Дело просто направляется в суд по обвинению в каком-то преступлении, желательно в преступлении большего масштаба. 

Почему? Потому что в суде переход на более тяжкую статью невозможен! 

Суды не имеют права выполнять обвинительную функцию, поэтому если вы направите дело по необходимой обороне, суд не сможет предъявить обвинения в умышленном убийстве группой лиц, что является тяжким преступлением. 

Поэтому стандартной ситуацией будет, когда Следственный комитет направляет дело в суд по более тяжкой статье, рассчитывая, что суды перейдут на менее тяжкое преступление, что возможно в соответствии с Уголовным кодексом РФ. Вот такая практика сложилась в России. Она долгое время держится, и у  меня нет никаких оснований считать, что практика изменилась за те 10 лет, что я нахожусь на пенсии по выслуге лет. 

Сестры Хачатурян стали заложниками самой правовой системы, которая у нас есть, пережитка советской юриспруденции еще времен прокурора Вышинского, которая не позволяет следователю по большому счету быть самостоятельным лицом, несмотря на декларацию о процессуальном кодексе. 

Де факто, работу следователя постоянно контролируют вышестоящие органы и руководствуются не только законом, но и внутриведомственными инструкциями и даже негласными требованиями к статистике. 

Даже если следователь убежден, что человек невиновен, по собственному решению он освободить его не может, де-юро может, но де-факто, его просто отстранят от следствия, уволят, потому что нельзя ни в коем случае понижать показатели работы правоохранительных органов, что негативно отразится на карьере вышестоящих начальников, в том числе на финансовом аспекте в виде лишения премии, выговоров и пр.  

 С точки зрения психолога

Почему жертвам никто не помогает? Само состояние жертвы, когда человек систематически подвергается унижениям, истязаниям, включает механизм так называемой “выученной беспомощности”. 

Этот феномен был открыт и изучен еще в прошлом веке. Проводились эксперименты, когда собаки помещались в вольер, а по полу клетки проводили ток. Вольер разделялся на две половины проволочной стеной, которую собака не могла перепрыгнуть. Спустя время собака привыкала к тому, что ее бьет током, она не может сбежать и прекращала все попытки выбраться. Далее ученые убирали разделяющую стену и у собаки появлялась возможность перейти на безопасную сторону, однако собака по-прежнему просто прижимала уши и скулила, то есть она отказывалась искать решение, выход. Те же самые процессы в принципе происходят у человека. 

У каждого из нас есть определенный ресурс преодоления трудностей. При пресыщении предела стресса наступает синдром “выученной беспомощности”. Предприняв неудачные попытки избежать издевательства над собой и поняв, что никто не поможет, не сможет спасти, а бежать некуда, люди ломаются и перестают предпринимать любые попытки к спасению, и просто смиренно принимают издевательства. 

Возникает такая "рабская психология". Психология жертвы хорошо объяснена Стивеном Карпманом. Он описал ситуацию, часто происходящую в жизни людей, получившей название «драматический треугольник Карпмана», где есть жертва, преследователь и спасатель.

У жертвы есть определенные психологические причины и мотивы, объясняющие, почему многие из них остаются в треугольнике и позволяют агрессорам издеваться над собой, так называемый «садомазохистский симбиоз». Это часто можно видеть в семьях алкоголиков, где алкоголик - муж пьет, бьет жену, издевается над ней. А та по какой-то причине не уходит. 

Основной причиной того, почему жертва по-прежнему остается вместе с преследователем - ЕЙ СТРАШНО. Жертва не приспособлена к самостоятельной жизни, для нее выход в реальную жизнь и решение реальных проблем представляются более страшными, чем остаться с преследователем. 

Преследователь, как самый сильный зверь, вожак стаи - он бьет жертву, но бьет и врагов, выступая в то же время защитником. Поэтому в какой-то мере жертва чувствует себя в безопасности: рядом с ней свирепый неуравновешенный зверь, но все же он кидается и на других. 

Очевидно, что сестры Хачатурян в столь юном возрасте не могли справиться с проблемами внешнего мира, они не могли, не знали, как решить проблему. В данном случае возникают очень большие вопросы к окружению, друзьям, которые должны были из чувства сострадания обратить внимание на нечеловеческие условия, в которых жили эти девочки. 

Выходом из этой ситуации я вижу создание службы психологической помощи, куда люди могут обратиться и при этом психологи будут обязаны, как и врачи скорой помощи, сообщать органам правопорядка, что в отношении лица совершаются противоправные действия, чтобы органы правопорядка принимали соответствующие меры. 

Еще один момент. 

К сожалению, государство недостаточно серьезно относится к такому понятию, как психологическое здоровье. Есть вопросы к тому психоневрологическому учреждению, в котором лечился Хачатурян. Неужели психиатры не видели его агрессивный настроенности? Конечно, тут есть и вопросы к определенному мировоззрению самого Хачатуряна: по некоторым данным, он был очень религиозным человеком, и практика психологов говорит о том, что религиозное мировоззрение часто является “индульгенцией” для фанатиков, которые используют религиозные нормы с целью насилия

 ***

Подробный материал с хронологией событий и основными деталями этого дела

Мы призываем всех, кому не чуждо сострадание и чувство справедливости, не молчать и присоединяться к поддержке пересмотра обвинения в адрес сестер Хачатурян.  Им необходима реабилитация. Тюрьма окончательно убьет их веру в людей и справедливость. Если обвинение устоит, это будет провал, потому что это будет трансляцией государством сомнительных ценностей. Судебная система не должна быть механизированной, необходимо учитывать контекст, ведь речь идет о живых людях, детях

ЕСЛИ СЕСТЕР ОСУДЯТ, ВСЕ ЖЕРТВЫ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ БУДУТ ДУМАТЬ, ЧТО ЗАКОН НА СТОРОНЕ АГРЕССОРА 

 В борьбе за справедливость очень важна максимальная огласка

 Петиция (подписали уже более 130 000 человек) 

 Форма обращений в СК РФ и Генеральную прокуратуру РФ в защиту сестер:

Нужно только заполнить поля со своим именем, адресом и телефоном и подписать, живое письмо поступит в органы и вам придет ответ в письменном виде

http://podpishi.org/sisters-sk

http://podpishi.org/sisters-prokuratura

Для того, чтобы держать руку на пульсе, можно вступить в группу и подписаться на обновления “Марш сестер” Facebook 

 Юрист и правозащитник Алена Попова 

 Юрист и правозащитник Мари Давтян 

Ангелина, Крестина, Мария, девочки, мы с вами ❤️❤️❤️

Комментировать Всего 5 комментариев

Это действительно юрист? Он говорит совершенно удивительные вещи....

Я не проверяла его дипломы :)) Но адвокаты видели материал перед публикацией и у них нет возражений 

А с чем именно вы несогласны? Конечно, про "закрыть дело и отпустить" звучит фантастически, все-таки это убийство. Но остальное (на взгляд дилетанта) выглядит вполне логично

Ну этого одного достаточно, чтобы усомниться в наличии у эксперта каких-то знаний в этой сфере.  Но успехов тем не менее.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц